11:2507.07.10

Преодолевая трудности, сотрудники ПИНРО выполняют программу исследований 2010 года

Преодолевая трудности, сотрудники ПИНРО выполняют программу исследований 2010 года

Полярный институт рыбного хозяйства и океанографии имени Книповича уже не первый год испытывает проблемы с финансированием, к которым прибавляются заботы с разночтением в рыбохозяйственном законодательстве. Но так или иначе программа исследований 2010 года более-менее выполняется. Об этом наш сегодняшний разговор с заместителем директора ПИНРО по научной работе Юрием Лепесевичем.
- С начала года мы провели ряд важных исследований, - рассказывает Юрий Михайлович. - Оценку нерестовых запасов мойвы, совместно с норвежскими коллегами - тралово-акустическую съемку донных видов рыбы. Они были сделаны в январе, феврале и марте. Затем в марте, апреле и мае участвовали в международной тралово-акустической съемке по оценке запасов путассу, сельди и провели оценку селективности решеток на разноглубинных тралах при работе на облове тресковых. В настоящее время разноглубинные тралы при промысле трески на всей акватории Баренцева моря запрещены по причине высоких приловов молоди. ПИНРО и Бергенский институт морских исследований (БИМИ) работают над созданием селективных устройств, которые позволят эффективно отсеивать молодь из разноглубинных тралов. Если результаты будут хорошие, то будем рекомендовать применять селективные устройства на разноглубинных тралах и, соответственно, заниматься пелагическим промыслом трески. Вот основная цель этого эксперимента.
- Поясните, пожалуйста, для чего вводить еще и пелагический промысел трески, когда имеется донный? Неспециалисту, наверное, будет непонятно.
- Значительную часть времени треска проводит в слоях. Идет рыбак, видит плотные скопления трески, но она оторвана от грунта - активно мигрирует в слоях или поднялась на откорм за мойвой. Какие угодно могут быть причины, но рыба становится недоступна для донного трала. У рыбака появляется желание использовать разноглубинные тралы, которые, как я уже сказал, запрещены. Мы поработали с российскими и норвежскими селективными устройствами, и сейчас идет обработка данных. По ее итогам будем знать - приблизились к тому, чтобы разрешить разноглубинный промысел трески, или нет. Но важно уже то, что мы вообще провели эти исследования и на заседании Смешанной российско-норвежской комиссии (СРНК) будем эту тему обсуждать.
По оценке запасов путассу. Несмотря на то, что мы насчитали рыбы больше, чем в прошлом году, в целом по всей акватории (а в исследованиях участвовали разные страны) отмечается та же тенденция. По-прежнему уже шестой год подряд нет пополнения промыслового и нерестового запасов. По этой причине увеличения общего допустимого улова (ОДУ) путассу в ближайшие годы не будет.
По сельди наблюдается более оптимистичная ситуация. В будущем году еще будет снижение ОДУ, но уже появился луч света в темном царстве. Мы принимали участие в съемке сельди - исследовали в основном южную часть Баренцева моря. Иностранные суда работали там, где распределяется крупная сельдь, а российские - в тех местах, где молодь. Поколение 2009 года оценивается как урожайное, и поколение 2008 года - неплохое. Поэтому после длительного снижения запасов ожидаем с 2013 года увеличения численности биомассы со всеми вытекающими отсюда последствиями.
Оценка запасов мойвы и объем ОДУ будут определены ближе к осени - в августе и сентябре. Состоится совместная российско-норвежская экосистемная съемка, по результатам которой будет произведена оценка.
По результатам прошлогодней съемки ПИНРО, выполненной в октябре и декабре, и по результатам российско-норвежской съемки, проведенной в феврале 2010 года, сделана оценка запасов трески, пикши и остальных донных видов рыбы Баренцева моря. В настоящее время на сайте Международного совета по исследованию моря (ИКЕС) уже есть рекомендации по вылову на 2011 год. По результатам совместной съемки рабочая группа по арктическому рыболовству подтвердила хорошее состояние запасов трески и пикши. Пока что рекомендации сводятся к тому, чтобы увеличить ОДУ трески почти на 100 тысяч тонн, это 703 тысячи тонн в 2011 году, в 2010 году - 607 тысяч тонн. Я думаю, что это отлично, запасы трески действительно устойчивые. Аналогичная ситуация с пикшей: в нынешнем году ОДУ был 243 тысячи тонн, в 2011 году должен составить 303 тысячи тонн. Прибавка составит 25%. Согласно нашим расчетам, пикша сегодня находится на самом высоком уровне. За всю историю наблюдений более высоких показателей численности биомассы не наблюдалось. То же самое относится и к оценке нерестового запаса трески. Это позволяет с большим оптимизмом смотреть в будущее. Вопрос, сколько ловить, будут решать управленцы.
- Обычно в июле проводится оценка запасов скумбрии. Специалисты ПИНРО к ней уже готовятся?
- Материалы по скумбрии наши наблюдатели будут собирать на промысловых судах. Денег на проведение отдельных исследований у института нет. Наблюдатели соберут данные по размерно-возрастному составу улова, а в основном будем пользоваться информацией с иностранных научно-исследовательских судов. В конце августа в ИКЕС соберется рабочая группа по далеко мигрирующим рыбам, которая сделает выводы по результатам летних исследований скумбрии, а также по выполненным ранее исследованиям путассу и сельди. Рекомендации ИКЕС по этим трем видам появятся в сентябре.
- Прокуратура Мурманской области направила в суд 4 исковых заявления с требованиями признать недействительными договоры купли-продажи, заключенные ПИНРО с судовладельцами, и взыскать в доход государства 83 миллиона рублей. Это дело уже завершилось? Каков результат?
- Состоялось 4 заседания суда, и по ним вынесено решение - удовлетворить иск прокуратуры в части признания недействительной сделки между нами и судовладельцами. В первой инстанции это требование удовлетворено. Однако решение суда еще не вступило в силу. В то же время установлено, что никакого ущерба ПИНРО интересам государства не нанесено. В тех условиях, в которых проводились исследования, выбрасывать рыбу было невозможно - научные суда были бы арестованы. Прокуратура хотела доказать, что статья 21 закона о рыболовстве устанавливает императивные нормы и что новая редакция закона о рыболовстве исключает любую возможность введения в хозяйственный оборот водных биоресурсов, выловленных в научно-исследовательских и контрольных целях. Суд согласился с мнением прокуратуры. Но мы совершенно с этим мнением не согласны и по-прежнему считаем, что исполнять надо не только 21 статью, а весь закон. Институтом будет подана апелляция.
- В прошлой беседе с вами шла речь о возможной покупке институтом специальной печки для утилизации рыбы. Приобрели?
- Нет, и не собираемся этого делать. Уничтожением рыбы, выловленной в научно-исследовательских и контрольных целях, должно заниматься лицензированное предприятие. Такое мы ищем, но не можем найти. С прошлого года в холодильниках лежит 30 тонн мойвы, выловленной в научных целях. За хранение с марта прошлого года институт заплатил 300 тысяч рублей. В декабре мы проводили исследования в норвежской экономической зоне по селективности решеток, выбросить рыбу там не могли и привезли в Мурманск еще 15 тонн. И опять она лежит мертвым грузом. В течение года мы пытаемся найти организацию, которая бы уничтожила рыбу. Завалили письмами Баренцево-Беломорское управление и Росрыболовство - спрашивали, где можем выбросить биоресурсы за борт. Но так и не можем добиться ответа на вопрос, где можно уничтожать рыбу. Спрашивали в прокуратуре - там ответили, что это наши проблемы. На Дальнем Востоке нашли выход из создавшегося положения: в их правилах рыболовства нет запрета на выброс рыбы за борт, и там совершенно другие условия - практически нет исследований в зонах иностранных государств, где запрещены выбросы. Кроме того, дальневосточные коллеги нашли лицензированное предприятие и сжигают рыбу по цене 150 рублей за 1 кг. Но на берег они пока что привезли не более 1 тонны, остальное выбрасывают в море.
- Вы еще не рассказали об исследованиях камчатского краба.
- Еще одна головная боль. Исследования прошлого года показали, что по сравнению с 2005 годом запас краба снизился в 3,5 раза. Не в последнюю очередь это было обусловлено масштабами браконьерства и отсутствием необходимого контроля. А в последнее время поменялась структура браконьерства: если раньше брали только промыслового самца, то теперь - даже самок и молодь. Видя, что дальше с таким положением мириться нельзя, в прошлом году мы предложили целый комплекс мер по сохранению крабового промысла в Баренцевом море. Да, речь сегодня идет именно об этом. Мы рекомендовали снижение ОДУ на 2010 год в 2 раза с 7,8 до 4 тысяч тонн и запрет на зимний промысел камчатского краба. Сейчас было решение ученого совета ПИНРО: полностью прекратить промысел в 12-мильной зоне и на значительной части акватории за пределами территориального моря, где распределяется много молоди и самок камчатского краба. Начиная с июля будем проводить исследования запасов камчатского краба. Начнем с водолазно-ловушечной съемки, которая будет проводиться в 12-мильной зоне - от Варангер-фьорда и на восток до 45-го градуса. Кроме того, в августе должны провести траловую съемку. Под вопросом проведение ловушечной съемки, на которую пока что не хватает денег. В прошлом году ПИНРО ее выполнил совместно с головным институтом ВНИРО. В 2010 году средств на это ни у нас, ни у них нет. Это очень плохо, потому что сможем выполнить лишь две трети необходимых работ. Чтобы выполнить ловушечную съемку по методике, необходимо затратить 30 судо-суток. Кроме того, эти исследования должны проводиться только на специализированных судах - краболовах, на аренду которых нужны средства По результатам этих работ будем готовить рекомендации по режиму промысла краба в 2011 году.

Поделиться: