14:0807.04.10

Чужой земли не надо нам ни пяди, но и своей вершка не отдадим! 

Чужой земли не надо нам ни пяди, но и своей вершка не отдадим! 

Сегодня в 16 часов в ПИНРО в рамках визита главы Росрыболовства Андрея Крайнего в Мурманск  пройдёт заседание рабочей группы, которая готовит предложения по разграничению морских пространств между Россией и Норвегией в Баренцевом море и Северном Ледовитом океане. 
Эта тема, как пояснил ИА «Nord-news» Вячеслав Зиланов, председатель Координационного Совета «Севрыба» обсуждается между нашими странами с 70-х годов прошлого века. То есть, вот уже 40 лет.
- Близится ли обсуждению конец? Может, эта несостыковка интересов сохранится ещё столько же - будем бродить ещё 40 лет вокруг да около, как Моисей с избранным народом в поиске земли обетованной? - эти вопросы корреспондент ИА «Nord-news» адресовала Вячеславу Константиновичу.
- Ничего страшного. Пусть будет так. Мы не должны уступать ни пяди, - ответил ветеран отечественной рыбной отрасли.
Обрисуем вкратце суть проблемы, используя материалы известного специалиста из Москвы, эксперта по международно-правовым проблемам Арктики Александра Орешенкова.
«Россия имеет неурегулированные проблемы делимитации морских пространств со своими арктическими соседями и на востоке, и на западе. Нынешние разграничительные линии между Россией и ее соседями по Северному Ледовитому океану отсчитываются от сухопутных арктических пространств, права на часть которых Россия в позапрошлом и прошлом веках утратила, а приобрели - США и Норвегия. Самыми значительными утратами стали Аляска и Шпицберген.
С XVII по середину ХIХ веков на Шпицбергене были постоянные поселения архангельских поморов, и сначала Московское государство, а затем Россия фактически осуществляли эффективную оккупацию этого архипелага, что давало ей основания объявить его частью своей территории. В результате разорения прибрежных архангельских сел англо-французской эскадрой во время Крымской войны зимовки поморов на Шпицбергене прекратились.
В начале 1870-х годов Швеция решила построить на архипелаге поселок и предложила европейским странам в этой связи передать Шпицберген под суверенитет находившейся с ней в унии Норвегии. Это предложение не встретило поддержки со стороны России. В 1905 г. после выхода из унии Норвегия уже сама продолжила попытки приобрести Шпицберген. Россия первой признала ее независимость, но не поддержала такие планы.
Незначительное по времени постоянное проживание норвежцев на этом архипелаге, выражавшееся, в частности, в том, что большая часть норвежских зимовщиков добывала уголь на земельном участке, принадлежавшем гражданину США Д. Лонгиеру, не подпадало под определение эффективной оккупации и не позволяло требовать на этом основании признания норвежского суверенитета над архипелагом. В этой связи основой требований Норвегии о территориальном приобретении Шпицбергена на Версальской мирной конференции было возмещение потерь, понесенных норвежским торговым флотом в годы Первой мировой войны.
По Парижскому договору о Шпицбергене, подписанному в 1920 году в Версале без участия России, страны, участвующие в нем, согласились признать суверенитет Норвегии над этим архипелагом на определенных условиях.
В 1924 г. Советский Союз признал суверенитет Норвегии над Шпицбергеном в ответ на дипломатическое признание со стороны норвежского государства. При этом СССР обязался не выдвигать возражений против договора о Шпицбергене и прилагаемого к нему дополнительного международного соглашения о горном уставе, которое на момент такого заявления не было до конца ни разработано, ни, тем более, утверждено.
А это дополнительное соглашение не только определяет режим Шпицбергена, но и может стать ключом к установлению в прилегающих к архипелагу пространствах, составляющих в совокупности более 1 млн. кв. км, такого же режима, как и на архипелаге, что крайне невыгодно для Норвегии. Этот режим может также стать ключом к решению тех задач, которые поставило перед нашими органами безопасности руководство России.
Сейчас практическое значение Шпицбергена для России определяется рядом факторов экономического и геополитического характера. В первую очередь, речь идет о богатых рыбой районах, находящихся в прилегающих к Шпицбергену морских пространствах. Первыми их начали осваивать российские промысловики. Норвежцы создали в 1977 г. здесь так называемую не дискриминационную рыбоохранную зону, никак не связанную с тем режимом, установление которого предусматривают положения Парижского договора о Шпицбергене 1920 г.
С учетом того, что в прилегающих к архипелагу пространствах может находиться до 1 процента мировых нефтегазовых запасов, Норвегия в 1985 г. установила в шельфовых пространствах в зоне действия договора о Шпицбергене (за исключением территории архипелага, где предусмотрен весьма низкий уровень налогообложения) нормы нефтегазового закона континентальной части страны.
Тем самым Норвегия, применив специфические приемы юридической техники, вывела прилегающие к архипелагу пространства из-под действия договора о Шпицбергене и пытается за счет законодательного, административного и суверенного ресурса регулировать правоотношения в зоне действия договора о Шпицбергене нормами национального законодательства, не имеющими никакого отношения к договорному режиму архипелага.
При разграничении морских арктических пространств с соседями наша страна ориентируется на границы полярного сектора, которые были установлены еще в прошлом и позапрошлом веках. Единственным государством, границы арктического сектора которого установлены в международном договорном порядке являются США. С восточной стороны ее сектора соответствующая линия была установлена положениями российско-английской Конвенции 1825 года о границе между российской Аляской и английским доминионом Канада, а на западе - российско-американской Конвенцией 1867 года об уступке Аляски. В первом случае линия шла из моря Бофорта до Северного полюса, а во втором - из Берингова пролива также до Северного полюса.
В 1926 г. СССР и Канада своими национальными законодательными актами завершили определение статуса сухопутных пространств в полярных секторах и соответственно их западную и восточную границы. У западной границы российского арктического сектора образовалась прямоугольная впадина, наличие которой объясняется учетом координат, указанных в договоре о Шпицбергене. В свою очередь, эти координаты были предложены в 1910 году Россией в проекте Конвенции о Шпицбергене, разработка которой велась до Первой мировой войны. В 1919 году эти положения российского проекта Конвенции были механически перенесены в проект договора о Шпицбергене, а затем продублированы в решениях Советского правительства об установлении границ полярного сектора.
Ориентация Советского Союза на границы полярного сектора при разграничении пространств в морской Арктике бала выгодна США, но не выгодна Норвегии, которая, кстати, придерживается принципа срединной линии при разграничении здесь пространств со всеми своими соседями. В 1990 г. США заключили с СССР Соглашение о разграничении морских пространств, в основу которого были положены разграничительные линии российско-американской конвенции 1867 года.
По мнению немногочисленных российских экспертов по Арктике, Советский Союз больше потерял, чем выиграл от заключения соглашения 1990 г., не ратифицированного до настоящего времени российскими законодателями. При этом эксперты-политологи считают, что в его основе лежало желание тогдашнего советского руководства укрепить отношения с США, а эксперты, специализирующиеся в области международно-правовой проблематики Северного Ледовитого океана, - повлиять на позицию Норвегии на переговорах о разделе морских пространств в Баренцевом море. Однако ни те, ни другие надежды не оправдались. Россия вот уже скоро 40 лет ведет переговоры с Норвегией о делимитации морских пространств в Баренцевом море и Северном Ледовитом океане.
Площадь спорных пространств между Россией и соседними арктическими странами равна приблизительно 200 тысяч кв. км. В пределах расположенного здесь перспективного на нефть и газ шельфа может находиться более 2 процентов мировых запасов этих природных ресурсов. Если в годы войны судьбу таких пространств на европейской суше решало искусство военачальников, то сейчас при разграничении шельфовых пространств между Россией и ее соседями в Арктике первую скрипку должны сыграть юристы-международники, а также политики и дипломаты».

Поделиться: