13:2504.07.11

Владимир Абаринов, посол России в США: «Все заинтересованные страны энергично ведут научные исследования в Арктике с целью доказать свою теорию»

Владимир Абаринов, посол России в США: «Все заинтересованные страны энергично ведут научные исследования в Арктике с целью доказать свою теорию»

В ближайшие десятилетия арктический бассейн станет зоной высокой экономической активности и международного сотрудничества. К такому выводу пришли участники дискуссии в Вашингтоне - послы стран, чья береговая линия заходит за полярный круг, сообщает «Радио Свобода».
Владимир Абаринов, посол России в США (фото):
- От дискуссии, организованной вашингтонским Центром стратегических и международных исследований в рамках ежегодного форума о глобальной стратегии, ждали остросюжетных поворотов, рассуждений о противостоянии России и стран НАТО, о грядущей борьбе за передел Арктики и ее природных богатств. Однако представители арктических государств были настроены миролюбиво. Тем не менее, аудитория узнала много интересного.
Дискуссию открыла старший научный сотрудник Центра, директор программы европейский исследований Хитер Конли: 
- Добро пожаловать в Арктику - область, которая покрывает одну шестую континентального массива планеты. В этой зоне существует пять прибрежных государств - Россия, Канада, Дания через Гренландию, Норвегия и Соединенные Штаты. Есть Арктический Совет - межправительственный форум для управления
Арктикой и коренными народами. В Совет входят пять прибрежных государств, плюс Исландия, Финляндия и
Швеция. Этот регион быстро преображается.
Полярный ледниковый покров сегодня на 25 процентов меньше, чем он был в 1978 году. Только в течение лета 2007 года площадь растаявшего льда превысила среднюю норму более чем на два с половиной миллиона квадратных километров. За несколько последних десятилетий толщина ледяного покрова уменьшилась примерно на 40 процентов. В этом есть и выгода: отступающий ледниковый покров предоставляет больший доступ к Арктике за счет судоходных маршрутов. Первый маршрут - это Северо-Западный проход, другой - Северный морской путь, называемый также Северо-Восточным проходом. Экономическая динамика региона в огромной мере определит будущее Арктики. Особенно это относится к судоходству. Потенциально - подчеркиваю: потенциально - время доставки грузов морем с востока на запад может сократиться в глобальном масштабе на 30 процентов.
Владимир Абаринов: 
- Но главный экономический потенциал Арктики кроется в ее недрах.
Хитер Конли:
- Согласно оценке Геологической службы США, в арктическом бассейне залегают 30 процентов оставшихся мировых запасов природного газа и 13 процентов невскрытых нефтяных месторождений. Восемьдесят четыре процента нефти и газа залегают на океанском шельфе на глубине менее 500 метров. Большинство разведанных арктических нефтяных и газовых ресурсов находится в исключительных экономических зонах пяти прибрежных государств, однако некоторые месторождения расположены на территориях, где государственные границы остаются спорными. Вместе с тем недавно ратифицированное норвежско-российское соглашение о демаркации границы служит примером успешного разрешения пограничных споров.
Владимир Абаринов: 
- Экономические интересы требуют защиты, и потому прибрежные государства укрепляют свои возможности - как гражданские, так и военные.
Хитер Конли: 
- С ростом коммерческой активности и жизнедеятельности человека в Арктике возрастает и потребность в обеспечении безопасности транзита, охране границ и защите жизни в крайне экстремальных климатических условиях. Для обеспечения судоходства необходимы ледоколы. Охрана границ, которые прежде были защищены недоступностью, также важна. Арктические прибрежные государства обучают своих военнослужащих действиям в суровых условиях. Канада проводит на своих Северных Территориях ежегодные совместные учения военно-морского флота и береговой охраны. Недавно Канада пригласила  участвовать в этих учениях Данию и Соединенные Штаты. Значимой чертой будущей арктической системы безопасности станут поисково-спасательные операции. Не далее как в прошлом месяце члены Арктического Совета подписали юридически обязывающее соглашение о международном поиске и спасении.
Посол Норвегии в Вашингтоне Веггер Стрёмман: 
- На церемонии в Осло мы ратифицировали соглашение о новой морской границе между Норвегией и Российской Федерацией. На это ушло 30 лет работы. Я был референтом по этому вопросу 1984-85 годах. Над проблемой начинало работать другое поколение норвежских адвокатов, и в итоге мы все-таки достигли соглашения по разграничению в Баренцевом море и зоны восточнее Шпицбергена. Теперь, наконец, линия границы согласована и на суше, и на море. Это сложные вопросы.  Для маленькой страны это отнюдь не маленькое событие.
Владимир Абаринов: 
- Современная Норвегия ассоциируется, прежде всего, с нефтью и газом и революционными технологиями их глубоководной добычи. Но, по словам посла, важнейшей статьей дохода Норвегии остается промысел рыбы, запасы которой в Заполярье растут.  
Веггер Стремман: 
- Рыбный промысел - это занятие не для бедных людей, во всяком случае, в этом регионе. И это не верно, что мировые рыбные ресурсы иссякают. На самом деле в северных областях между Российской Федерацией и Норвегией запасы рыбы увеличиваются, и из года в год  увеличиваются квоты дозволенной добычи. В рыбном промысле сегодня обращаются большие деньги. Хотите - верьте, хотите - нет, но для Норвегии это второй по значению источник твердой валюты. Промысел рыбы в этих широтах имеет возобновляемый характер. Почему мы не едим выращенную в искусственных условиях треску? Не потому, что ее нельзя разводить в искусственных условиях. А потому, что в северных широтах столько трески, что не имеет никакого экономического смысла разводить ее искусственно. Так что улов растет из года в год, и я должен отдать должное русским, которые очень хорошо заботятся о своих рыбных запасах. Никто не хотел бы, чтобы русские поймали его в своих водах за незаконный лов.
Инуитек Холм Ольсен, заместитель главы департамента иностранных дел Гренландии, говорил о том, насколько важна для гренландцев экономическая эксплуатация Арктики, дающая им возможность обрести экономическую независимость и более полную автономию от Дании. В настоящее время Гренландия продолжает получать датские дотации в размере трех с половиной миллиардов долларов в год, или по 11 тысяч 300 долларов на каждого гренландца.  
Холм Ольсен: 
- В 2009 году мы перешли к новым отношениям с Данией, и мы продолжим процесс перехода полномочий от Дании к Гренландии. Экономически и политически мы строим новую Гренландию. Все это сделано на основе взаимопонимания и в согласии с Данией. Для достижения нашей цели - финансовой независимости от Дании - ключевое значение имеет разработка наших природных ресурсов, будь то нефть и газ, другие минеральные полезные ископаемые или гидроэнергетика. Для нас вопрос стоит просто: если мы не воспользуемся своими экономическими возможностями, мы не достигнем своих политических целей.
Владимир Абаринов: 
- Представитель Гренландии убежден, что время освоения природных ресурсов Арктики пришло.
Инуитек Холм Ольсен: 
- Потенциально Арктика могла бы стать если не кормилицей, то крупным поставщиком энергоносителей и полезных ископаемых для всего остального мира. В разработке этих ресурсов всегда будут ограничения, связанные с суровыми природными условиями и высокой стоимостью извлечения этих  ресурсов. Но новые крупные месторождения мы обнаруживаем непрерывно. Важно, чтобы арктические государства решали эти вопросы со всей ответственностью и на благо народа.
Владимир Абаринов: 
- Но почему же участники дискуссии упорно молчат о конфликтном потенциале Арктики, тогда как пресса наполнена прогнозами новой холодной, теперь уже в буквальном смысле, войны в Заполярье. Норвежский посол Веггер Стрёмман: 
- Мы полагаем, что в годы «холодной войны» мы решали проблемы, связанные с этим регионом, довольно хорошо. Это было нелегко. Теперь «холодная война» закончена, и мы можем строить другие отношения. Всегда возможно нарисовать сценарии, предусматривающие крупный конфликт в Арктике. Многие из этих сценариев включают погоню за ресурсами и прочее в том же роде. Но я думаю, что эти сценарии, если и не носят сугубо теоретический характер, то все же вряд ли будут определять будущее региона в отношении ресурсов.
Владимир Абаринов: 
- О желании гренландцев избежать конфликтов говорил и Инуитек Ольсен.
Инуитек Холм Ольсен: 
- Думаю, мы должны понимать, что мы имеем в виду под конфликтом. Существуют различные типы конфликта, и я не думаю, что в Арктике будут иметь место конфликты традиционного типа, потому что у арктических стран есть твердая воля к решению проблем, снятию разногласий, стремление придерживаться международно признанных соглашений и процедур, когда дело доходит, например, до континентального шельфа или Конвенции ООН по международному морскому праву.
Владимир Абаринов: 
- Хитер Конли предполагает, что предметом конфликта может быть, как не раз было и в прошлом, рыба, не признающая государственных границ.
Хитер Конли: 
- Должна сказать, что я, вероятно, разочаровала многих журналистов, искавших броский заголовок - что-нибудь о гонке за ресурсами или о каком-нибудь другом конфликтном потенциале. Меня спросили, в чем я вижу потенциал для возможного конфликта. И я сказала, что единственное, что я могу себе представить, - это рыба. Рыбные ресурсы, в отличие от нефтяных и газовых месторождений, не стоят на месте. Они перемещаются. Они не признают государственных
границ и демаркационных линий. И многие конфликты начинались с соперничества двух судов за косяк рыбы, и в результате вспыхивали тресковые войны.
Владимир Абаринов: 
- И все-таки как быть с разделом морского дна? В 2001 году Россия подала заявку в Комиссию ООН по внешним границам шельфа. Она настаивает на установлении новых границ континентального шельфа России на том основании, что подводные хребты Ломоносова и Менделеева являются продолжением континента, то есть российской территории. Комиссия не приняла никакого решения, сославшись на нехватку научных данных.
По мнению Дании, хребет Ломоносова - продолжение Гренландии. В свою очередь Канада считает хребет продолжением своей территории. Все заинтересованные страны энергично ведут научные исследования с целью доказать свою теорию. В ближайшие два-три года ожидается подача датской и канадской заявок на расширение континентального шельфа. Представитель Гренландии и в этом вопросе настроен миролюбиво.
Ирина Лагунина, журналист «Радио Свобода»:  
- Есть один пункт на карте, он называется Северный полюс. Он находится на хребте Ломоносова. И в 2013 или 2014 году мы, всего вероятнее, дождемся того, что Канада и Дания обе обратятся в комиссию со своими территориальными претензиями, а Россия, возможно, направит туда же свои. Это последний пограничный спор. Как разделить хребет Ломоносова? Я хотел бы знать, ведут ли три заинтересованные страны какие-либо дискуссии, чем они обосновывают свои претензии, если на хребет Ломоносова вообще возможно предъявить претензии. И возможен ли мирный раздел этого последнего во всей Арктике ценного недвижимого имущества? Конфликты часто возникают вокруг вопросов, которые совсем не обязательно имеют цену в денежном выражении. Просто это вопросы, которые должны быть разрешены. Так вот, обсуждаются ли эти вопросы до того, как они превращаются в проблему?
Инуитек Холм Ольсен: 
- Полагаю, мы должны продвигаться к решению этой проблемы постепенно. Нам по-прежнему нужны данные научных исследований. А, кроме того, разрешение таких споров - дело долгое. Комиссия по континентальному шельфу завалена подобными тяжбами. И существует предсказание, что если комиссия не увеличит свои возможности, то таким делам придется дожидаться своей очереди по 20-30 лет. Так что давайте для начала завершим сбор научных данных. Мы - я имею в виду Россию, Канаду, Соединенные Штаты и Норвегию - продолжаем сотрудничать по проблеме континентального шельфа вокруг Северного Ледовитого океана.
Владимир Абаринов: 
- В связи с предстоящим территориальным спором в Арктике в дискуссии упоминалось, что четыре из пяти стран-участниц Арктического Совета - члены НАТО.

 

Поделиться: