14:1910.10.11

Владимир Путин: «Наши основные партнёры в Европе и в Штатах хотят, чтобы Россия была членом ВТО, или не хотят? Не надо прятаться за грузинский вопрос»

Владимир Путин: «Наши основные партнёры в Европе и в Штатах хотят, чтобы Россия была членом ВТО, или не хотят? Не надо прятаться за грузинский вопрос»

Как мы сообщали, переговоры между Грузией и Россией о вступлении РФ во Всемирную торговую организацию не увенчались успехом. Однако, похоже, высшее российское руководство не слишком озабочено этой тупиковой ситуацией. Россия готова к полномасштабному присоединению к ВТО, но сделает это только в том случае, если нам не будут выставлять неприемлемые для нас условия. Премьер-министр РФ Владимир Путин во время инвестиционного форума ВТБ Капитал «Россия зовёт!» заявил, что наша страна готова к полномасштабному присоединению к ВТО, но сделает это только в том случае, если нам не будут выставлять неприемлемые для нас условия.
«Вы знаете, у нас дискуссия идёт в бизнес-сообществе, - сказал Владимир Путин, - по этому поводу: нужно нам вступать во Всемирную торговую организацию или не нужно? Или это уже умирающая организация, там страны-участницы не могут договориться между собой по ключевым вопросам повестки дня. Эти раунды продолжаются один за другим, тянутся годами и не приводят ни к каким результатам. И развитые экономики злоупотребляют своим положением развитых держав и не хотят придерживаться тех правил демократии, которые они пытаются внедрять в политические и другие сферы в других регионах, в каких-то регионах мира особо. А вот настаивают на своём монопольном положении развитых стран и кидают просто подачки развивающимся странам в виде различной помощи, вместо того чтобы менять, кардинально менять фундаментальные правила и предоставлять реально возможность для развития развивающимся экономикам. Я не хочу сейчас никак открывать эту полемику, но хочу сказать, что у нас есть и плюсы, и минусы при вступлении в ВТО. Ясно, что конкурентоспособность целых отраслей российской экономики пока не соответствует уровню наших потенциальных конкурентов. Наши потенциальные конкуренты эффективнее работают, предоставляют товары подешевле и качественные. Кстати говоря, как только у нас уровень доходов населения растёт, сразу растёт и импорт, мгновенно. Это лучший показатель справедливости того, о чём я говорю. Да, собственно говоря, мы и сами об этом хорошо знаем. И многие участники бизнеса, многие наши крупнейшие, ведущие компании говорят нам, Правительству, и мне в том числе: «Не надо нам туда вступать, потому что мы раскроем рынки, придут наши конкуренты и нас выдавят с нашего собственного рынка». Мы понимаем эти опасения, поэтому мы в целом договариваемся с нашими иностранными партнёрами о том, чтобы при вступлении в ВТО были применены стандартные условия, если можно вообще говорить о каких-то стандартных условиях: там к каждой стране по-своему, похоже, подходят, но в целом какие правила всё-таки существуют.
Вот мы в общем и целом добились уже договорённости по ключевым вопросам - и по сельскому хозяйству (считаем, что здесь сбалансированная ситуация достигнута), и по так называемой автосборке. Что касается сельского хозяйства, то здесь последние споры шли о количестве завозимой мясной продукции, так называемого красного мяса...-  я не буду вас грузить. Я просыпаюсь и уже, по-моему, наизусть помню все эти цифры и терминологию, которую раньше и в голове-то никогда не держал. Мы достигли приемлемых для всех сторон компромиссов. Потом упёрлись в автосборку. Вот я приводил пример наших планов вместе с «Фордом». Мы «Форду» и некоторым другим крупнейшим мировым компаниям обещали определённые условия развития до 2020 года, а наши партнёры, главным образом, в данном случае из Европы (если по мясу в основном спорили с американцами, то здесь - с европейцами), ни в какую не хотели признавать за нами права развития собственного автопрома. В конечном итоге мы нашли компромисс, который приемлем и для нас, и, я думаю, для наших европейских партнёров. При этом Правительство Российской Федерации взяло на себя обязательство обеспечить интересы наших существующих и потенциальных инвесторов в этой сфере деятельности. Мы с ними тоже провели соответствующие консультации, они с нами согласны. Мы даже возьмём часть расходов на себя, чтобы обеспечить их интересы - интересы наших инвесторов. Готовы даже будем отчасти субсидировать их работу на нашем рынке, но с тем, чтобы они тоже выполняли свои условия, о которых я сказал, - и количество производимых автомобилей в России, и создание инжиниринговых центров, и выполняли бы ряд других условий. Теперь что мы слышим от наших партнёров? Теперь нам говорят: «Идите договаривайтесь с Грузией». А наши грузинские партнёры вернулись к требованиям, которые они изложили с самого начала этого процесса, потом сняли эти требования, а сейчас опять к ним вернулись, то есть ужесточили позицию. У меня в этой связи возникает, конечно, законный вопрос: наши основные партнёры в Европе и в Штатах хотят, чтобы Россия была членом ВТО, или не хотят? Не надо прятаться за грузинский вопрос. Если хотят, то они смогут это сделать очень быстро, тем более что основных компромиссов мы достигли. Если не хотят, то, конечно, там можно и грузинскую проблему вытащить, можно и другие придумать.
Я завершаю ответ на ваш вопрос: как я считаю, это пойдёт на пользу России или нет? Фифти-фифти, но в целом, скорее, в плюс, чем в минус. Скорее, в плюс. Мы не отказываемся от этой цели, мы готовы к полномасштабному присоединению к ВТО, но сделаем, конечно, это только в том случае, если нам не будут выставлять неприемлемые для нас условия», сообщает premier.gov.ru.

Поделиться: