10:3904.02.11

Интерес к проектам по созданию ветропарков при участии «Атом­энергомаша» уже проявили 9 регионов России, в том числе Мурманская область

Интерес к проектам по созданию ветропарков при участии «Атом­энергомаша» уже проявили 9 регионов России, в том числе Мурманская область

В российском правительстве говорят о развитии альтернативной энергетики, но на деле возникает масса проблем. Возможно, ситуация изменится: влиятельный «Росатом» в лице «Атомэнергомаша» заинтересовался ветряками.
Долгое время в России закрывали глаза на альтернативную энергетику - иначе и быть не могло в стране дешевого газа. Скептицизма добавляло отсутствие стимулов со стороны государства. В Европе власти дотируют потребителей: например, при установке солнечной батареи в Германии могут вернуть до 50% ее стоимости, а в России никаких льгот нет. Первые подвижки наметились два года назад, когда глава правительства Владимир Путин поставил перед генераторами задачу к 2020-му увеличить долю альтернативной энергетики до 4,5%. Вслед за призывом премьера Госдума приняла федеральный закон «Об энергосбережении». Но кардинальных изменений эти действия пока не принесли. С использованием возобновляемых источников энергии (ВИЭ) в России ежегодно вырабатывается менее 1% общего объема электроэнергии. В чем же дело?
Недоделанная система
Сегодня себестоимость электроэнергии, полученной из привычных источников и ВИЭ (за исключением солнечной), уже вполне сопоставима. «Если при подсчетах учитывать платежи, связанные с выбросами углекислого газа, то ветровая генерация в Европе вполне конкурентоспособна с традиционной», - приводит пример старший аналитик I2BF Venture Capital Александр Корчевский. Развитие технологий идет на пользу ветрогенерации, так как постепенно повышается ее эффективность и снижается себестоимость. По оценке эксперта, в течение 5-10 лет этот способ получения энергии продолжит дешеветь. А себестоимость традиционной генерации, наоборот, будет постепенно увеличиваться.
Неудивительно, что новыми направлениями заинтересовались многие игроки. Так, незадолго до кризиса испанская Iberdrola Renovables и краснодарская компания «Ветроэн-Юг» объявляли о гигантском даже по европейским масштабам проекте - построить на Кубани 10 ветропарков мощностью по 100 МВт и общей стоимостью 1,6 млрд евро. Годом позже о строительстве ветропарка на Кольском полуострове мощностью 200 МВт договорилась с администрацией Мурманской области голландская компания Windlife Energy. Однако в обоих случаях дальше разговоров дело не пошло. Одна из причин заключается в отсутствии законодательной поддержки отрасли, без которой ветроэнергетика в России окажется убыточной, так как ей придется конкурировать с «привилегированной» генерацией из углеводородов. «Традиционная энергетика является мощным объектом субсидирования, и так происходит по всему миру, не только в России», - объясняет вице-президент Российской ассоциации ветроиндустрии (РАВИ) Анатолий Копылов. По данным Международного энергетического агентства, в 2009 году общемировой объем таких субсидий достиг 312 млрд долларов. В России на эти цели ежегодно тратится около 40 млрд  долларов. «Реального экономического соревнования в такой ситуации быть не может», - продолжает Анатолий Копылов. Возобновляемая энергетика, и в частности ветровая генерация как один из самых динамично развивающихся ее секторов, тоже требует поддержки от государства, убежден он. Не потому, что технологии чрезмерно дорогие, а потому, что льготами пользуются конкурирующие направления, особенно тепловая генерация на газе и угле.
В поправках, которые были приняты в федеральный закон «Об электроэнергетике» в ноябре 2007 года, основные положения такой системы поддержки, по сути, сформулированы. В частности, затраты на технологическое присоединение к сетям генерирующих станций на основе ВИЭ мощностью до 25 МВт должны компенсироваться за счет федерального бюджета. Дело за малым: принять десятка полтора подзаконных актов, в которых будет подробно изложено, в каких масштабах и кто именно будет платить, а кто - получать субсидии. Иными словами, нужны конкретизирующие документы, которые сделают систему поддержки работающей. «Часть таких актов готова. Но нет ключевых, задающих экономические стимулы для развития возобновляемой энергетики», - сетует вице-президент РАВИ. 
«Малышам» не место
Пока принятие необходимых подзаконных актов откладывается, у частного бизнеса нет уверенности в возврате вложенных средств, и намеченные проекты стоят на месте. В то же время активизировались крупные госкорпорации, пожелавшие оказаться в авангарде, когда двери на рынок ветроэнергетики будут открыты. Так, «Ростехнологии» подписали соглашение с Siemens и «Русгидро» о локальном производстве ветровых турбин. Последняя из этих компаний (тоже, напомним, государственная) планирует построить ветряную электростанцию мощностью до 36 МВт в рамках подготовки к проведению в 2012 году саммита АТЭС во Владивостоке. Партнерами «Русгидро» выступают японские Mitsui и J-Power - они будут поставлять турбины, а также софинансировать проект. «Дальний Восток выглядит идеальным местом для создания ветряной энергетики. Регион обладает богатыми ветряными ресурсами, а удаленность от основных центров традиционной генерации делает еще более привлекательной идею формирования там локальных генерирующих мощностей, не зависящих от поставок топлива из центральных районов страны», - комментирует Александр Корчевский. Другим плюсом проекта является сотрудничество «Русгидро» с японскими компаниями, которые уже имеют опыт в ветроэнергетике.
Но, пожалуй, самые большие амбиции в этой области у «Атомэнергомаша», энергомашиностроительного подразделения госкорпорации «Росатом». Компания поставила перед собой цель стать глобальным игроком в производстве оборудования и управлении ветропарками со значительными позициями как в России, так и на мировой арене. «Атомэнергомаш» планирует к 2020 году довести долю ветроэнергетики в портфеле заказов до 20%. «Среднегодовой рост рынка альтернативной энергетики на 20% не может нас не интересовать, - подчеркивает генеральный директор «Атомэнергомаша» Владимир Кащенко. - Мы здесь просто обязаны присутствовать. Другие компании пока не проявляют особой заинтересованности, потому что стоимость газа и углеводородного сырья в России еще низкая. Но идет постепенный переход к рыночному регулированию цен, что делает альтернативную энергетику очень перспективной отраслью». Компания планирует развиваться в двух направлениях: создания ветрогенераторов и девелопмента ветропарков. Для выпуска ветряных турбин в ближайшее время «Атомэнергомаш» намерен определиться с иностранным технологическим партнером. По словам Владимира Кащенко, альтернативная генерация технологически развивается настолько быстро, что покупать готовые патенты или лицензии в этой сфере было бы бессмысленно. В то же время интерес к проектам по созданию ветропарков при участии «Атом­энергомаша» уже проявили девять регионов России, в том числе Алтайский и Краснодарский края, Архангельская, Мурманская, Ленинградская и Калининградская области.
На что же надеется госкорпорация в отсутствие четких правил игры на рынке? У Владимира Кащенко есть ощущение, что все экономические условия будут созданы уже в 2011 году: «Помимо чутья, существует ряд конкретных предпосылок для этого. Те решения, которые сейчас принимаются относительно надбавок за альтернативную энергетику, предвещают создание условий для развития этого бизнеса». В частности, в октябре правительство утвердило еще один важный документ - критерии предоставления субсидий на техническое присоединение генерирующих объектов к сетям.
Шаги «Атомэнергомаша», безусловно, повлияют на отрасль в целом, уверен Александр Корчевский. «Рынок обещает стать не очень большим (7 ГВт к 2020 году), а если существенная его часть еще и будет принадлежать госкомпаниям, то частному бизнесу останется не такой уж большой простор для маневра. Это поставит перед ним все тот же вопрос: а стоит ли вообще рисковать?» - предупреждает эксперт.
www.finansmag.ru

Поделиться: