12:0516.07.10

Министр природных ресурсов и экологии РФ Юрий Трутнев: «Глобальная экономическая катастрофа, это все-таки, наверное, не к министру, к Господу Богу больше вопрос»

Министр природных ресурсов и экологии РФ Юрий Трутнев: «Глобальная экономическая катастрофа, это все-таки, наверное, не к министру, к Господу Богу больше вопрос»

ИА «Nord-news» уже сообщало, что вчера в гостях студии «Русской службы новостей» был министр природных ресурсов и экологии России Юрий Трутнев, который ответил на несколько вопросов корреспондента радиостанции.

- То, что сейчас на планете наблюдается глобальное потепление, в принципе, кто живет в Москве во всяком случае точно последний месяц это на себе очень сильно ощутили. Но если серьёзно говорить об экологических угрозах, которые стоят перед планетой и перед Россией, чего стоит опасаться?
- Мы докладывали на заседании правительства Российской Федерации климатическую доктрину. Что можно сказать? Первое - совершенно очевидно, что потепление существует. Учёные пока придерживаются разных точек зрения, насколько оно носит антропогенный характер, а насколько это циклические колебания температуры на планете Земля. Совершенно уверен в том, что есть и тот, и другой фактор, и также уверен в том, что разделить эти два фактора и сказать «вот столько-то антропогенные, вот столько за счёт циклических колебаний» вряд ли удастся. Поэтому нам надо исходить из того, что мы должны уменьшить собственное воздействие на планету, если хотим сохранить её в равновесии. Какие угрозы могут возникнуть, если нам не удастся это сделать? Прежде всего, это угрозы таяния льдов и, соответственно, повышение уровня мирового океана. В этом случае ряд территорий и даже ряд стран оказываются затопленными.
- Говорят, Мальтийские острова вообще исчезнут в ближайшие десятилетия?
- Не только Мальтийские острова. В Голландии будет более чем серьёзная ситуация и в целом ряде ещё и островных, и континентальных стран. По отношению к России, здесь сценарий более оптимистичный, у нас таких, скажем, страновых рисков не возникает, но помимо риска затопления территории существуют, например, риски разрушения инфраструктуры в той части, где она базировалась на мерзлоте. Существуют риски гораздо менее прогнозируемые, такие риски как, например, возникновение новых болезней, эпидемии. В то же самое время, надо сказать о том, что и положительные стороны у глобального потепления, если так можно сказать, тоже существуют. Мы говорим о том, что смещаются на границе возможного использования тех или иных видов сельскохозяйственных культур. То есть в принципе для России, если брать вот такие глобальные риски изменения равновесия вообще, ситуация не столько плохая. Но никто не ответит на вопрос: что нам несёт глобальное потепление с точки зрения изменения баланса планеты, с точки зрения болезней, поэтому наше ощущение, что, конечно, лучше не рисковать.
Действия правительства Российской Федерации по реализации климатической доктрины делятся на две части. Первая - это предотвращение, то есть система мер, обеспечивающих уменьшение антропогенного воздействия на изменение климата. И второе - это, скажем так, учёт рисков, то есть в той части, в которой глобальное потепление будет происходить, надо смотреть, что по каждой отрасли народного хозяйства будет изменяться и учитывать эти риски заранее.
- Юрий Петрович, говоря о глобальном потеплении, о каких сроках идёт речь, когда у нас наступит глобальная экологическая катастрофа после этого глобального потепления нашего?
- Глобальная экономическая катастрофа, это все-таки, наверное, не к министру, к Господу Богу больше вопрос. Что касается таких, уже вполне ощутимых последствий для человечества, то учёные говорят о том, что они вполне могут начаться с 2030 года, если человечеством не будет предпринят целый ряд скоординированных усилий. Правда, здесь две оговорки. Первая - как вы знаете, в Копенгагене человечество ни о чём договориться не смогло. Второе - у природных явлений есть определённый объём инерции. Даже если мы начнём что-то делать сейчас, это не значит, что завтра все процессы остановятся. Сначала надо начать делать и только через несколько десятилетий, вообще-то где-то через 50 лет, по мнению учёных, возникнет эффект от наших совместных усилий.
- Вы говорите нужно что-то начинать делать, чтобы всё это предотвратить, а что делать нужно?
- Можно для начала не на велосипеды, хотя велосипед - это не самое плохое средство транспорта. Можно, например, с машин с объём двигателя в 3 литра пересесть на машины с объёмом двигателя в 1,5, это уже что-то. Можно гибридные автомобили использовать. Кроме автотранспорта вы знаете, что у нас есть заводы, которые выбрасывают достаточно много углекислого газа. Кроме этого, существуют ведь меры не только ограничения выбросов, существуют меры по увеличению их поглощения, например, высадка лесов и так далее. То есть, там есть целый комплекс мер, которыми надо заниматься. Проблема в том, что одна страна (любая), взяв на себя ограничения в одностороннем порядке, начав заниматься уменьшением выбросов, просто ухудшит свою экономику, если она будет это делать в одиночестве. Об этом должны договориться все, тогда хоть какое-то конкурентное пространство на планете сохранится. Пока разноголосица полная. Сформировалось несколько групп государств, это страны с развивающейся экономикой, к которым относимся мы, к которым относится Китай, Бразилия, Индия, которые достаточно динамично развиваются, у них одна, скажем, ситуация экономическая, одни интересы. Европа - страны, где уже экономика развивается значительно меньшими темпами. И, наконец, страны, где состояние экономики сегодня существенно хуже, у них ещё своя группа интересов, они несколько по-другому подходят к этим процессам. Поэтому договориться всем этим группам, странам довольно-таки сложно.
- Что получается, пока гром не грянет, ничего не произойдёт?
- Я боюсь, что когда гром грянет, будет уже немножко поздновато, поэтому сегодня всё-таки большие усилия предпринимаются в части того, чтобы человечество начало скоординированные действия. На копенгагенской встрече было более 100 глав государств, вообще-то ничего подобного ни по каким вопросам, на мой взгляд, просто давно не происходило, поэтому уровень заинтересованности руководителей стран, уровень заинтересованности людей достаточно высокий. Дело в том, что нам нужно просто научиться договариваться, это новый формат. Человечество никогда не умело договариваться на уровне планы о чём-то, вот это надо создать.

 

Поделиться: