13:2620.04.11

Родимые пятна платформы «Приразломная»

Родимые пятна платформы «Приразломная»

С ноября 2010 года платформа «Приразломная» находится в Мурманске, на 35-м судоремонтном заводе (филиал ОАО «ЦС «Звездочка»), где идет ее балластировка и достройка. По планам, нынешним летом она будет отбуксирована на месторождение, а в конце года первый российский арктический промысел даст нефть, сообщает журнал «Нефть и капитал». 
МЛСП строили на «Севмашпредприятии» 16 лет. Конечно, в отношении сроков это не предел - вот Новоуренгойский ГХК строят с 1993 года и планируют запустить только в 2012, - однако процесс, безусловно, затянулся.
Причины этого всем хорошо известны: в проекте неоднократно менялся состав акционеров, были перебои с финансированием. Кроме того, не раз пересматривалась схема обустройства месторождения, что влекло за собой необходимость корректировки проекта платформы. Понятно, что следствием всех этих «метаний» были дополнительные затраты.
На сегодня глава «Газпром нефть шельфа» Александр Мандель оценивает вложения в проект освоения Приразломного в $4 млрд - это примерно в четыре раза больше, чем в начале работ.
История проекта освоения Приразломного месторождения, открытого на шельфе Печорского моря в 1989 году, - клубок противоречий. С одной стороны, на наш взгляд, нефть Приразломного на протяжении всего периода подготовки проекта была России, по большому счету, не очень нужна. В 90-е годы, когда проект начинался, страна фиксировала стремительное падение добычи (до 300 млн твг!) - компаниям не хватало денег для поддержания производства на уже работающих промыслах, и речь об освоении новых не шла. В 1998 году ситуацию усугубил кризис. В начале 2000-х добыча (вместе с мировыми ценами на нефть) пошла вверх - прежде всего, за счет восстановления утраченного потенциала. В конце 2004 года правительство приняло принципиальное решение о строительстве трубы на восток, в 2006 году началось сооружение ВСТО. Соответственно, дискуссии на тему, что должно быть приоритетом - освоение запасов шельфа или Восточной Сибири, - приобрели скорее теоретический характер. На тот момент «выиграла» Восточная Сибирь, гиганты которой - Талаканское, Верхнечонское и Ванкор - дают возможность России наращивать добычу, а по итогам прошлого года позволили преодолеть планку в 500 млн твг.
С другой стороны, за счет его реализации выживали в трудные времена оборонные предприятия российского севера, прежде всего ПО «Севмаш». Как сказал в одном из интервью стоявший у истоков проекта академик Евгений Велихов, «в результате деятельности «Росшельфа» уцелел и «Севмаш». Без платформы, без того вклада, который «Газпром» сделал в преобразование мощностей предприятия (он оценивается в несколько десятков миллионов долларов), завод сегодня был бы другим». И с этой точки зрения затеянный долгострой можно считать благом.
Без денег и документов
Хотя целью компании при реализации любого нефтегазового проекта является, конечно, добыча углеводородов и получение прибыли, при освоении Приразломного квинтэссенцией процесса представлялось (и представляется) сооружение одноименной морской ледостойкой платформы. Историю ее строительства можно условно разбить на три этапа. На каждом из них прогресс работ по платформе определялся теми перипетиями, которые переживал ее заказчик - «Росшельф» - и компании, наследовавшие ему.
«Приразломную» заложили на «Севмаше» в декабре 1995 года. Ее строительство началось с работы над кессонами (всего их четыре), из которых предстояло составить основание платформы.
К этому времени «Росшельф» уже более двух лет владел лицензиями на Штокмановское и Приразломное месторождения. Учредителями «Росшельфа» в 1992 году выступили 19 предприятий, в том числе «Газпром», «Архангельскгеология» (позднее «Архангельскгеологодобыча», АГД), «Севмаш», «Северсталь», Кировский и Ижорский заводы, специализированные КБ и НИИ. «Газпром» с 1993 года владел контрольным пакетом акций «Росшельфа».
На момент закладки платформы в «Росшельфе» налицо был конфликт интересов акционеров. Все, кроме «Газпрома» и АГД, стремились освоить как можно больше денег на строительстве платформы, а «Газпром» и АГД, в свою очередь, были заинтересованы в сокращении затрат. При этом сначала единственным источником средств для проекта был «Газпром», который в 1993 году дал правительству гарантии финансирования проектов «Росшельфа» и открыл ему кредитную линию на подготовку ТЭО освоения Приразломного и Штокмана. Совершенно понятно, однако, что разработка Приразломного (а на тот момент и Штокмана) в приоритете у «Газпрома» не стояла. Тем не менее в 1993 году «Газпром» смог привлечь в проект иностранного инвестора - австралийскую ВНР Petroleum.
Поддержанные правительством и президентом «промышленные» акционеры «Росшельфа» форсировали начало строительства платформы, для которой на тот момент даже не было еще окончательного проекта. За основу взяли вариант, предложенный работавшим по заказу «Росшельфа» ЦКБ МТ «Рубин», - платформы гравитационного типа без грунтовой засыпки. Срок строительства был определен в 36 месяцев!
ВНР Petroleum привлекла в проект британскую Kellogg Brown & Root, которая совместно с «Рубином» (бюро осталось главным российским подрядчиком по проектированию) в 1996-97 годах разработала FEED платформы и занималась детальным проектирование кессонов. Кроме того, с участием британцев в проекте была проведена оптимизация затрат, которая позволила снизить стоимость строительства платформы, оценивавшуюся сначала примерно в $1,25 млрд, до $850 млн.
В 1997 году Приразломное было официально включено в перечень месторождений, которые могут разрабатываться на условиях СРП, однако работа по подготовке соглашения шла очень медленно. В 1998 году ВНР вышла из проекта, и в течение трех последующих лет строительство платформы финансировалось скудно. В 1999 году приводились данные о том, что в проект инвестировано $130 млн. В этот период «Газпром» искал нового иностранного партнера. Им могла стать немецкая Wintershall, однако дальше меморандума о сотрудничестве дело не пошло. В итоге к 2000 году, спустя пять лет после начала строительства, «Севмаш» выполнил только 20% работ. Подготовка технической документации проекта (в частности, верхнего основания) так и не была завершена. Кстати, к этому времени вместо изначально запланированного одного бурового станка (и одной технологической линии) на «Приразломной» после изменения схемы освоения месторождения было решено поставить два.
Преждевременная эйфория
В 2001 году конфликт интересов в «Росшельфе» удалось снять. «Промышленные» акционеры (после длительного сопротивления) продали свои акции, конечным собственником которых стала «Роснефть». Две госкомпании в конце 2001 года договорились о создании на паритетных началах ЗАО «Севморнефтегаз», которое должно было заняться освоением не только месторождений «Росшельфа», но и Вынгаяхинского, Етыпуровского и Харампурского месторождений «Роснефти».
Начали партнеры с Приразломного, в которое «Роснефть» обязалась вложить $130 млн - столько же, сколько вложил к этому времени «Газпром». То есть в проекте появились деньги, а «Роснефть», как их источник, временно стала его лидером. В 2002 году «Севморнефтегаз» заключил новый договор с «Севмашем» на изготовление опорного основания «Приразломной», а позднее и всей платформы.
Акционером «Севморнефтегаза» «Роснефть» была до конца 2004 года. И надо признать, что за эти три года проект освоения Приразломного достиг определенно прогресса. Вопервых, и в-главных, «Роснефть» за $67 млн купила старую платформу Hutton, верхнее строение которой было решено «пересадить» на «Приразломную». По мнению компании, это позволило сэкономить время и деньги - порядка $300 млн. Во-вторых, участие «Роснефти» позволило активизировать работы по строительству кессонов: в 2004 году были завершены работы по двум из них - второму и третьему. В-третьих, «Газпром», «Роснефть» и «ЦКБ «Рубин» создали ЗАО «Морнефтегазпроект», которое стало генеральным проектантом «Приразломной».
Вместе с тем покупка Hutton повлекла за собой необходимость перепроектирования верхних частей платформы. Как рассказали «НиК» в ЦКБ «Рубин», для того, чтобы установить на строящийся кессон интегральную палубу и отдельно стоящий жилой модуль Hutton, потребовалась разработка «такой схемы опор, которая исключала бы дополнительное подкрепление кессона и самого верхнего строения». Кроме того, «для размещения необходимого оборудования дополнительно была спроектирована промежуточная палуба и модуль вспомогательных систем. В результате верхнее строение из модульного стало интегральным, что потребовало изменения систем безопасности и вспомогательных систем, введения большого количества компенсаторов деформаций корпусных конструкций и трубопроводов». Перед «Морнефтегазпроектом» была поставлена задача максимально использовать оборудование Hutton (по предварительным оценкам - 70%), и в соответствии с ним организация разработала новый FEED-проект «Приразломной», который включал в себя перепроектированный Hutton. По тогдашним сообщениям «Роснефти», требовалось, в частности, изменить параметры Hutton по возможностям бурения: вместо 32 скважин - 40. Для этого требовалось установить более мощные насосы, применить агрегаты электроснабжения, которые смогут работать как на дизтопливе и попутном газе, так и на нефти. Технический проект бурового и эксплуатационного комплексов с использованием оборудования Hutton был разработан ЦКБ «Коралл».
В середине 2003 года затраты на строительство платформы, по данным «Вестника «Роснефти» оценивались в $900 млн, а на весь проект - в $2,5 млрд. К этому времени половина инвестиций в платформу была уже освоена, начало бурения на Приразломном планировалось на 2005 год. Оговоримся здесь, что имеются и совсем другие цифры оценки: в 2005 году в интервью «НиК» тогдашний глава «Севморнефтегаза» Иван Чернов заявлял, что инвестиции в освоение Приразломного составят $1,7 млрд.
Шаг назад и последний рывок
В самом конце 2004 года «Роснефть» вышла из проекта, продав долю в «Севморнефтегазе» «Газпрому» за $1,7 млрд - компании нужны были деньги для финансирования покупки «Юганскнефтегаза».
В наследство «Газпрому» «Роснефть» оставила массу проблем с Hutton. Как раз к 2005 году выяснилось, что большую часть оборудования и конструкций североморской платформы в условиях Арктики использовать нельзя - это показали итоги зимовок Hutton в Мурманске и на «Севмаше»).
По информации ЦКБ «Рубин», большинство оборудования Hutton в итоге было демонтировано и заменено на новое, также демонтированы и заменены трубопроводы, воздуховоды и кабели. Кроме того, оказалось, что и жилой блок Hutton не отвечает необходимым требованиям, поэтому он был спроектирован заново. Осенью 2007 года «Севморнефтегаз» разместил на Выборгском СРЗ заказ на строительство жилого модуля. К этому времени на «Севмаше» было закончено строительство всех четырех кессонов, которые были уже скреплены между собой. Выборгский СРЗ закончил строительство жилого модуля в 2009 году, и летом он был установлен на основание. По оценкам специалистов, в итоге от Hutton было использовано не более 30% оборудования и конструкций. На этот период приходится весьма знаменательная дата: в конце 2008 года - через 13 лет после начала строительства! - Государственная экспертиза выдала положительное заключение на окончательный проект «Приразломной».
В течение 2009-10 годов на «Севмаше» велся монтаж оборудования и шли пуско-наладочные работы. В частности, осенью 2010 года с установкой обеих частей вертолетной площадки был окончательно сформирован внешний вид платформы. Подрядчиками сооружения площадки выступили ОАО «Волгоградская фирма «Нефтезаводмонтаж» и ООО «Газпромэнергодиагностика». Тогда же на «Севмаше» появились специалисты американской Indrill International, которая спроектировала буровую вышку и поставила для нее оборудование. Перед отправкой платформы в Мурманск они завершили основные работы по монтажу бурового оборудования.
В ноябре прошлого года «Приразломную» отбуксировали в Мурманск на 35-й судоремонтный завод - закончить ее строительство на «Севмаше» не позволили глубины заводской акватории. Для того чтобы принять платформу, на СРЗ провели дноуглубительные работы, подготовили к установке 20-метровый мост, связывающий причал с понтоном. К концу года «Приразломная» была «привязана» к берегу, и на ней начался монтаж трубопроводов, прокладка кабеля, изоляционные и покрасочные работы. Плюс к тому на 35-м СРЗ проводилась балластировка: в кессон заливались вода (120 тыс. тонн) и бетон (144 тыс. тонн, для этого на берегу поставили два бетонных завода).
Что получилось?
По информации заместителя гендиректора «Севмаша» Валерия Бородина (до лета 2010 года он являлся ответственным сдатчиком платформы), в сооружении «Приразломной» участвовало порядка 100 подрядчиков и поставщиков. При этом «комплектация платформы - почти вся импортная, российского немного, однако интеллектуальная составляющая проекта - отечественная». При этом, как рассказал в интервью глава «Газпром нефть шельфа» (преемник «Севморнефтегаза») Александр Мандель, доля участия российских компаний и стоимость работ, выполняемых отечественными специалистами в ходе строительства «Приразломной», составят не менее 90%.
Итоговые характеристики «Приразломной» таковы: платформа гравитационного типа спроектирована для круглогодичной работы в экстремальных климатических условиях - в паковых льдах и при температуре до -50°С. Она состоит из кессона, промежуточной палубы и верхнего строения. Водоизмещение «Приразломной» - 117 тыс. тонн.
Размеры кессона - 126х126х24,3 м, он отчасти заполнен водным и твердым балластом, плюс к тому в кессоне находятся нефтехранилища объемом 130 тыс. м3, насосные станции и топливные цистерны.
Верхнее строение установлено на палубе размером 93х93 м, его сухой вес составляет 40 тыс. тонн. На нем расположено буровое (одна вышка порядка 50 м), технологическое (два крана) и вспомогательное оборудование, жилой блок (на 200 человек) и вертолетная площадка.
Проектный срок службы платформы - 25 лет. Уже сегодня, однако, известно, что «Приразломную» предполагается эксплуатировать 40 лет. Есть планы насчет ее использования при разработке Долгинского месторождения и организации на ней перегрузочного терминала.
В ближайших же планах «Газпром нефть шельфа» - буксировка «Приразломной» на месторождение летом нынешнего года. Бурение начнется в сентябре, а первая нефть должна быть получена в IV квартале текущего года.
В заключение - два слова о сроках окупаемости проекта. К моменту ухода из «Севморнефтегаза» «Роснефти» он оценивался в 10,5 года. При этом тогда в проект были заложены льготы, предусмотренные режимом СРП, на который, как известно, Приразломное так и не было переведено. В 2005 году Иван Чернов говорил «НиК»: «Условия СРП, несмотря на высокие цены, нам необходимы. Мы уже частично используем режим СРП: на него сориентированы все показатели. В частности, мы уже предусмотрели, что таможенные пошлины и НДС с нас взыскивать не будут, в том числе на заказанное оборудование. Если СРП не будет подписано, «Севморнефтегазу» придется выплачивать значительные суммы, не учтенные в экономике проекта».
По словам Александра Манделя, затраты на обустройство Приразломного составили $4 млрд, из которых порядка $1,8 млрд (55 млрд рублей) было потрачено на строительство платформы. В этих условиях совершенно понятно, почему «Газпром нефть шельф» намерен добиваться налоговых льгот.

Поделиться: