13:4522.04.11

Василий Омельчук: «Даже если мы всю землю-матушку заставим ветряками, нам их энергии все равно не хватит для обеспечения потребностей»

Василий Омельчук: «Даже если мы всю землю-матушку заставим ветряками, нам их энергии все равно не хватит для обеспечения потребностей»

По окончании вчерашней общественной проверки на Кольской атомной станции ее директор Василий Омельчук ответил на вопросы экспертов.
- В последнее время широко обсуждается тема дефицита топлива в ядерной энергетике, основанной на использовании обогащенного урана. Дефицит его на российских атомных станциях покрывается за счет обменных операций с американцами. Насколько готовы в концерне «Росэнергоатом» к этому дефициту?
- Эту тему я не могу осветить, как специалист, но попытаюсь, - сказал Василий Омельчук. - Первые опасения по данному поводу я услышал еще в 1982 году, когда проходил курсы повышения квалификации для руководящих работников. Сегодня есть разные оценки - и пессимистические, как у вас, и оптимистические - о том, что сейчас в РФ разведано достаточно запасов урана, чтобы обеспечить нормальное развитие отечественной атомной энергетики до 2050 года. Это те запасы, которые сегодня целесообразно добывать, обогащать и перерабатывать. Но есть и такие, заниматься которыми сегодня экономически невыгодно. Еще во времена Советского Союза вырабатывалась концепция замкнутого топливного цикла, с промышленной эксплуатацией реакторов-бридеров на быстрых нейтронах (traveling-wave), которые вырабатывают топливо не только себе, но и производят его для реакторов на тепловых нейтронах. Сегодня в нашей стране есть единственный в мире атомный реактор такого типа - на Белоярской атомной станции (60 км от Екатеринбурга), мощностью 600 МВт. Он сегодня успешно работает, но не в режиме бридера. Это произошло по разным причинам, в том числе и из-за того, что пока нет приемлемой технологии по переработке ОЯТ, и бридер пока не достиг того коэффициента воспроизводства, который в него закладывался. Сегодня в госкорпорации «Росатом» есть программа «Новая технологическая платформа», которая предусматривает создание реактора БН-800 на быстрых нейтронах с использованием в нем замкнутого топливного цикла. Коэффициент воспроизводства ядерного топлива там будет выше единицы. Программа «Новая технологическая платформа» предполагает загружать смешанное топливо - урана-235 и плутония-239. То есть, мы начнем вырабатывать замкнутый топливный цикл с использованием плутония-239. За рубежом уже это есть, в том числе - и на 3-м блоке Фукусимы. В Росатоме убеждают, что не надо беспокоиться по вопросу ограниченного запаса урана-235 в России, мы ведь закупаем рудники за рубежом - в Австралии, Монголии, ведем переговоры с Нигерией и с кем-то еще по поводу создания совместных предприятий по добыче и обогащению урана. Еще я не разделяю опасений по поводу сокращения запасов урана потому, что согласно программе развития атомной энергетики в РФ до 2030 года, решено утроить мощность атомных электростанций с учетом экспансии за рубеж. Россия подписала множество протоколов о намерениях строительства атомных станций в Китае, Индии, Болгарии, Турции, Армении, Белоруссии. Ведем активные переговоры и с другими странами. Американцы объявили о возобновлении своей ядерной программы. Французы не собираются сокращать свои ядерные планы. Если бы урана не было, эти страны не пошли бы на сохранение программ развития ядерной энергетики на тепловых нейтронах.
- Как вы относитесь к альтернативной энергетике, в частности - ветряной, с учетом ее безопасности? На фоне аварий, подобных той, что случилась на Фукусиме?
- В прошлом году я был в Индии на Генеральной ассамблее Всемирной ассоциации операторов атомных станций, и в качестве технического ознакомительного тура нас вывезли на строящуюся на берегу Индийского океана атомную станцию Куданкулам. Она строится по российскому проекту, с нашим оборудованием, при российском техническом содействии. Не доезжая километров 20-ти до АЭС, мы увидели кучу ветряков - километров 30 в длину и 10 км с лишним - в ширину. Причем ВЭУ там - единичной мощности 2 МВт, то есть, с большой мощностью. Общая мощность ветрового поля - 2,5 тысячи МВт. И вот рядом с ним строится АЭС Куданкулам, а в качестве источника энергоснабжения для начального этапа строительства используется 8 ВЭУ. Это мой философский ответ на ваш философский вопрос. Использовать ветряную энергию вместо атомной можно. Но если мы даже всю землю-матушку заставим ветряками, нам их энергии все равно не хватит для обеспечения своих потребностей. Да и ветра не хватит. Использовать газ для выработки электроэнергии - вообще абсурд. Получается, производим электроэнергию для того, чтобы добывать газ, а потом используем этот газ для выработки электроэнергии. Замкнутый круг.
- Изначально ведь «Штокман Девелопмент АГ» заявлял, что на работу завода СПГ в Териберке потребуется более 2 тысяч МВт?
- Да. Но сегодня в этом вопросе преобладает разумный подход. Компании - участники Штокмановского проекта - заявили почти 100 МВт мощности на период строительства СПГ и начала освоения месторождения. А это наша электроэнергия - атомная, потому что резервов у гидроэнергетики не так много. Я когда-то предлагал московским руководителям выкупить всю гидроэнергетику Кольского полуострова и сделать одну генерирующую компанию. Это было бы по-государственному. А сейчас каждый год гидроэнергетики вынуждены время от времени сбрасывать вхолостую электроэнергию в воду - для обеспечения корыстных интересов атомщиков. Государство, как собственник, не может допустить, чтобы АЭС были убыточными, а гидроэнергетика - уже больше частная, поэтому возникает конфликт интересов.
- Если мы говорим об озере Имандра, то неразумный сброс по Нивскому каскаду приводит к тому, что мы подрубаем биопродуктивность водоема, - прозвучал комментарий специалиста КНЦ РАН. - Если бы гидроэнергетики работали с атомщиками в паре, то зимой АЭС бы больше работала. А в паводок бы приостановила свою работу, чтобы не было переполнения водохранилища. У меня к вам, Василий Васильевич такой вопрос: как вы боретесь с проблемой пьянства и наркомании, которые присутствуют в современном обществе? Есть ли ее проявления на КАЭС? Руководитель одного из крупнейших предприятий горнопромышленного комплекса нашего региона мне говорил, что каждый месяц увольняет по 30-40 квалифицированных специалистов за пьянку.
- Наверное, такой проблемы на Кольской атомной нет. В год мы задерживаем с признаками опьянения 1-2 человек. Созданная здесь система контроля позволяет пресекать это явление на корню. Во-первых, мы ежегодно проходим профосмотры, в том числе - невролога и психиатра, которые по определенным признакам могут обратить внимание руководства на склонности нашего работника. Во-вторых, поощряем внутреннюю военизированную охрану за задержание людей с признаками алкогольного или наркотического опьянения. В-третьих, у нас в коллективе сложилась нетерпимое отношение к тем, кто злоупотребляет. И те, кто заметил что-либо подобное, не молчат. Оперативный персонал проходит ежедневный медицинский контроль перед заступлением на рабочую смену. До начала смены дежурный фельдшер докладывает начальнику смены о том, что все прошли медконтроль. Те, кто не прошел, не будут допущены к работе. Кроме того, по согласованию с профкомом, проводим выборочный контроль на алкогольное или наркотическое опьянение, который регламентирован моим приказом. По принципу генератора случайных чисел фельдшер ежедневно отбирает 10 человек из разных подразделений на освидетельствование. Неявка влечет за собой дисциплинарное взыскание и является сигналом к тому, чтобы в оперативном порядке провели медицинское освидетельствование. Не попадает в этот список никогда только директор, потому что Цезарь и его жена - вне подозрений.

Поделиться: