14:4030.03.11

«Газпром» хочет всколыхнуть Мурманскую область в своем развитии

«Газпром» хочет всколыхнуть Мурманскую область в своем развитии

Сегодня генеральный директор ООО «Газпром нефть шельф» Александр Мандель (фото 1) провел совещание и пресс-конференцию для мурманских ученых, экологов и журналистов по заранее заявленной теме: вопросы обустройства и освоения Приразломного нефтяного месторождения. На мероприятии также присутствовали директор дирекции по строительству МЛСП «Приразломная» этой компании Михаил Волохов, заместитель генерального директора по капитальному строительству Олег Соколов и главный инженер Александр Киссер. Но участниками пресс-конференции они не стали - за всех на все вопросы и на все темы ответил Александр Яковлевич.
Большую часть своей обширной презентации Александр Мандель посвятил работе Газпрома вообще, на всех существующих объектах, а также - проекту Штокмана и строительству МЛСП «Приразломная». Об этом мы сообщим позднее, а пока приведем информацию, прозвучавшую непосредственно на пресс-конференции, то есть не в монологе генерального директора ООО «Газпром нефть шельф», а в режиме: вопрос-ответ.
- Вчера на пресс-конференции экс-глава Териберки Валерий Яранцев сообщил, что две недели назад работу по строительству дороги от этого поселка к губам Орловка и Завалишина были прекращены, вся техника вывезена. Это какой-то плановый период перерыва?
- В этом году работы по строительству дороги продолжатся. Просто вахтовики в 2010 году трудились опережающими темпами - за 8 месяцев выполнили годовой план. Мы же работаем, согласно выделенному бюджету, поэтому пока работы приостановлены. Техника использовалась не только наша, но и мурманская, потому что ваши специалисты работали на данном участке на условиях субподряда. Проводили взрывные работы на скальном грунте. Эта техника вывезена в Мурманск. Всего в прошлом году затратили на дорогу 700 млн рублей, в этом году на достройку выделено 540 млн рублей. Опять будет все мобилизовано. Мы продолжаем работу, потому что в 2012 году уже хотим заниматься портом. Хотим стартануть, ведь порт - это грузы, выход к заводу СПГ. В 2011 году проектные расчеты по порту будут закончены. Инжиниринговые работы все проведены, у нас есть некоторые подходы к развитию порта. Строительство завода СПГ и создание системы обеспечения на все 100% будем финансировать мы. Будут построены два строительных терминала. Грузы СПГ станут проходить в сухопутной части в блок-модулях по 3 тысячи тонн.
- В центральной прессе проходила информация, что третий участник проекта Штокмана - компания «Статойл-Гидро» - приостановила его финансирование и чуть ли не выходит из проекта. Насколько это соответствует действительности?
- Я не слышал, что норвежцы выходят из проекта. Наоборот - они ведут свои дела. Скажу откровенно: на участников Штокмана немножко повлиял кризис. Рынок газа колыхнулся в несколько иную сторону. «Газпром» в тот период не продал очень много своего газа с месторождений. И в Норвегии есть проблемы с газовым рынком сбыта. По перспективам этого рынка мы ведем совместные работы. Никакого отката от проекта со стороны «Статойлгидро» нет, может быть, только какие-то корректировки. А группа компаний Газпрома активно ведет свою работу. Мы хотим ваш регион всколыхнуть. Все проекты толкаем к вам: дорогу строим, инженерные изыскания продолжаем, платформу «Приразломная» сюда пригнали, а могли в любое другое место загнать. Цель такая: Мурманск - развивать. Деньги в «Приразломную» все равно вливать надо, нам все равно где их отдавать, а здесь - с перспективой, которая должна расти. Многофункциональное ледокольное судно «Владислав Стрижов» здесь у вас в доке стоит. Мы за прошлый год в Мурманской области оставили около миллиарда рублей.  700 млн рублей, как я уже говорил, ушло на дорогу от Териберки, где генподрядчиком выступил «Стройгазконсалтинг». И в 35-й завод вкачали 250 млн рублей. Генподрядчиком строительства «Приразломной» выступил «Севмаш», но, тем не менее, он в завод вложил деньги. Зайдите туда, посмотрите, какая там прекрасная столовая, цеха. Построили на заводе инжиниринговые площадки, где могут размещаться 450 человек. Компьютеризировали все, новые линии провели, связь. Все светится, чистенько, уютненько. Складские помещения сделали, отремонтировали технику, крановое хозяйство. Сделали дноуглубление, отремонтировали и усилили береговую часть - причалы, потому что грузы сюда большие идут. То есть, мы вкладываем. Дураки же не вкладывают. А мы смотрим в перспективу. Начинаются большие дела. Вы должны быть уверены - мы сюда пришли надолго. Темпы чуть-чуть надо усилить. Будем делать это.
- Что будете делать с попутным нефтяным газом?
- Этот газ мы всегда (опыт работы на других проектах «Газпрома». - Авт.) стараемся использовать на свои хозяйственные нужды - выработку электроэнергии и тепла. Но все 100% газа использовать и утилизировать не можем - он сгорает. Попутного газа будет немного - около 25-30 кубов. Серьезные объемы - это 200-240 кубов и выше. Спустя 5-6 лет эксплуатации Приразломного нефтяного месторождения газа будет много, и для собственных нужд это будет уже избыток. В среднем 85-90% газа утилизируем, остальное будем сжигать. В малогабаритных установках производится очень мало попутного газа, поэтому лучше его не использовать, а сжигать. Сейчас в «Газпроме» обсуждается этот вопрос. Может быть, будем закачивать его обратно в скважину. За сжигание газа мы будем платить, как за загрязнение окружающей среды. Эти расходы заложены в расчетных параметрах. Данная проблема остро стоит не только у нас, а во всем мире. Есть небольшие контейнеры, которыми этот газ вывозится. Рассматривается вопрос выделения из попутного газа бутановой части.
- Какой максимально возможный объем утечки нефти рассматривается при планировании ЛАРН (план ликвидации аварийных разливов нефти)? Какая при этом будет использоваться технология? Какова эффективность этой технологии?
- Есть три типа возможных сценариев аварий: на танкере, на платформе и из скважины. Из скважины бывают выбросы нефтегаза. У нас давление гидростатическое, газа немного, но, тем не менее, все возможно. У всех наслуху скандал с «Бритиш Петролеум» в Мексиканском заливе. Но у этой компании несколько иная технология разработки месторождений и проведения геологоразведки. У нас все оборудование находится наверху, на платформе - это почти как на земле. Мы контролируем процесс, во время бурения снимаем большие параметры геолого-технического контроля. До 100 литров прибавки к морской жидкости фиксируется, и тогда срабатывают все системы контроля. Можем закрыть устье скважины. Трубу можно перекрыть или вообще срезать и закрыть - все бывает в жизни. Во всем есть риски, и мы их рассматриваем. Степень возможных рисков обеспечиваем оборудованием. Сделали расчет возможного разлива нефти на танкере (10 тысяч тонн), на платформе (1500 тонн) и из скважины (525 кубов). Построена математическая модель возможного разлива нефти - куда будет двигаться нефтяное пятно, чтобы мы могли его локализовать. К этим работам планируем привлекать МБАСУ (Мурманское бассейновое аварийно-спасательное управление). Надо управлять процессом.
- Для работы на буровой платформе будет необходим персонал. На конференции «Нефть и газ Арктического шельфа» в Мурманске вы говорили о том, что в заполярной столице будет построен центр для подготовки морских специалистов. Когда эта работа начнется?
- Сегодня мы с вашими властями работаем над выбором площадки под центр. Думаю, что стройка начнется в 2012 году. В центре должны готовить по всем морским специальностям. Там станут обучать профессии впервые, а также заниматься переквалификацией действующих специалистов - 1 раз в 3 года. Центр рассчитан на обучение трёх тысяч человек в год. Все новинки, что есть в мире, мы туда закупим, с IT-технологиями. Уже говорили на эту тему с коллегами из других зарубежных компаний. Чтобы было все приближено к реалиям.
- Экологами для проведения общественной экологической экспертизы проекта достройки платформы «Приразломная» была запрошена проектная документация, что разрешено действующим законодательством. Для вашей компании получить независимую общественную экологическую экспертизу совершенно бесплатно - наверное, было бы благом. Экологи получили ответ: приходите в офис и знакомьтесь с документацией с 9 до 18 часов. Но ведь на госэкспертизу вы не приглашаете экспертов на таких условиях - они работают над проектной документацией по своему основному месту работы. Тем более что независимые экологи (WWF, Союз охраны птиц России, зарегистрированный в Москве - Авт.) живут не только в Москве, а также в Петербурге, Мурманске. В век цифровых технологий нет проблем с передачей этих документов в электронном виде. Почему так не делается?
- Мы работаем в зоне действия военно-морского флота. Там гостайна - везде и всюду. Даже информация о течениях - уже гостайна. А вы даже отказываетесь подписать с нами договор о конфиденциальности предоставленной информации. Я, как руководитель, общался со специальными органами. Мы понимаем, что происходит. Вы мне покажите, где вы зарегистрированы, я должен все понимать. У нас свой порядок - конфиденциальность.

Поделиться: