14:2517.10.11

Геннадий Матишов: «Сорок лет мы со Штокмана ничего не имели, и население в Мурманской области за это время сократилось в полтора раза»

Геннадий Матишов: «Сорок лет мы со Штокмана ничего не имели, и население в Мурманской области за это время сократилось в полтора раза»

Как мы уже сообщали, в ММБИ сегодня прошёл общественный семинар «Радиоактивность в окружающей среде. Сотрудничество между Россией, Финляндией и Норвегией».
В своем докладе на тему радиоактивности окружающей среды в Евро-Арктическом регионе директор ММБИ Геннадий Матишов (фото 1) донёс до коллег из Финляндии и Норвегии, а также представителей мурманской общественности мысль: мониторинг за бентосом (донными отложениями), морскими рыбами, животными и птицами поможет проследить за движением и количеством радионуклидов в окружающей среде. Геннадий Григорьевич отметил, что после аварии на Чернобыльской АЭС уровень загрязняющих веществ в Баренцевом море резко повысился, но назвать его критическим нельзя.
«Скорее, этот уровень небольшой, - отметил академик РАН, - говоря о концентрации цезия-137 в промысловых рыбах. Как ни странно, взрывы на военных полигонах особого вреда Баренцеву морю не принесли. Самый большой уровень загрязнения приходится на промысловые рыбы Балтийского моря - 90-110 баккерелей (заменяет кюри, единица СИ активности радионуклида в радиоактивном источнике, при которой за одну секунду происходит один акт распада) на 1 кг веса в 1986-1987 годах. Для сравнения: в Сайда-губе в 1960 году концентрация цезия-137 в рыбе, выловленной в прибрежье, достигала 90 беккерелей. Самая большая концентрация плутония до сих пор отмечается в Черной губе (Новая Земля), и эта ситуация в ближайшие годы меняться не будет».
Геннадий Матишов пояснил, что распространение радионуклидов зависит от того, в какой воде они находятся, в пресной или соленой, а также от температуры этой воды. В 2004-2007 годы в Баренцевом море отмечалось потепление. В холодные годы Гольфстрим устремляет течение в сторону Шпицбергена, в теплые - на восток Баренцева моря.
Загрязняющие вещества попадают в живые организмы со сдвигом по временной фазе в 3-8 лет. Острее всего на химические изменения реагирует бентос. Отслеживая эти изменения, проводя постоянный мониторинг, учёные в случае возникновения чрезвычайной ситуации, как это было с Чернобылем и Фукусимой, смогут с уверенностью предсказать, каким образом будет распространяться радиация и какими это грозит последствиями.
Большое влияние на морские экосистемы оказывает движение по Северному морскому пути. Пик пришелся на 1985 год, когда по СМП перевезли 6,5 млн тонн грузов. Резкий спад отмечался в 2000 году - 1,5 млн тонн, в 2010 году грузопоток возрос до 2,4 млн тонн благодаря перевозкам руды в Китай. И судя по всему, движение по Севморпути будет в ближайшие годы активизироваться, что пользы экологии не принесёт. При этом, на горизонте, спустя почти 40 лет после открытия, явственно замаячил Штокман.
«Хотим мы того или нет, но социально-экономический аспект для Мурманского региона важен, поэтому с потенциальной экологической угрозой нужно смириться, - подвёл итог своему выступлению Геннадий Матишов. - Сорок лет мы со Штокмана ничего не имели, и население области за это время сократилось в полтора раза».

Поделиться: