08:0711.06.10

Владимир Путин, председатель правительства России: «А подойдем поближе к 2012 году, посмотрим. Мы, естественно, уже думаем на эту тему с президентом Медведевым»

Владимир Путин, председатель правительства России: «А подойдем поближе к 2012 году, посмотрим. Мы, естественно, уже думаем на эту тему с президентом Медведевым»

В преддверии рабочего визита во Францию председатель правительства России Владимир Путин дал интервью агентству «Франс Пресс» и телеканалу «Франс 2», часть которого мы и приводим для наших читателей.
Вопрос: 
Несколько месяцев назад произошел кризис доверия в зоне евро. В России есть достаточно большие валютные запасы в евро - около 40%. Доверяете ли Вы по-прежнему евро, верите ли Вы в европейскую валюту?
В.В. Путин:
Доверяем и верим. Иначе не держали бы такое огромное количество наших средств, золотовалютных резервов в европейской валюте.
Да, проблемы есть. Я сейчас не буду обсуждать, откуда они возникли. Европейские лидеры об этом говорят много, убедительно. И, на мой взгляд, верно. Нужно повышать дисциплину, нужно следить за дефицитами бюджета. Вообще, много еще что нужно делать. Нужно менять отчасти валютное законодательство. Нужно, чтобы оно было одинаковым, во всяком случае максимально одинаковым для всех членов Евросоюза.
Но в целом фундаментальные основы европейской экономики достаточно крепкие. Есть безусловные лидеры стабильности. Это экономика Германии, Франции. И никто не заинтересован в разрушении Евросоюза. Я думаю, что госпожа Меркель права: не будет евро - не будет Евросоюза. Даже если это что-то будет называться Евросоюзом.
И вот в разрушении этой структуры, которая создана усилиями многих поколений и так тяжело и трудно создавалась - а я убежден, что это абсолютно правильный процесс, позитивный в целом для мира, для мировой экономики, для мировой безопасности, - нет заинтересованных в разрушении Евросоюза. Да и объективных условий для падения евро тоже не существует. Да, есть какие-то сложности. Они, уверен, носят временный характер. Да, придется, конечно, Европейскому центральному банку подпечатать немножко банкнот, потому что иначе не может быть, если Европейский центральный банк объявил о том, что он готов скупать государственные обязательства. За счет чего скупать-то будет? В основном, конечно, за счет эмиссии.
Я считаю, что рынок Евросоюза большой - 300 млн человек. Многие страны используют евро как свои резервы. Евро в ходу во многих странах мира. Я не думаю, даже уверен, что эта эмиссия на европейской экономике не отразится как-то уж особенно негативно. Да и резервы есть, можно резервы задействовать в конце концов.
Поэтому в целом европейские экономические власти действуют абсолютно корректно и правильно. И это - еще одно подтверждение того, что мы не собираемся менять своего отношения к евро как к резервной валюте, как части нашего резерва.
Вопрос:
Какое влияние кризис оказал на экономическую активность в России, на экономику России? Произойдет ли подъем этой активности в 2010 году?

В.В. Путин: 
Да, конечно. Так мы уже это наблюдаем. Во-первых, падение было существенным, заметным и болезненным. Связано это со структурой российской экономики. Она нуждается в диверсификации. Это очевидный факт. Мы об этом говорили еще лет пять назад. Но эта экономика складывалась такой, какая она есть, на протяжении десятилетий, и резко изменить эту структуру вряд ли представляется возможным. Тем более в условиях, когда наши основные экспортные сырьевые товары - металлы, химия, углеводороды - держатся в цене на мировых рынках.
Конечно, инвесторы стараются вложить свои деньги в такие сектора экономики, которые приносят большую отдачу, и желательно побыстрее.
Такова структура экономики России. Поэтому при падении на мировых рынках стоимости этих товаров и при падении спроса на них резко сократилась и российская экономика.
Например, угольная промышленность у нас процентов на 60, а то и на все 65 работала на экспорт. Просто для примера. Потребности в угле сократились, цены упали, двойной удар прошел сразу по отрасли. То же самое пошло дальше и в металлургической промышленности. Примерно такая же картина наблюдается и в углеводородах, и в химической промышленности, и в автомобильной.
Но уже за первый квартал текущего года мы наблюдаем существенный рост промышленного производства и рост валового внутреннего продукта. То есть экономика начала расти. Эта тенденция уже обозначилась в конце прошлого года. Но сейчас она все набирает и набирает обороты.
Кстати говоря, что касается ослабления евро. Это как раз на руку, как Вы хорошо понимаете, европейской экономике, французской экономике, немецкой экономике, то есть экономикам, которые являются экспортно ориентированными. Это создает для нас определенные сложности, потому что во многих отраслях с Францией, скажем, являемся очевидными партнерами, но в некоторых отраслях мы конкуренты, например в сфере атомной энергетики и энергетического машиностроения. В условиях слабого евро в данном случае французские производители получают очевидные бонусы, фору. Но это вызов и для нашего машиностроения. Наши товаропроизводители должны производить продукцию лучше по качеству и дешевле по цене. Они на это способны.
Но в целом по мере роста экономики растет и наш товарооборот. За первый квартал этого года товарооборот между Францией и Россией вырос где-то в районе 30% - это очень хороший показатель. Я очень рассчитываю на то, что развитие будет еще более мощным, позитивным. С некоторыми странами Европы, например с Германией, товарооборот вырос уже на 50% за тот же период.
Вопрос: 
Раз уж мы заговорили об этом, вот в 2012 году будут выборы. Сейчас в стране есть президент, премьер-министр. Кто сейчас в данное время принимает последнее решение? И в России, по крайней мере те русские, которых мы встречали, говорят, что, похоже, Вы принимаете последнее решение...

В.В. Путин: 
Вы знаете, ничего здесь секретного нет. Всем хорошо известно: когда подошел срок окончания моих полномочий, я самым активным образом поддержал кандидатуру Дмитрия Медведева на пост Президента страны. Мы знакомы с ним очень давно, но дело - не в знакомстве. Дело в том, что мы долго вместе работали. Уже тогда я многие решения предварительно прорабатывал в Администрации Президента, которую возглавлял именно господин Медведев. В этом смысле можно сказать, что он является одним из соавторов нашей внутренней и внешней политики. Да, после выборов роли изменились. Но у Правительства Российской Федерации в соответствии с Конституцией и законами России очень много собственной компетенции, за которую Правительство отвечает самостоятельно. Есть вещи, которые находятся в исключительной компетенции Президента. Объем работы - колоссальный, просто колоссальный. Нет необходимости вмешиваться в компетенции друг друга. Вот сейчас мы работаем над бюджетом страны. В условиях сократившейся экономики и сокращения доходов бюджета мы, конечно, должны подумать и о расходах. А мы ведь раньше, на подъеме экономики, напланировали очень много. И теперь нам надо принимать решение, как нам консолидировать уменьшившиеся ресурсы на важнейших направлениях. Нужно определить эти важнейшие направления. Это очень сложная и подчас даже болезненная задача. Имею в виду, что мы не отказываемся от выполнения наших социальных обязательств. Не все во Франции знают, что в условиях кризиса мы приняли решение повысить пенсии в этом году сразу на 46%. А со следующего года мы намерены проводить крупномасштабную реформу в сфере здравоохранения. Это требует больших ресурсов.
Вот когда возникают какие-то ключевые вещи, нам, конечно, нужно с Президентом Медведевым иметь согласованную позицию. И я, так же как прежде, не считаю зазорным снять трубку и сказать ему: «Слушай, давай согласуем, давай посоветуемся». Мы вырабатываем единую позицию - она становится еще более крепкой, устойчивой. Ведь, знаете, всегда идет борьба мнений, борьба мотивов. Кто-то приходит ко мне, кто-то - к Президенту Медведеву. И мы, когда чувствуем, что возможна какая-то разбалансировка, встречаемся, обсуждаем, принимаем единое согласованное решение и проводим его. Так же и он. Бывают случаи, когда он просто звонит и говорит: «Знаете, надо переговорить. Давайте подумаем. Вот такая проблема, хотел бы услышать Ваше мнение». Это нормальный, естественный процесс, который лишен самолюбования и желания проявить свои властные полномочия. Наоборот, это стремление к поиску наиболее приемлемых, наиболее эффективных решений для управления экономикой и внутриполитической, а в отдельных случаях и внешнеполитической сферой. Или вопросы безопасности, например. У нас Президент - Верховный главнокомандующий Вооруженными силами, а Правительство должно определить объем бюджета Министерства обороны. Правительство должно определить, как, по каким путям, каким темпом мы будем развивать оборонно-промышленный комплекс, в том числе и судостроение. И здесь возникает вопрос «Мистраля» и других проектов подобного рода. Но некоторые вещи лежат на стыке, и мы, конечно, встречаемся и обсуждаем. И, уверяю Вас, у нас сложилось очень эффективное взаимодействие.
Вопрос: 
Какую из этих функций Вы предпочтете в 2012 году - функцию премьер-министра или президента?

В.В. Путин: 
До 2012 года нужно дожить. Сейчас мы только в 2010-м. Самое главное - что у меня есть возможность послужить своему народу, своей стране. И еще раз хочу повторить: уровень компетенции - колоссальный, и цена принимаемых решений очень значительная. Поэтому мне нравится то, что я сейчас делаю, то, чем я сейчас занимаюсь. А подойдем поближе к 2012 году, посмотрим. Мы, естественно, уже думаем на эту тему с Президентом Медведевым, но договорились о том, что раньше времени мы не будем суетиться и отвлекаться на эту проблему, не решая главного, не исполняя свой долг перед народом России честно, достойно, последовательно и профессионально, с чувством ответственности за то, что мы делаем. А от результатов будет зависеть, как мы поступим к 2012 году.

Поделиться: