15:5416.06.11

Может ли Россия претендовать на углеводороды в Арктике?

Может ли Россия претендовать на углеводороды в Арктике?

Почему России необходим иностранный партнер для разработки месторождений арктического шельфа, каковы запасы нефти и газа в Арктике и может ли Россия на них претендовать? Об этом в интервью «Газете.Ru» рассказал директор Института нефти и газа Северного (Арктического) федерального университета Марсель Губайдуллин.
- Каковы современные оценки запасов углеводородных ресурсов в Арктике?
- По оценкам наших ученых, это порядка 100 млрд условных тонн газа и нефти. Это очень большие запасы с учетом того, что извлекаемые запасы нефти на суше России - примерно 7-8 млрд тонн.
Американские оценки значительно ниже, но, на мой взгляд, в этом есть политическая составляющая: США выгодно девальвировать наши ресурсные запасы.
Российские оценки основываются на результатах сейсморазведочных работ и бурения, большинство из которых были выполнены в 80-х годах, во времена СССР, когда государство выделяло средства на соответствующие опережающие изыскания. Сейчас на арктическом шельфе открыто и в различной степени подготовлено для разработки порядка 15 месторождений.
Арктика - наша кладовая газа, надо учитывать, что запасы углеводородов Западной Сибири идут на спад, а Восточная Сибирь полностью не компенсирует эти потери.
А без нефти и газа в ближайшие 20 лет нам не обойтись, что бы ни говорили сейчас о перспективах альтернативных источников энергии. Ранее реальной альтернативной считалась атомная энергетика. После аварии на «Фукусиме» многие страны стали пересматривать свое отношение к АЭС.
- Каковы наиболее перспективные арктические углеводородные проекты и с какими трудностями столкнутся их разработчики?
- На сегодняшний день в Арктике работают два проекта - Приразломное и Штокман. Приразломное расположено в 60 км от берега, содержит 70 млн тонн извлекаемых запасов нефти. Это пилотный проект. В августе-начале сентября планируется установка платформы, произведенной на «Севмаше». Запасы Штокмана еще более перспективны, там содержится природный газ и газоконденсат - всего 3,9 трлн кубических метров, месторождение входит в десятку крупнейших в мире.
Недавно «Газпром», «Тоталь» и «Статойл» после долгой дискуссии договорились о путях разработки этого месторождения с помощью плавучей платформы. Газ и конденсат будет перекачиваться на берег на расстояние 550 км в Мурманскую область, где будет находиться завод по сжижению природного газа. Часть газа будет сжижаться, а большая часть по трубопроводам направляться в Ленинградскую область - туда, где начинается Северный поток по дну Балтийского моря.
Это непростое технологическое решение. В таких сложных климатических условиях на такие расстояния с помощью компрессорных станций перекачивать газ еще никому не удавалось. Не будем забывать, что здесь Арктика, может возникнуть проблема образования гидратов (ледяных пробок), которые создают трудности при перекачке продукта.
Чтобы снизить риск этого, в газ будут добавляться специальные присадки типа гликоля. Разработчики говорят, что все компьютерно смоделировали, но, тем не менее, некоторые опасения с точки зрения успешности перекачки остаются: теория теорией, а практики такой не было. Еще один момент: начальное давление должно быть высокое, должны быть трубопроводы соответствующей толщины - западные компании разрабатывают соответствующие конструкции.
- Нам не обойтись без иностранной помощи?
- Разработку гигантских месторождений нам одним точно не осилить. Основная сложность добычи - суровые природные условия. Семь-восемь месяцев - ледовые условия, шторма, высота волн до 12 метров, низкая температура, большое удаление от инфраструктуры, технологические проблемы.
Начальный этап разработки стоит в разы дороже, чем для месторождений на суше. Это десятки миллиардов долларов, а то и более. Не думаю, что отечественные компании, даже самые крупные, смогут вывести из оборота такие крупные объемы средств на достаточно длительный срок. Кроме того, мы начинаем с нуля, потому затраты будут максимальные. Когда рядом будут открываться другие месторождения, пусть даже с меньшими запасами, их разработка будет обходиться дешевле благодаря уже имеющейся инфраструктуре.
Поэтому надо создавать консорциумы. Быстрее и оптимальнее позаимствовать опыт зарубежных, в первую очередь норвежских компаний, которые уже работают в холодных морях. Хотя и у России есть уникальный опыт перекачки на территории Ненецкого автономного округа, где с 2008 года «Лукойл» осуществляет перевалку нефти (12 млн тонн в год) северным морским маршрутом с Варандейского отгрузочного терминала. Опыт эксплуатации таких морских сооружений, безусловно, будет полезным и востребованным при строительстве других аналогичных объектов в арктической зоне.
- Насколько Россия может претендовать на арктические месторождения, есть ли спорные территории в Арктике?
- Арктика большая, к ней выходят кроме России Норвегия, Канада, США, Дания и другие страны.
Недавнее погружение аппаратов «Мир» - это больше политическая акция, но еще не доказательство справедливости наших территориальных притязаний на Арктику. Американцы высадились на Луну, но это еще не значит, что Луна принадлежит им.
Все, что находится за пределами 200-мильной береговой зоны, считается общей территорией. Однако в мировой практике существует также понятие континентального шельфа. Имеется в виду, что геологические тектонические структуры продолжаются дальше в Арктику, вопрос территориальных претензий связан с тем, как далеко они тянутся. Если бы геологи доказали, что они продолжаются на 500 км, то государство получило бы преимущественное право исследования, буровых работ и разработки на этой территории. Проблему можно решать только путем переговоров, уступок, различных научных доказательств. Например, проблема спорной «серой» зоны между Норвегией и России была решена путем раздела пополам этой территории, чтобы каждая из стран могла законно работать на своей части. Это позитивно, когда есть сосед, который уже начинает что-то разрабатывать, мы будем стремиться подтянуться, «застолбить» свою территорию реальными делами.

Поделиться: