13:5505.04.11

Рыбаки ждут от правительства России разъяснений работы на промысле по новым правилам, продиктованным Договором о разграничении морских пространств в Баренцевом море

Рыбаки ждут от правительства России разъяснений работы на промысле по новым правилам, продиктованным Договором о разграничении морских пространств в Баренцевом море

Сегодня в Союзе рыбопромышленников Севера, прошла пресс-конференция, на которой представители рыбацкого сообщества рассказали журналистам о сложностях, которые, по их мнению, обязательно появятся у российских рыбаков при вступлении в силу Договора о разграничении морских пространств в Баренцевом море и сотрудничеству в Северном Ледовитом океане. Этот документ вступает в силу в конце мая.
Ключом к распределению морских биоресурсов Северо-Восточной Атлантики, по мнению Виталия Касаткина, председателя правления СРпС, является район 200-мильной рыбоохранной зоны у Шпицбергена, введенной Норвегией в 1977 году в единоличном порядке. Там российский рыболовный флот добывает ежегодно от 220 до 270 тысяч тонн рыбы. В российской экономзоне добывается каждый год, в зависимости от промысловой обстановки, от 140 до 180 тысяч тонн ВБР, очень редко - до 210 тысяч тонн.
«Этот баланс и диктует условия распределения квоты, на которую Россия имеет точно такие же права, как и Норвегия, - сказал Виталий Петрович. - Поэтому наша основная задача: после вступления Договора в силу сохранить российские правила рыболовства, условия работы флота в этом промрайоне. Правительство РФ должно четко разъяснить правила игры. Мы надеемся на это, так как в заявлении в ГД к данному документу это все указано. На основании этого заявления мы хотели бы и дальше работать в этом районе под охраной российских рыбоохранных организаций и пограничников. Рыбаки будут находиться под юрисдикцией России в их лице».
Традиционно работает в Баренцевом море группа компаний МТФ, поэтому Николай Карлин, исполнительный директор ОАО «Мурманский траловый флот», как он пояснил, - лицо, заинтересованное в сохранении прежних принципов рыболовства в зоне Шпицбергена.
«В меру своих возможностей МТФ с самого начала подготовки к подписанию этого Договора принимал в этом участие, - пояснил Николай Васильевич. - И когда упрекают, что рыбаки слишком долго спали и поздно проснулись, я говорю, что это неправда. Как только мы получили первые материалы по Договору, то сразу включились в работу. Заявление Госдумы, которое мы сегодня имеем, конечно, в первую очередь - заслуга самих депутатов. Но и мы, рыбаки, не оставались в стороне. Осенью этого года состоится 40-я юбилейная сессия Смешанной российско-норвежской комиссии по рыболовству, и нам бы очень хотелось, чтобы те принципы, по которым работают сейчас российские и норвежские рыбаки, были соблюдены. Мы считаем, что единые правила по техническим мерам регулирования, провозглашенные на 39-й сессии СРНК, должны развиваться, совершенствоваться и впредь».
- Какой правовой статус заявления депутатов ГД? Кого и к чему оно обязывает? - интересовались журналисты.
- Оно носит внутренний характер, будет опубликовано в «Парламентской газете» и вступило в силу в день подписания - 25 марта, - ответил Вячеслав Зиланов, председатель КС «Севрыба». - Заявление является для правительства России и его министерств и ведомств морально обязывающим документом. Прежде всего, оно направлено президенту Медведеву. Это уже говорит о том, что глава государства должен уделить вопросам рыболовства самое пристальное внимание, используя свою власть, как гаранта Конституции. Во-вторых, там есть прямое обращение к российскому правительству. Мы, рыбаки, добивались придания другого статуса этому документу. Хотели, чтобы он вошел в ратификационную грамоту при передаче Договора о разграничении морских пространств в Баренцевом море Норвегии. Но эта точка зрения была заблокирована депутатами от «ЕР». Нас больше устраивал документ, подготовленный фракцией КПРФ, который также был «затоптан «медведями». В данной ситуации заявление ГД - этот тот оптимум, которого удалось добиться. Мы будем добиваться, чтобы этот документ претворялся в жизнь, как правительством РФ, так и администрацией президента.
- Норвежцы, получается, могут руководствоваться только Договором о разграничении, и это заявление Госдумы им - не указ?
- Формально - да, - сказал Вячеслав Константинович. - Но, как добрые соседи, заявлявшие в СМИ (в частности - министр иностранных дел Стере), что российские рыбаки напрасно волнуются, и все наработанное совместно будет сохранено на прежнем уровне, они должны исполнить эти обязательства.
- Сохранится совместное управление запасами?
- По данному Договору они сохраняются в связи с тем, что продлеваются Соглашения 1975 года и 1976 года, оба - на 15 лет, - пояснил Вячеслав Зиланов. - И СРНК тоже продолжает работать. То есть, юридическая база продления процесса управления совместными запасами создана. Вопрос - в практическом ее применении. В этой связи мы будем проводить линию, изложенную в Приложении 1 «Вопросы рыболовства», которое было нами откорректировано новыми позициями. Это было необходимо сделать, потому как, чтобы управлять совместными запасами, нужно постоянно отслеживать гидрологический режим Баренцева моря, где есть уникальный в масштабах всего Мирового океана Кольский гидрологический разрез. Там проводятся наблюдения уже 100 лет. Весь этот Кольский гидрологический разрез находился ранее в российской экономзоне, а после проведения линии разграничения в российской акватории осталось только 4 гидрологические станции, а остальные - в норвежской зоне. Но в соответствии с Конвенцией ООН по морскому праву, исследования сырьевых ресурсов, теплового режима проводятся только с согласия прибрежного государства. К сожалению, ни в Договоре, ни в Приложении 1 «Вопросы рыболовства» возможность продолжения российской стороной научных исследований в этой области не оговорена. Мы считаем, что в данное приложение должны быть внесены соответствующие коррективы. Это позволяет сделать и сам Договор.
- Виталий Петрович говорил, что ожидает от российского правительства разъяснений действия Договора, который вступает в силу в середине или в конце мая. Что это должно быть - постановление правительства РФ? А если этот документ не выйдет, что тогда?
- На сегодняшний момент мы уже начинаем работать по этому вопросу, - отвечал Виталий Касаткин. - Ясно, что работать так, как это было до Договора, мы не сможем. Как будем работать после вступления документа в силу - зависит от нас и российского правительства. Для рыбаков должно быть четкое разъяснение работы в районе Шпицбергена. Содержание Договора конкретных ответов по реальной работе промыслового флота не дает, поэтому и появилось заявление Госдумы, а к нему должно быть издано распоряжение или постановление правительства для рыбной промышленности. Согласно пункту 2 Договора, к западу от линии разграничения распространяется юрисдикция Норвегии. Как наши соседи будут применять на практике этот пункт - нам непонятно. Потому и просим дополнительные разъяснения правительства.
- Главное, чтобы наши капитаны и моряки не стали заложниками разных неприятных моментов при исполнении этого Договора, - дал свой ответ на вопрос Николай Карлин. - Поэтому мы и доказывали в ГД и российском правительстве, что над документом нужно еще много работать, делать различные пояснения, в том числе и Министерству иностранных дел.
- После вступления Договора в силу уже непонятна такая вещь: где проходит линия разграничения 200-мильной экономической зоны государства, а где она касается только континентального шельфа? - включился в ответы Вячеслав Зиланов. - Из чертежной конфигурации, данной в Договоре, об этом можно только догадываться. А непосредственно на промысле капитан должен иметь карты, с точно нанесенными на них линиями, потому что в экономзоне действует один режим рыболовства, а на континентальном шельфе, за пределами экономзоны, - другой, касающийся так называемых сидячих объектов (имеющих контакты с дном. - Авт.). На сидячие виды ВБР - полные суверенные права прибрежного государства. Мы просим также правительство России разъяснить: где капитаны судов должны запрашивать разрешения норвежцев на выход (и выход) в зону промысла у Шпицбергена? Они должны действовать по национальным правилам или по правилам, согласованным в рамках СРНК. На сегодняшний день ответов на эти практические вопросы - по условиям Договора - нет.

Поделиться: