15:5514.07.11

Олег Вьюгин: «Сбербанк - обычный коммерческий банк, материальная мотивация менеджмента в котором построена на принципе максимизации прибыли»

Олег Вьюгин: «Сбербанк - обычный коммерческий банк, материальная мотивация менеджмента в котором построена на принципе максимизации прибыли»

- Никакой специальной государственной миссии он уже давно не выполняет, - такую оценку дал в беседе BFM.ru с экономист (фото). - Все страны Восточной Европы подобные банки уже давно приватизировали. Всегда есть возражение, что в случае приватизации нашу банковскую систему захватят иностранные банки. Это, конечно, лукавство. Во-первых, у нас существует развитый частный сектор, в котором есть определенная доля иностранного капитала, и она не растет. Во-вторых, никто не предлагает продать Сбербанк иностранному стратегу. Надо стремиться к распыленной структуре собственности.
- Как коммерческим банкам бороться за свое место на рынке, где правила игры определяет несколько очень крупных игроков?
- Пока антимонопольные власти по этому вопросу помалкивают, им придется существовать в условиях несправедливой конкуренции. Важнейшее преимущество Сбербанка заключается в низкой стоимости фондирования. У частных банков стоимость фондирования выше. Значит, при одной и той же ставке кредитных продуктов и уровня риска, чистая маржа у коммерческих банков будет всегда ниже. Это, кстати, толкает целый ряд банков на принятие повышенных кредитных рисков и на кредитование «своих фирм». Такое положение вещей снижает инвестиционную привлекательность российского банковского сектора для частных инвесторов.
- А почему наши банки не могут привлекать фондирование в западных странах, где ставки по-прежнему находятся на достаточно низких уровнях?
- Так кажется лишь на первый взгляд. Никто не кредитует российских заёмщиков под ставку 1,25 - 1,5%. В лучшем случае для высокого рейтинга ставка составит 6-6,5%. Разница в 4-5% - это стоимость риска для России. Необходимо учитывать и риск изменения курса валют. Стоимость хеджирования сегодня составит не менее 3%. В результате, конечная стоимость заимствования будет в лучшем случае 9%. А у нас рублевые депозиты вполне можно привлекать под 7-8%. В итоге, подобные стратегии экономически невыгодны.
- Как вы оцениваете инвестиционный климат в России?
- Если говорить про инвестиционный климат, то у нас есть несколько ключевых факторов, которые его портят. Первый из них - параллельное сосуществование правил, вытекающих из законов, и реальных правил игры, которые очень часто и очень сильно отличаются. В результате отдача на инвестиции оказывается ниже, если ты по этим правилам не играешь. При этом реальные правила зачастую не соответствуют этическим нормам многих международных инвесторов. Подобная ситуация шокирует иностранных инвесторов и мешает приходу может быть не слишком крупного, но конкурентного капитала в страну.
Второй фактор - низкий уровень конкуренции, точнее, избыток несправедливой конкуренции. Когда компания принимает решение об инвестициях в тот или иной сектор, то она изучает рынок, и если видит, что рынок не является достаточно конкурентным, то десять раз подумает, соглашаться ли на то, что кто-то будет присваивать часть ее прибыли от инвестиций.
И, наконец, в последнее десятилетие было немало сделано, чтобы превратить судебную систему страны в орудие несправедливой конкурентной борьбы, в том числе с прямым или косвенным участием представителей властей разного уровня. Такой имидж сильно вредит инвестиционному климату.
- Один из этапов работы по улучшению инвестклимата - создание крупной биржи. На ваш взгляд, насколько оправдано объединение РТС и ММВБ?
- Сегодня мы столкнулись с феноменом глобальной конкуренции биржевых систем. Происходит трансграничные слияния, создаются альянсы. Цель - снизить издержки сделок для посредников и инвесторов. На отечественном фондовом рынке есть все предпосылки конкурентоспособности, однако из-за существования двух вертикально интегрированных биржевых групп наша система совершения сделок и расчетов по ценным бумагам (пост трэйдинг) оказалась дорогой для консервативных инвесторов и не соответствующей международным требованиям по надежности.
В этом смысле объединение бирж дает шанс на скорейшее решение этих проблем и вхождение объединенной биржи в международную конкуренцию на основе сотрудничества с крупными альянсами. Но этот шанс еще надо использовать. Что было драйвером развития РТС? Независимое сообщество брокеров, которое заботилось о площадке для проведения сделок и о продуктах, которые позволяют зарабатывать.
У ММВБ был другой драйвер - Центральный банк, который ставил перед площадкой задачи по организации различных существующих рынков.
Теперь происходит объединение бирж. Главный вопрос теперь в том, кто будет драйвером развития биржи, как будет составлен совет директоров объединенной биржи и кто проявит наибольшую заинтересованность в дальнейшем развитии? Если это будут компании, которые заинтересованы исключительно в финансовых результатах, то это будет очень плохо, поскольку может привести к неоправданному росту тарифов. Если доминирующее положение займут пользователи, то бирже придется все время балансировать на уровнях рентабельности. Получается, что объединение будет оправдано лишь в том случае, если новая компания сможет выстроить эффективную систему корпоративного управления, учитывающую интересы всех сторон.
- А каково место ФСФР в улучшении делового климата в России?
- Наиболее приоритетная задача, стоящая перед службой - создать конкурентные условия для работы на отечественном рынке российских эмитентов, привлечь на внутренний рынок консервативных инвесторов со всего мира и максимально содействовать формированию институциональных инвесторов внутри страны. Конечно, здесь не все зависит от ФСФР, но только такая служба может стать драйвером этого процесса. Есть очевидные шаги.
Первое - изменение правил эмиссии и процедуры первичного размещения акций. Многие компании идут за рубеж не столько из-за более широкой базы инвесторов, сколько из-за неэффективности самой процедуры в России с точки зрения организации. Далее - добиться признания международными регуляторами российского рынка как регулируемого. Это легче всего сделать путем присоединения ФСФР к меморандуму о взаимопонимании Международной Ассоциации Регуляторов. В конце 2012 года страны, которые не присоединяются к меморандуму, фактически признаются не сотрудничающими и попадают в «черный список». Это не означает, что пропадет интерес к российским акциям, но покупать их будут не на российских биржах. Наконец, нужно создать экономически выгодные и прозрачные условия для компаний и граждан, инвестирующих в будущие пенсии, страхование жизни и др. Конечно, это не все, но это достаточно важные шаги, которые можно сделать уже сегодня.

 

 

Поделиться: