Риск дефолта в США ряд экспертов уже называли спектаклем, так как для них было очевидно, что объявление технического дефолта было бы абсолютно не в интересах страны, тогда бы уровень доверия к ней и её облигациям в мире серьёзно пошатнулся. Впрочем, и так ряд рейтинговых агентств понизили рейтинги США сразу на две ступени до «AA+». Такое внимание к ситуации в США обусловлено тем, что эта крупнейшая экономика мира, держателями облигаций которой являются многие страны.
С тем, что июльские разногласия внутри США по вопросу повышения государственного долга иначе, как спектаклем, не назовёшь, согласен и президент Союза промышленников и предпринимателей Мурманской области Александр Лебедев. По его мнению, непонимание, которое сложилось между республиканцами и демократами, - явный знак того, что в США началась предвыборная борьба.
«Очевидно, что предвыборная гонка за пост нового президента уже стартовала, - отмечает Александр Геннадьевич. - И для демократов, и для республиканцев было важно сохранить своё лицо и довести всё до логического завершения: всё было очень красиво сыграно, в последний момент стороны договорились о повышении потолка госдолга и сокращении расходов».
В действительности это всё же тревожный сигнал, заставивший многих экономистов и политиков обратить внимание на происходящие сегодня процессы в мировой экономике. Некоторые эксперты ранее заявляли, что принятое в Белом доме решение спасёт фондовые рынки и в целом мировую финансовую систему от второй волны кризиса, поскольку дефолт США не смог бы остаться лишь локальной проблемой, а стал бы настоящим бедствием мирового масштаба. Такого мнения, в том числе, придерживался и наш эксперт Герман Агольцов, специалист ГК «АЛОР».
Александр Лебедев убеждён, что принятое решение абсолютно не решает проблему, а лишь отодвигает её, и, как следствие, усугубляет. Уже сейчас специалисты ожидают рост процентных ставок по облигациям, из-за чего обслуживание государственного долга для США станет ещё более неподъёмным. Это, в первую очередь, приведёт к замедлению темпов экономического роста, которые и так наблюдаются с 2008 года.
«Но это лишь маленький штрих к тем глобальным проблемам, которые существуют сегодня в мировой экономике, - отмечает Александр Лебедев. - В действительности кризис, с которым мы столкнулись в 2008 году, за прошедшее время никуда не делся, хотя нас стараются заверить в обратном. Ничего не изменилось, каких-то кардинальных решений с того момента принято не было, и финансовая система как продолжала накачиваться деньгами, так её и накачивают по сей день. Это своеобразный мыльный пузырь, которому не дают сдуться, подкачивая его изнутри».
Но бесконечно подкачивать невозможно. Рано или поздно этот финансовый пузырь в масштабах мировой экономики рано или поздно лопнет. Вопрос стоит только один - когда это произойдёт. Президент СПП МО прогнозов по этому поводу не даёт, он убеждён, что случиться это может в любой момент, даже завтра.
Сегодня на биржах, которые, по словам Александра Лебедева, являются спекулятивными, на любой экономической информации, играя на котировках, стараются заработать деньги. Всё это обыкновенная игра, которая особенно хорошо просматривается в корректировке цен на нефть: чуть ли не каждый день запасы нефти США скачут то в сторону увеличения, то в сторону сокращения, от чего биржи в срочном порядке пересматривают стоимость этого чёрного золота.
«Если немного углубиться в историю, то можно вспомнить, как в 1971 году президент США Ричард Никсон отменил привязку национальной валюты к золоту, - рассказывает Александр Лебедев. - Естественно, что запасы золота в мире достаточно ограничены. Если валюта была бы жёстко привязана к этому драгоценному металлу, то быстро расти денежная масса не могла бы, так как купюры не печатали бы постоянно, так как они не были бы подкреплены объёмами золота. Если доллар до сих пор был бы привязан к золоту, то денежных знаков США следовало бы печатать в несколько миллионов раз меньше, чем в настоящее время. Никсон оправдывал отмену привязки доллара к золоту тем, что он и так является сильной валютой».
При Рональде Рейгане, сороковом президенте США, стало активно развиваться потребительское кредитование, опять же, ничем не подкреплённое. Люди не стали больше зарабатывать, им просто стали давать деньги на то, чтобы они шли и покупали. Таким образом создавался искусственный рост потребления. Это и надувало финансовый пузырь: искусственными мерами на рынки вбрасывались ничего не стоящие бумажки, так называемые производные финансовые инструменты, под которые и обеспечивался рост экономики.
С Еврозоной происходит примерно тоже самое, что и США. Что такое евро? Это некая мнимая валюта, которую пытались противопоставлять доллару. Но евро завязан на все страны Европейского Союза. Возьмём, например, Италию. Эта страна никогда не умела жить по средствам, у них всегда был огромный уровень госдолга, они всегда печатали свои лиры. Для них это не составляло большого труда. Но когда это происходит в рамках одной страны, то валюта просто девальвируется - и всё. Люди месяц-два недовольны, но потом все привыкают, и ситуация стабилизируется. А когда ты находишься в Еврозоне, то здесь затрагиваются не только твои интересы, но и интересы других стран-участников. И, конечно, справедливо, когда немцы как лидеры ЕС негодуют, почему они должны из своего бюджета финансировать другие страны в плане восстановления экономики.
На этом фоне, как считает Александр Лебедев, кризис евро вполне предсказуем. Но всё это, так или иначе, является отражением ситуации в мире - Еврозона надувает точно такой же пузырь, что и Соединённые Штаты Америки.
В начале месяца Министерство финансов Российской Федерации предлагает к 2014 году увеличить размер государственного долга более чем втрое. Ведомство заявляет о беспрецедентности размеров заимствований, к которым российские власти вскоре будут вынуждены прибегнуть - около 2 трлн рублей в год. Такие суммы нужны государству на покрытие дефицита, с которым из-за роста госрасходов планируется закрывать бюджет в течение ближайших трёх лет. Занять эти деньги Минфин намерен прежде всего у нерезидентов, которым он обещает либерализацию и модернизацию долгового рынка.
До кризиса 2008 года государство занимало около 0,2 трлн рублей в год - то есть в десять раз меньше, чем планируется сейчас. Поскольку на внешнем рынке занимать хлопотно и дорого, запланированные триллионы Минфин намерен взять с рынка внутреннего.
По большому счёту сегодня все заимствования происходят из одной кормушки - это корзина с долларами США, которые бесконтрольно печатаются и ничем не подкрепляются. Именно из-за этого мы получаем статистику, что мировые цены на продовольствие выросли на 30%. А продовольствие - основной потребляемый ресурс, и он является достоверным отражением инфляционных процессов в мире.
«В случае краха доллара США нам предлагают резервную валюту, которая у американцев якобы уже готова, - рассказывает президент СПП МО. - Но и эта валюта также не будет ничем обеспечена. Действенных решений сегодня у мирового сообщества нет. Мы стоим на пороге важных изменений в мировой экономике. За бешеные темпы роста, начиная с 70-х годов, мы будем расплачиваться сегодня. Нельзя прыгнуть выше своей головы, нельзя требовать от организма полёта, если он к тому не предназначен».
Говорить о сроках, когда же этот финансовый пузырь лопнет, пока нельзя. Сегодня рынок «очень сильно перегрет, любые сообщения могут вывести и без того хрупкое равновесие и привести его к краху», уверен Александр Лебедев. «Сегодня мы наблюдаем такую картину: в один день нам говорят об обвале рынков, а на следующий - уже о колоссальном росте, что всё хорошо, - замечает президент СПП МО. - Но ведь не с чего быть хорошо. Объективных причин для роста нет, поскольку ещё вчера были причины для обвала. За один день ситуация физически не могла измениться. Если пациент болен, то за один день он явно не поправится. А, возможно, за этот день его состояние только ухудшилось, поскольку, как кажется, лечат его не теми лекарствами. Но врач выходит к нам и, улыбаясь, говорит, что с безнадёжным пациентом всё хорошо».
Если бы врач не брал на себя слишком много и не зарекался, что вылечит больного одной рукой, то пациента можно было бы спасти. Так и с мировыми рынками. Если бы те же Соединённые Штаты Америки не выходили на мировую арену с претензиями сверхдержавы и крупнейшей экономики и не накачивали рынки гигантским количеством денежных знаков, то всё могло бы быть по-другому. Кризис мог настичь нас только лет через 10-15. Но кризис всё равно случился бы. Рыночная экономика, к сожалению, не может существовать без кризисов, как бы нам ни хотелось обратного.
«Как бы мы ни пытались приукрасить то, что сегодня происходит, всё это не будет потом иметь никакого смысла, - подытоживает Александр Лебедев. - Говорить, что мы бурно развиваемся, смешно. Мы не бурно развиваемся, мы работаем в искусственно созданных условиях. На химических препаратах, которые организм рано или поздно будет отторгать. Спасение - в реальном секторе экономики, а не в спекулятивном финансовом секторе».

Поделиться: