10:4803.12.10

В Норвегии человеческая жизнь священна, в России священна только память, и то - не всегда?

В Норвегии человеческая жизнь священна, в России священна только память, и то - не всегда?

В Киркенесе прошёл семинар по безопасности мореплавания, организованный по инициативе Союза рыбаков Норвегии для своего делового партнёра - Союза рыбопромышленников Севера. Участие в нём с норвежской стороны приняли: пограничный комиссар коммуны Сёр-Варангер, представитель Центральной спасательной станции города Будё, инспектор полиции - заместитель главы Финмарка, представители Центра береговой администрации города Вардё, общественной спасательной компании «Формал» и экипаж норвежского спасательного судна.
«Я выступил на семинаре с докладом об истории развития промысла в северных морях, о том, где работают сейчас наши рыбаки, - рассказывает ИА «Nord-news» Николай Демяненко, начальник отдела флота СРпС. - В данный момент получается так, что они в основном работают на западе Норвегии - в районах архипелага Шпицберген, острова Медвежий и открытой части Норвежского моря. И когда бывает аварийный случай, в силу географических особенностей норвежские рыбопромысловые суда, суда береговой охраны, спасательной службы оказываются намного ближе к терпящему бедствие российскому траулеру, чем мурманские спасатели, и имеют возможность подойти первыми, чтобы оказать помощь. Поэтому я попросил представителей норвежских служб разъяснить: как быстрее с ними выйти на связь в случае беды, как подготовить к эвакуации рыбаков? То есть - как организовать в критической ситуации спасение так, чтобы оно проходило быстрее и как можно эффективнее?
- Согласно статистике, как часто бывают такие случаи с российскими судами? Какова тенденция - число происшествий в связи со старением флота увеличивается?
- Нет, в течение последних 7-8 лет количество таких случаев непрерывно уменьшается. Что касается добывающих предприятий Союза рыбопромышленников Севера, то у нас за 2008 год не было ни одного аварийного случая. По судам Северного бассейна: начиная с 16 случаев в 1990-х годах, шло постепенное снижение до 9. Для нас очень страшным оказался 2009 год, когда погибло 4 судна, и были человеческие жертвы. Погибли «Топаз А», «Коралнес», в Кольском заливе затонуло маломерное судно, и судно «Петрозаводск» было выброшено на остров Медвежий. В спасении рыбаков с трёх траулеров - «Топаз А», «Коралнес» и «Петрозаводск» - принимали участие норвежские спасатели. С первых двух судов экипажи поснимали находящиеся рядом промысловики. В наиболее сложном случае с «Петрозаводском» принимали участие вертолёты.
- Вы говорили на промчасе в Союзе рыбопромышленников, что цель этого семинара - скоординировать действия терпящих бедствие мурманских рыбаков и спасателей. У норвежцев есть какие-то спасательные методики, отличные от российских? Может, наши рыбаки как-то неправильно себя ведут, когда им оказывается помощь?
- Они действуют правильно. Координации действий научены. В Мурманске имеется свой Координационно-спасательный центр, аналогичный норвежскому. В необходимых случаях, как только поступает сигнал бедствия, наши спасательные центры смотрят: где произошла авария, какая необходима помощь экипажу и судну, как её быстрее и эффективнее можно оказать? Но в любом случае пока передается информация (сначала - в центры, а потом - на спасательные и рядом находящиеся с местом бедствия суда), проходит некоторое время. Поэтому желательно, чтобы капитан российского судна, ведущего промысел в более близких к норвежцам водах, имел возможность выходить на связь более быстро - имел возможность непосредственно передавать информацию спасателям или норвежским промысловикам. Мы попросили коллег рассказать об организации их спасательной службы и способах связи.
- Что нового почерпнули из этого семинара?
- Очень многое. Мы были, без преувеличения скажу, потрясены тем, как организована спасательная служба в Норвегии. Среди профессиональных спасателей есть общественная организация «Формал», имеющая в своём распоряжении 40 спасательных судов. Они небольшие, от 17 до 20 метров в длину, но обладают очень большой скоростью - до 30 узлов (У́зел - единица измерения скорости, равная одной морской миле в час.
По международному определению один узел равен 1,852 км/ч. - Авт.). А сейчас ещё строят спасатель, который будет развивать скорость до 39 узлов. В любую точку прибрежной полосы Норвегии суда-спасатели приходят в течение часа, экипаж всегда находится в состоянии 5-10-минутной готовности. В Северном Королевстве вся, колоссальная по масштабам, спасательная служба направлена на одно - спасение человеческой жизни. Для норвежцев она священна, независимо от того, кто терпит бедствие - норвежский, российский, турецкий или другой моряк. На 40 общественных спасательных судах работают 900 добровольцев и небольшое количество профессионалов. По состоянию на сентябрь 2010 года они 10 тысяч 82 раза выходили в море для спасения и оказания помощи морякам. За этот год спасено 11 человек.
Что обращает внимание? Работа общественной организации «Формал» на 10% финансируется государством, остальные 90% средств поступают из разных источников. Операции по спасению судов и имущества - платные, экипаж спасают бесплатно. Расходы на спасательные операции составляют порядка 400 млн норвежских крон в год, из них 25% это доходы от работы игральных автоматов - норвежское правительство издало специальное постановление. Кроме того, есть 2 государственных спасательных центра - в Ставангере и Будё. Они располагают более крупными спасательными судами и спасательными вертолётами, которые охватывают практически всю подведомственную акваторию. Имеются базы для заправки авиатехники на острове Медвежий и Шпицбергене. Несколько меньше спасательных судов - на севере Норвегии, потому что там проживает меньше населения, чем на юге.
Норвежские спасатели рассказали, что любой сигнал бедствия, который куда-то поступает, ими принимается и моментально выносится решение о спасении. Если рядом с местом аварии нет судна-спасателя, то к операции по спасению подключается рядом находящееся промысловое судно. Начинает работать штаб спасения, который заканчивает работу только тогда, когда операция завершится.
Норвежцы показали нам фильм о спасении архангельского лесовоза, который несколько лет назад разбился у полуострова Рыбачий. Я вам скажу, что даже для нас, профессиональных рыбаков, это зрелище оказалось впечатляющим - не для слабонервных. Судно было выброшено на каменную гряду, лежало разломанное пополам, бил сильнейший прибой. Девять человек экипажа находились на верхнем мостике, и пока вертолёт их снимал, начало разбивать кормовую часть судна, а волнение моря уже подходило к мостику. В общем - в очень сложных условиях проходило спасение, но то, настолько быстро работали спасатели, потрясало.
Для полноты впечатлений мы посетили небольшое (в 22 метра длиной, 3 человека -экипаж) спасательное судно общественного объединения «Формал». Один из спасателей имеет удостоверение водолаза, то есть может проводить соответствующие работы под водой. Все обучены навыкам оказания первой медицинской помощи. Скорость спасателя - 25 узлов, имеет 2 двигателя по 1200 лошадиных сил, имеется мощная лебёдка для буксировки судов с тяговым усилием в 22 тонны. А у нас у крупного траулера тяговое усилие лебёдки - 16 тонн. То есть этот маленький спасатель может буксировать крупные суда и выходить в море в любую погоду.
- Вы сказали, что норвежские спасатели оказывают помощь людям бесплатно, а спасают имущество - за деньги. А в Мурманске каков принцип работы спасательной службы?
- По всем международным конвенциям человек, который терпит бедствие на море, должен быть спасён бесплатно. Но я имел такую практику в Мурманске: прежде чем начнётся спасение человека, мы должны дать гарантию оплаты работы вертолёта, базирующегося в Мурмашах. Спасателям ничего не платили, а работу авиатехники оплачивали.
- А буксировку судна, у которого, к примеру, отказал двигатель, мурманские спасатели тоже осуществляют за деньги?
- Буксировка - это уже спасание судна, а любое спасение на море идёт за деньги. Без спасения нет вознаграждения. У норвежцев буксировка судна, терпящего бедствие, до якорной стоянки осуществляется бесплатно, дальше - за деньги. У нас все операции по спасению судна - платные.
- Участниками семинара были только члены СРпС. Значит ли это, что во всех остальных рыбопромысловых флотах Северного бассейна ситуация с аварийностью планируется хорошая, и в помощи норвежских спасателей они не нуждаются?
- Как я уже сказал, это мероприятие было проведено в рамках соглашения Союза рыбопромышленников Севера с Союзом рыбаков Норвегии. Я вообще-то приглашал принять в нём участие представителей Мурманрыбвода и Морской администрации порта Мурманск. Не знаю, по каким причинам они не приехали.
- Разве Мурманрыбвод продолжает проводить операции по спасению судов? Что-то в последнее время про это ничего не слышно.
- Да, в подчинении Мурманрыбвода находится аварийно-спасательный отряд, и суда у него есть, которые раньше несли дежурство на промысле. У Рыбвода имеется сегодня 4 спасательных судна, 2 из которых - в работе, 2 - в ожидании ремонта. И ещё есть пожарный катер «Часовой», который стоит в Мурманском порту и в случае необходимости оказывает помощь в тушении пожара. Суда-спасатели Рыбвода несут службу, но из-за сложностей в финансировании не всегда имеют возможность дежурить на промысле. И норвежцы не дают разрешение на постановку наших судов-спасателей на якорь у того же Шпицбергена - говорят, что они - непромысловые, а потому для них действует другой порядок захода в норвежские порты.
Раньше в районе промысла российских судов постоянно дежурили спасательные суда. И в случае поломки промысловика, или намотки трала на винт двигателя спасатели имели возможность оперативно отбуксировать его в укрытие для оказания технической и иной помощи. Это было сложившейся практикой при работе наших траулеров в любом промысловом районе. Сейчас такой возможности нет. Да, если аварийное судно находится на промысле в российской экономзоне, спасатели принимают от него сигнал, снимают траулер с промысла и буксируют его в Мурманский порт. Но норвежская спасательная служба обладает большими ресурсами, большей организацией, и она более мобильна и оперативна. Например, даже на маленьком спасателе-общественнике находятся инфракрасные камеры, которые своим лучом могут обнаружить человека на расстоянии нескольких километров - в море, в сплошной темноте. В Мурманске такой техники пока нет.

Поделиться: