16:1408.02.11

Будущее Арктических стран: нефтегазовое богатство или экологическая катастрофа?

Будущее Арктических стран: нефтегазовое богатство или экологическая катастрофа?

Готовы ли Россия и Норвегия к совместной работе на Арктических месторождениях? Какие вызовы и экологические угрозы стоят перед ними? Эти и другие вопросы обсуждали участники V международной конференция «Арктические рубежи - 2011», прошедшей на прошлой неделе в Норвегии.
По словам ведущих норвежских экспертов, в Норвегии заканчиваются запасы нефти и газа, поэтому страна возлагает большие надежды как на новую зону, отошедшую ей при определении линии делимитации в Баренцевом море, так и на начало разработки российской части Баренцева моря.
«Мы пока не знаем, какие запасы нефти и газа находятся в бывшей спорной зоне. Сейчас полагаемся на очень старые сейсмические исследования, проведенные еще Советским Союзом», - говорит советник Econ Poyry AS Даниель Фьертофт.
По его словам, Норвегия, как большая нефтегазовая страна, сейчас стоит перед крахом добычи нефти. Если в скором времени она не откроет новые крупные нефтяные месторождения, то в ближайшие 20 лет объемы нефтедобычи будут падать. Поэтому Норвегия заинтересована в том, чтобы Россия как можно быстрее начала работы на своей части Арктического шельфа, хочет участвовать и оказывать помощь в этих проектах. Однако Россия сейчас не готова развивать месторождения Баренцева моря, кроме Штокмановского проекта, уверен норвежский советник.
На сегодняшний день только две российские компании - «Газпром» и «Роснефть» - могут потянуть работу с новыми месторождениями в Баренцевом море, но они сейчас заняты с проектами на Ямале и в Западной Сибири. Поэтому пока Арктический регион не является для России приоритетным для форсирования работы.
По словам представителя нефтегазовой ассоциации Норвегии Фльфреда Нурьгора, развитие новых месторождений на севере норвежской части Баренцева моря несет в себе угрозы, к которым страна пока не готова.
«Мы любим говорить, что в Норвегии самая лучшая в мире система реагирования и ликвидации аварийных разливов нефти (ЛАРН), но это далеко не так. Наши системы ЛАРН не совсем адаптированы для условий Баренцева моря», - заявил эксперт.
Эксперта поддержал и президент объединения «Беллона» Фредрик Хауге: «Все прекрасно знают о масштабах катастрофы в Мексиканском заливе. Несмотря на оперативность реагирования и пятитысячную флотилию судов, которые собирали разлитую нефть, там удалось собрать только один процент нефти».
По словам Хауге, на севере Норвегии нет даже приблизительного минимума судов и оборудования для ликвидации таких разливов, что наглядно продемонстрировала авария на статойловском месторождении Gullfaks в 2010 году. «Жадность и интересы выгоды преобладают над вопросами экологической безопасности», - уверен президент Беллоны.
Естественно, обсуждение перспектив нефтегазового комплекса в Баренцевом море нельзя рассматривать вне его воздействия на климат как Арктики в частности, так и планеты в целом. «Изменения климата очень заметно, в первую очередь, в Арктике, и нас пугают негативные последствия этого процесса», - рассказал министр иностранных дел Норвегии Йонас Стере.
Он подчеркнул, что развитие нефтегазовой деятельности не должно повредить рыболовству, которое в Норвегии всегда было, есть и будет, в отличие от краткосрочного периода нефтедобычи.
По словам Фредрика Хауге, климатические изменения - серьезная угроза для севера. Так, если в среднем по миру температура поднимается на два градуса в 100 лет, то в Арктическом регионе она повышается на 5-6 градусов.
«Северные моря - одни из самых чистых в мире, поэтому, борясь против нефтегазовой активности в этом регионе, я вижу, что нам есть за что бороться», - отметил Хауге, подчеркнув, что никого не впечатляют усилия нефтегазового комплекса по снижению воздействия на климат и окружающую среду.
Кроме нефти и газа существуют другие ресурсы. Арктические регионы крайне перспективны в области развития экологически чистой возобновляемой энергетики. «Я не думаю, что Штомановский проект может быть реализован в ближайшие 25 лет. Это очень большой срок для Европейских стран, развивающих возобновляемую энергетику быстрыми темпами. Может так получиться, что когда нефтегазовые компании будут готовы к Штокмановскому проекту, этот дорогой газ Европе уже не будет так нужен», - уверен президент Беллоны.

 

 

Поделиться: