14:1612.03.10

Нефтегаз должен компенсировать ущерб, нанесённый рыбной промышленности при освоении Штокмана, в адекватной форме

Нефтегаз должен компенсировать ущерб, нанесённый рыбной промышленности при освоении Штокмана, в адекватной форме

Такую точку зрения представил в своём докладе «Актуальные проблемы взаимодействия нефтегазовой и рыбохозяйственной отраслей промышленности при освоении ресурсов шельфа арктических морей» Олег Титов (на фото), заместитель директора ПИНРО по научной работе.
Как ИА «Норд-Ньюс» уже сообщало, этот доклад прозвучал сегодня на международной научно-практической конференции «Развитие рыбопромышленного и нефтегазового бизнеса в Арктическом регионе», подготовленной Мурманским государственным техническим университетом.
«Освоение нефтегазовых месторождений - это важнейший фактор социально-экономического развития Баренцевоморского региона, - подчеркнул Олег Владимирович. - И здесь имеется в виду не только Штокман, но и месторождения в море Лаптевых и в Карском. Их развитие обязательно должно быть увязано с работой рыбохозяйственной отрасли. Рыбохозяйственная наука своим пониманием проблем обеспечивает экологическую безопасность процесса добычи нефти и газа».
Арктические моря и Баренцево море в частности являются важными районами Мирового океана, отметил Олег Титов. С 60-х годов прошлого века в Баренцевом море наблюдается некоторый спад продуктивности, и, тем не менее, процент добычи биоресурсов достаточно высок и составляет 5% от всего мирового промысла. В Мировом океане больше нет такого морского района, как Баренцево море, где бы промысловые стада сохранились в таком хорошем состоянии. Это ставится в заслугу хорошей совместной управленческой работе специалистов России и Норвегии. Кроме того, Баренцево море - благополучный в экологическом плане район. Единственный объект, у которого отмечается высокий уровень загрязнения тяжелыми металлами и углеводородами, это камчатский краб. Но всё это «добро» откладывается у него в органе, играющем роль печени, и этот орган в пищу человека не идёт. Поэтому, можно сказать, что и камчатский краб в Баренцевом море - экологически чистый продукт.
В прибрежных районах, в Кольском заливе донные отложения загрязнены нефтяными углеводородами, являющимися продуктами судоходства. Сейчас учёные ПИНРО и их норвежские коллеги изучают более широкий спектр загрязняющих веществ, которые переносятся атлантическими потоками с юга. Эти загрязнения не очень влияют на рыболовство, а вот грядущая морская добыча нефти и газа связана с большими рисками для этого процесса.
Освоение шельфа арктических морей характеризуется большой удалённостью от промышленно-развитых районов, отсутствием производственной инфраструктуры и инфраструктуры, связанной с проведением аварийно-спасательных работ. Это делает экосистему арктических морей уязвимой.
«Для одновременного устойчивого развития нефтегазовой и рыбохозяйственной отраслей необходимо знание процессов, происходящих в окружающей среде, - отметил Олег Титов. - Важно знать естественные природные изменения экосистемы. Такая информация позволит оценить воздействие нефтегазового комплекса на окружающую среду, спланировать экологические мероприятия. Рыбная промышленность и рыбохозяйственная наука в этом отношении обладают большим потенциалом. В течение десятилетий на научных и промышленных судах проводятся мониторинговые исследования окружающей среды. В качестве источников информации используются также данные норвежских коллег, гидрометеорологов и даже интернет-ресурсов. Большой объём информации получаем при совместной с коллегами из БИМИ - Бергенского института морских исследований - экосистемной съёмке, которая проводится ежегодно и длится по 2 месяца. С помощью этих исследований можно не только узнать запасы биоресурсов, но и оценить воздействие нефтегазового комплекса на окружающую среду. В последние 2 года ПИНРО полностью осуществляет экологическое сопровождение предпроектных работ по Штокману. Практика показала их эффективность. Современные технологии позволяют минимизировать воздействие нефтегаза на окружающую среду».
Изменение климатических условий может спровоцировать уход рыбы из традиционных морских районов на юг. А может, и нет. И тогда будет непонятно, повлиял ли на уход рыбы прокладка трубопровода или глобальное потепление. В предпроектных документах по Штокману нужно учитывать климатические изменения. Карское море, например, всегда считалось «ледяным мешком», и предполагалось, что рыбы там нет. А два года назад экспедиция учёных ПИНРО обнаружила в этом море запасы гренландского палтуса.
Но, несмотря на то, что климатическая ситуация меняется, сваливать все «грехи» на природу нельзя. Освоение шельфа в любом случае приведёт к отрицательному воздействию на экологию моря. Поэтому нефтегаз должен предусмотреть адекватную компенсацию рыбной промышленности. Здесь идёт речь о пастбищном выращивании биоресурсов, в частности трески и камчатского краба, с дальнейшим выпуском молоди в морские районы, пострадавшие от работы газовиков и нефтяников. К сожалению, несмотря на уже достаточно большой опыт работы Госкорпорации «Газпром» на российских шельфах, в законодательстве компенсационные мероприятия так и не предусмотрены.

Поделиться: