08:4801.12.10

Реформа в электроэнергетике была затеяна для того, чтобы создавать трудности, о которых сегодня так много говорится?

Реформа в электроэнергетике была затеяна для того, чтобы создавать трудности, о которых сегодня так много говорится?

На депутатские слушания, прошедшие вчера в Мурманской областной думе по ситуации, сложившейся в сфере энергоснабжения в жилищно-коммунальном хозяйстве, был приглашён Василий Киселёв (фото 1), представитель комиссии по платежам НП «Совет Рынка» (ОАО «Концерн «Росэнергоатом»). Василий Николаевич подробно разъяснил, почему эта ситуация требует скорейшего разрешения и чем она чревата для населения и региона в целом.
«Заканчивается переходный период в электроэнергетике, с 1 января 2011 года начнётся постпереходный период, который продлится 3 года, - говорил Василий Киселёв. - Есть рынок, работающий на сутки вперёд, - спотовый рынок, где торгуют электроэнергией, и где конкуренция осуществляется по топливным затратам генератора. Цены здесь складываются, исходя из этой конъюнктуры. При этом наш рынок таков, что ценовых заявок на нём - примерно 5%. Остальные - атомщики, гидроэнергетики и все прочие - подают ценопринимающие заявки. В этом смысле ситуация - не очень конкурентная. А этот рынок на сутки вперёд - топливный рынок.
С 2010 года работает долгосрочный рынок мощности. 8 декабря системный оператор опубликует результаты конкурентного отбора мощности на следующий год. В рамках этого рынка генераторы «отбивают» свои расходы на содержание мощностей, а также - на модернизацию и строительство новых мощностей. Вот здесь кроется засада. Сам по себе конкурентный рынок мощности существует уже 2 года, стартовал он примерно с цены в первой ценовой зоне - 80 тысяч рублей за 1 мегаватт в месяц. В октябре и ноябре 2010 года - это стало примерно 170 тысяч мегаватт в месяц, то есть за 1 год рост составил больше, чем в 2 раза.
ФАС признал, что из 29 зон свободного перетока энергии конкуренция может быть в 3-х из них - в центре России, на Урале и в Сибири. Вице-премьер Игорь Сечин сказал, что такой же механизм, как по долгосрочному рынку мощности, предусмотрен и по модернизированным мощностям. Все покупатели на потовом рынке электроэнергии закончили в октябре и ноябре подписание договоров на предоставление мощности от имени своих покупателей. Смысл в этих договорах таков: примерно 30 мегаватт мощностей до 2015-2016 года должны быть построены с заложенными финансовыми параметрами: окупаемость - в пределах 10 лет, все инвестиционные затраты за это время должны быть «отбиты», и обеспечена их рентабельность в 14%. Это даст рост цены на мощность минимум в 4 раза. В принципе российская энергетика вышла на такую ситуацию, когда уже летом нынешнего года конечным потребителям было выгодно построить собственную станцию на газе и с неё получать энергию, чем пользоваться услугами единой объединённой энергосистемы.
Такая ситуация прокатилась по всей России, катится сейчас, и процесс ещё не завершён. Поэтому одна из проблем теплоснабжающих организаций Мурманской области - уход крупных потребителей тепла в свои собственные проблемы и развешивание всего остального на оставшихся.
Следующий рынок, который нам предстоит встретить в следующем году, - это рынок системных услуг. Будут ещё дополнительные услуги для потребителей, и проблема конкуренции в российской энергетике встанет в полный рост.
На федеральном уровне стали осознавать масштаб проблем, и, я думаю, будет серьёзный позыв к тому, чтобы вернуться к вопросам стимулирования - как на оптовом рынке среди генераторов, так и между сбытовыми компаниями за потребителей. Тут депутаты задавали вопрос: можно ли потребителям из Мурманской области покупать энергию на оптовом рынке у гарантирующего поставщика из другого региона? Отвечаю: нельзя. Потому, что у каждого ГП есть своя территория, которую он обязан снабдить электроэнергией, не отказать никому - и всё. Но конечный потребитель имеет право в зоне гарантирующего поставщика получать услуги от независимой сбытовой компании. Но для этого надо сделать 3 вещи: поставить систему коммерческого учёта, отвечающую требованиям оптового рынка, подать заявку не позже апреля текущего года и войти в баланс ФСТ по тарифам на следующий год. И третье - заплатить гарантирующему поставщику сумму выпадающих доходов. Если вы всё это сделаете, то флаг вам - в руки. На оптовом рынке: до 250 работающих покупателей, все остальные - это единые сбытовые компании нефтяников, металлургов, которые приобретают по 50-70 млрд кВт/часов электроэнергии в год. Другими словами, уходить в самостоятельное плавание - особых причин нет.
Нас ждут некие серьёзные ценовые подвижки в гору, электроэнергетика требует серьёзных вложений на своё развитие и модернизацию. За это должен заплатить потребитель. Понятно, что это отразится на собираемости платежей, кредитоспособности и т.д.
Я представляю комиссию по платежам «Совета рынка» - это как комиссия по делам несовершеннолетних. Приглашаем родителей и говорим: «Что это ваш мальчик так шалит? Ай-я-яй». Вот примерно такой объём полномочий.
У нас заведена серьезная система монтиторинга. Общая ситуация выглядит так: все потребители, работающие на оптовом рынке, сейчас должны генераторам на потовом рынке примерно 30 млрд рублей. Это полумесячный объём поставок на оптовом рынке. При этом долги перед ГП составляют около 130 млрд рублей - более чем 2-месячная задолженность. И этот кассовый разрыв в 2 недели - долги перед генераторами, а доходы, собранные с двухмесячным отставанием, компенсируются привлекаемыми кредитами. И напряг всё возрастает. Мы понимаем, что скачок цен и запрос новой генерации по новой мощности ещё больше увеличит эту разницу. Многие потребители и ГП, работающие на оптовом рынке, будут испытывать серьёзные проблемы.
Комиссия по платежам СР ежемесячно и детально отслеживает около двух десятков проблемных сбытовых компаний. Северный Кавказ, например, от полного неплатежа в 90-х годах перешёл к особому порядку расчёта, платит не деньгами, а разными бумажками. Формально по бухгалтерии расчёт ими производится.
Есть ещё два ГП, находящихся в серьёзной ситуации, один из них - «Колэнергосбыт», второй - Волгоградский энергосбыт. У обеих компаний проблемы, в основном, вызваны коммунальной энергетикой. В Волгограде 1,5 млрд долгов исполнителей коммунальных услуг по-братски разделили между муниципалитетами, при этом основная часть долгов приходится на миллионный Волгоград. Предлагалось 500 млн рублей выделить на убытки сбыта, 500 млн - на убытки сетей и 500 млн - на убытки мэрий. Но по пути «нарисовалось» 5 млрд рублей новых долгов, вот они в этой ситуации «колбасятся». В отличие от «Колэнергосбыта», за спиной у Волгоградского сбыта стоит «ЛУКОЙЛ», и в этом смысле долги на опте составляет всего лишь - около месяца.
А у нас в «Совете рынка» критическая задержка - 2 месяца, после чего со сбытовыми организациями проводятся всякие «экзекуции». Под её угрозой «КЭС» стоит с начала этого года. И я уверяю, что эта ситуация дальше так продолжаться не может и не будет.
Как она может разрешиться? Кредиторы сбыта - атомщики, ТГК-1, «Русгидро», ОГК-4 говорят: нас не интересуют ваши проблемы. Разговоры о реструктуризации долгов могут вестись только в том случае, если будет понятен способ решения проблемы с дебиторкой - ЖКХ. Если в ближайшее время этого не будет сделано, Кольского сбыта не будет как субъекта оптовой торговли и гарантирующего поставщика. Его статус перейдёт к сетям - филиалу МРСК Северо-Запада «Колэнерго». Они скажут: огромное спасибо за подарок, и, кряхтя и спотыкаясь, потащат телегу энергоснабжения региона дальше. По итогам года придут в региональное управление по тарифам и попросят «дырку» в полтора миллиарда рублей долгов по ЖКХ заложить в тариф следующего года. За 2 года они «укатают» экономику Мурманской области так, что здесь останются один губернатор и 3 депутата. Все остальные разбегутся, если у них ещё останутся деньги на бензин или проезд по железной дороге.
В чём проблема ситуации в Мурманской области? Когда оптовый рынок электроэнергии заработал по новым правилам в сентябре 2006 года, то в 2007 году для тех регионов, в которых индикативная цена по ставке электроэнергии резко возросла (а Мурманская область вошла в этот список), из федерального бюджета было (в частности - нашему региону. - Авт.) выделено 2,5 млрд рублей.
На что? Из-за того, что цена покупки возросла, а розничные потребители не могли в 2 раза повысить тарифы, экс-губернатор Евдокимов подписал соглашение, обещав довести в течение 3-х лет уровень тарифов до нулевой разницы между входной ценой электроэнергии и собираемой с потребителей платы за неё. За эти 3 года в Мурманскую область приходят федеральные деньги на так называемое межперекрёстное субсидирование: 2,5 млрд рублей - в 2007 году, 1 с лишним млрд - в 2008 году, около 1 млрд - 2009-м, 660 млн - в 2010 году. И всё, больше денег не будет.
Было понятно, что если такой дисбаланс складывается между входной ценой и выходной в сфере электроснабжения, то он есть и в сфере поставки коммунальных услуг. На Кольском полуострове предельные цены в ЖКХ растут в 15%, 10%. Ведь нигде роста в 2 раза нет. Почему цена для населения за электроэнергию, установленная управлением по тарифному регулированию, - 1 рубль 70 копеек за киловатт, а тариф на тепло при использовании электрокотельных в муниципалитетах формируется в 90 копеек? Кто поставит по такой цене - «Колэнергосбыт»? А разницу запишет, как благотворительный взнос в муниципальное образование такое-то?
ФСТ готова рассматривать этот вопрос, дверь открыта, нечего туда ломиться. Разница между ценой, заложенной в тариф на мазут, и фактической ценой покупки из федерального бюджета компенсируется. В ФСТ говорят, что готовы так поступать и в электроэнергетике, но там должны понимать, что получателем этих денег является единый орган или объединение электрокотельных. Второе - должна быть ясная областная программа того, что будет происходить в ходе работы этих котельных - ликвидация убыточности, повышение эффективности. Должен быть расчёт выпадающих расходов электрокотельных, не заложенных в тариф. В федеральном бюджете есть средства, предназначенные на эти цели. Минрегион - распорядитель. Надо их обосновывать, защищать и получать. Исполнительная власть должна этот вопрос проработать».
Валерий Горин: «Мелкие городские сетевые компании в данной ситуации выживут? Или, как вы говорили, Колэнерго всех «проглотит»?
Василий Киселёв: «МРСК Северо-Запада не очень заинтересована их «глотать», потому что эти сети - низкого напряжения, и находятся в безобразном состоянии. Экономического интереса в них нет. Есть интерес чиновников - создавать на базе некоторых муниципальных сетей территориальные сетевые организации и получать на них правильный тариф и спокойно жить. Это выход для чиновников, но не системы. С моей точки зрения, ТСО имеют право на жизнь, и поглощение их сетевыми компаниями - не есть хорошо».
Надежда Максимова: «Был допереходный период в электроэнергетике, сейчас наступает постпереходный период. Какова же эффективность этой реформы в стране? Зачем она была затеяна - чтобы создавать такие трудности, о которых мы говорим сегодня? Какова цена того, что сейчас приводит регионы к коллапсу»?
Василий Киселёв: «Мы 85 лет чётко регулировали экономику. Дорегулировались. Мы никогда не прекращали регулировать сети. Я внучке объяснить не могу: почему дешевле произвести энергию, чем передать? Эффективность будет, когда мы заставим генераторов конкурировать между собой. У нас в первой ценовой зоне, допустим, 200 тысяч мегаватт установленных мощностей. Потребляем в среднем - 105 тысяч мегаватт, остальные системным оператором используются на всякий случай, для обеспечения надёжности системы. Достали нас этой надёжностью. Надо так: предложил дорогую цену - до свидания. Сиди, размышляй, как сократить издержки. На розничном рынке: желаешь, чтобы сбытовая наценка была 1 копейка к одному покупному рублю мощности, а сосед предлагает 4 копейки и набор услуг, - можно перейти к нему. Вот какая должна быть система. А по середине реки останавливаться не надо. Надо развивать конкурентное начало генерации и сбытовой деятельности».

Поделиться: