12:4020.09.11

Антон Васильев: «Первый раунд переговоров о панарктическом сотрудничестве на случай морских нефтеразливов в Арктике начнется в октябре в Осло»

Антон Васильев: «Первый раунд переговоров о панарктическом сотрудничестве на случай морских нефтеразливов в Арктике начнется в октябре в Осло»

Посол по особым поручениям МИД РФ Антон Васильев в интервью «Интерфаксу» рассказал об открывающемся в четверг в Архангельске форуме «Арктика - территория диалога», а также о расширении границ российского арктического шельфа и проекте прямого морского сообщения между Россией и Канадой.
- Этот форум очень быстро стал авторитетным, - сказал Антон Васильев. - Предполагается, что главной темой на повестке будет проблема транспортных путей и, прежде всего, Северного морского пути. Это целый клубок проблем, взаимоотношений, но и значительный резерв экономического и социального развития для северных регионов России на будущее. Раньше Северный морской путь играл очень большую роль в северном завозе, в изучении Арктики. В последнее время грузооборот по Северному морскому пути в силу известных причин снизился. Сейчас идет возрождение. В связи с факторами изменения ситуации в Арктике, Северный морской путь стал гораздо доступнее. Мы прогнозируем, что в ближайшее время просто взлет грузоперевозок, как внутренних - прежде всего, углеводородов из российской Арктики в регионы, скажем, Дальнего Востока, Восточной Азии и Западной Европы, - так и транзит, прежде всего по маршруту Западная Европа - Восточная Азия. Этот транзит позволит существенно сократить время доставки, издержки в сравнении с традиционным южным путем через Суэцкий канал.
Сейчас готовится новый закон о Северном морском пути, который должен упорядочить отношения в сфере использования этого маршрута. Мы сейчас принимаем важные решения относительно развития ледокольного флота. Ведомства, которые занимаются этим, прежде всего, МЧС, приняли решение о создании и сети новых координационно-спасательных пунктов вдоль Северного морского пути, которые будут обеспечивать безопасность, соответствующие решения принимаются и в плане связи, навигации, поиска и спасения и других аспектов. Мы надеемся, что через несколько лет упорной и целенаправленной работы мы сумеем материально подготовить инфраструктуру Северного морского пути для того, чтобы она эффективно обеспечивала новые открывающиеся возможности перевозок.
- Минобороны России заявляло о создании двух арктических бригад, Канада создает арктическое командование, плюс, она проводит военные учения в арктической части своей территории. Как можно увязать две такие тенденции?
- В Арктике есть вопросы, но у нас нет там вопросов, решение которых требует военной силы. В Арктике нам не нужно присутствие военно-политических блоков. Мы спокойно, профессионально во всех вопросах уже договариваемся, решаем и будем точно так же решать в будущем.
Иногда, действительно, пишут о гонке вооружения в Арктике, но я считаю, что это, мягко говоря, преувеличение. Если вы сравните то, что было раньше и что происходит в настоящее время, то - да, получается, что все арктические государства в последнее время уделяют больше внимания увеличению присутствия своих сил и средств в арктическом регионе. На мой взгляд, это совершенно понятное, логичное и естественное явление. Оно имеет ограниченные масштабы и не является дестабилизирующим фактором, не говорит о развязывании гонки вооружений, мы говорим об обычных вооружениях, в Арктике. Естественно, если раньше там не было почти ничего, то первое появление соответствующих сил и средств может рождать достаточно резкие оценки.
Но задумайтесь, у нас три новых фактора развития ситуации в Арктике, они создают новые проблемы и новые возможности. Возьмите, скажем, российскую действительность. Раньше наши северные территории, граничащие с Северным ледовитым океаном, с точки зрения защиты государственной границы, надежно были прикрыты льдами и суровым климатом. Сейчас в силу изменения климата, в силу того, что льды отходят, эти, примерно, 20 тысяч километров остаются без присмотра. Нам что, не нужны силы для защищаты?
Возьмите, уже растущий довольно быстро, объем перевозок по Северному морскому пути. Мы что, не должны обеспечивать безопасность этих судов?
Возьмите просто присутствие людей в Арктике и растущую человеческую активность там. Мы что, не должны обеспечивать поиск и спасение? А поиск и спасение в значительной степени обеспечиваются силами военных, по крайней мере военные суда в этом участвуют.
Поэтому, мне кажется, что то, что сейчас происходит, а именно - ограниченное, взвешенное расширение военного присутствия, в определенной степени является логичной реализацией суверенитета арктических государств, которые отвечают за безопасность своих северных границ и того, что происходит в Арктике. Это в особенности касается России, с учетом доли, значения, места, протяженности наших границ в Северном ледовитом океане.
Это нормальный процесс. Разумеется, мы внимательно следим за тем, что происходит в Арктике, но тем не менее мы считаем, что ситуация в Арктике в целом стабильна и предсказуема. Я считаю, что мы должны укреплять доверие и сотрудничество с вооруженными силами других арктических государств, и мы это уже делаем. Например, у нас очень хорошие связи между военными моряками России и Норвегии. Только что в Россию приезжал начальник генерального штаба вооруженных сил Канады. Мы договорились о том, что на следующий год мы проведем совместные заходы военных кораблей России и Канады в порты наших стран, даже, возможно, - совместные учения.
Это тоже все показатель того, что уровень арктического сотрудничества сейчас настолько продвинут, что даже в военной области мы начинаем сближаться и взаимодействовать.
- А нет ли необходимости для того, чтобы предотвратить в будущем возможные проблемы и недопонимание в этой области, заключить какие-то соглашения, предусматривающие запрет на размещение военных объектов, заход военных кораблей выше какой-либо определенной широты в Арктике?
- Это предмет для консультаций между экспертами, между военными. Но в подобных предложениях надо сначала разбираться. Понять, зачем и почему.
- Как Вы относитесь к идее объявления Арктики безъядерной зоной, как это уже было ранее сделано с Антарктидой?
- Здесь сложно говорить, потому что Антарктида - это вообще зона, которая объявлена мировым наследием человечества. Там вообще любая деятельность запрещена. Арктика - совершенно другое дело. Антарктида - это суша, окруженная морем, а Арктика - это море, окруженное сушей. Мы, в принципе, поддерживаем идею зоны, свободной от ядерного оружия. Это один из важнейших инструментов развития процесса нераспространения ядерного оружия в мире. Но как организовать эту идею конкретно в Арктике, где вместе с Россией находятся государства НАТО, каждое из которых связано соответствующей ядерной доктриной этого военно-политического блока, это большой вопрос. Если со стороны наших партнеров был бы интерес, то, наверно, это можно было бы рассмотреть. Но в практическом плане пока этот вопрос не стоит.
- В последние годы наблюдается большое внимание стран, которые не являются приарктическими государствами, к этому региону. В частности, Китай и ЕС хотят получить статус наблюдателя в Арктическом совете. Как к таким просьбам относится российская сторона?
- Арктика - это наш дом и наше будущее. Арктика - это не какая-то бесхозная пустыня или место, где не действуют законы, как иногда ее пытаются представить. Нет, это в известной степени, до значительных пределов территория нашего государства, также как и других приарктических государств, где живут люди, где идет процесс хозяйственного освоения, где действуют законы: национальные законы, региональные соглашения, международные соглашения. Мы считаем, что этих законов достаточно.
- Есть идея создания прямого морского сообщения между Россией и Канадой. Насколько этот проект интересен России и реализуем?
- Да, конечно, Россию с Канадой в Арктике связывает очень многое, поскольку Россия и Канада - два крупнейших арктических государства. Я уверен, что Россия и Канада являются самыми естественными партнерами в Арктике. Среди прочего нас связывают и транспортные пути. Еще в 2007 г. была проведена первая перевозка грузов из канадского Черчилля в Гудзоновом заливе в российский Мурманск. Сейчас на этой основе разрабатывается идея постоянного транспортного коридора, который называется «Северный морской мост» между Россией и Канадой.
Но это не единственный проект. Мы сейчас рассматриваем проект создания трансполярного воздушного моста между Россией и Канадой для увеличения грузоперевозок как между двумя странами, так и с дальнейшим видом на транзит. Мы смотрим туда дальше на Северную Америку, а канадцы смотрят на Юго-Восточную Азию. Речь идет о сотрудничестве двух транспортных хабов: один - канадский Виннипег, а с нашей стороны - Красноярск.
- Eсть ли уже какие-то сроки реализации проектов по созданию этих двух транспортных коридоров?
- Это сроки достаточно короткие. Так, для воздушных перевозок речь идет о временных рамках в пределах двух-трех лет.
- Нужен ли какой-то юридически обязывающий международный документ, который будет регламентировать добычу полезных ископаемых в Арктике?
- Что касается общих международно-правовых основ взаимодействия государств во всех сферах в Арктике, то они есть. Основой основ является конвенция ООН по морскому праву. Потому что, говоря об Арктике, мы должны понимать, что говорим о море, о воде. Более того, в этой Конвенции есть статья 234, которая предусматривает определенные права и, самое главное, обязательства для государств, границы которых закрыты льдами больше половины года. В этом плане у нас есть особые обязанности в отношении защиты экологических систем в районе Северного морского пути.
Но сказанное не значит, что у нас нет необходимости в разработке каких-то новых документов о сотрудничестве. Когда я говорил, что главным элементом обстановки в Арктике становится сотрудничество, я имел в виду и то, что в этом году мы в рамках Арктического совета разработали и подписали первый в истории юридически обязывающий панарктический документ - «Соглашение о сотрудничестве в авиационном и морском поиске и спасании в Арктике». Это документ, который повышает оперативность и эффективность оказания помощи людям, оказавшимся в беде в Арктике. Это документ, который, в целом, создает дополнительные условия для освоения Арктики. Это документ, который показывает высокую степень договора о способности арктических государств, их высокую степень ответственности за положение дел в Арктике.
На гребне этого успеха сейчас в Нууке одновременно с подписанием этого соглашения министры приняли решение о начале работы над еще одним крупным панарктическим документом. Какой это будет документ, пока неизвестно, переговоры только начинаются. Но он будет о панарктическом сотрудничестве на случай морских нефтеразливов в Арктике и борьбы с ними. Документ очень серьезный. Переговоры пройдут под сопредседательством России, США и Норвегии. Первый раунд переговоров начнется в октябре в Осло. Мы надеемся, что он будет способен решить две задачи: первая - это охрана экологических систем в Арктике от возможных техногенных рисков. Кстати говоря, этот документ станет практическим воплощением инициативы нашего президента о создании системы экологической безопасности, выдвинутой после событий в Мексиканском заливе.
С другой стороны, мы надеемся, что это соглашение также защитит добросовестных производителей от попыток ограничить реализацию естественных конкурентных преимуществ под разного рода благовидными предлогами.
В переговорах будут принимать участие со стороны всех государств, в том числе и с нашей стороны представители соответствующих ведомств и компаний, как добывающих, так и экологических.
У нас нет жесткого временного лимита. По имеющемуся мандату мы должны доложить о ходе работы к следующей министерской сессии Арктического совета в 2013 году. Но тем не менее мы понимаем, что человек уже идет в Арктику, мы уже начинаем добывать нефть. Наша платформа уже доставлена в Печорское море - это юго-восточный угол Баренцева моря. Мы уже начинаем бурить континентальный шельф в Арктике. Поэтому время, отведенное нам для решения такого рода вопросов, достаточно ограничено, поэтому будем стараться вести эти переговоры небесконечно, но, разумеется, со своим интересом.
Кроме того, в Нууке мы приняли решение об организационном укреплении Арктического совета, потому что сейчас это всего лишь форум, хотя и межправительственный. Но ситуация складывается так, что этот форум надо постепенно превращать в полноценную международную организацию. На пути к этому мы уже приняли решение о необходимости создания постоянного секретариата Арктического совета. Сейчас он есть, но на временной основе, в него входят всего три человека. Вот мы приняли решение, что к следующему председательству, а оно у нас ротируется каждые два года, - сейчас Швеция, а в 2013 году на два года им станет Канада - у нас заработает постоянно действующий секретариат Арктического совета. Причем он будет достаточно большим, там будет до десяти сотрудников, и у него будет собственный бюджет.
В рамках этой работы по укреплению Арктического совета мы решили двигаться к тому, чтобы его решения и рекомендации постепенно приобретали все более обязывающий характер, потому что сейчас это общеполитические рекомендации, хотя они принимаются консенсусом.

Полный текст материала

 

Поделиться: