13:0719.10.11

Море - наше общее поле, Ойвинд Нордслеттен

Море - наше общее поле, Ойвинд Нордслеттен

Сегодня, как мы уже сообщали, в мурманском конгресс-отеле «Меридиан» проходит российско-норвежский семинар «Пути к согласованному развитию рыбной и нефтегазовой отраслей на Северном бассейне».  Участие в нем принимают представители рыбной промышленности России и Норвегии, чиновники Росрыболовства и правительства Мурманской области, ученые обеих стран.
«Море - наше поле, - такая пословица есть у поморов, - напомнил в своем приветственном слове к участникам семинара генеральный консул Норвегии в Мурманске Ойвинд Нордслеттен (фото 1). - Я бы немножко ее перефразировал для наших рыбаков: море - это наше общее поле».
На этом собственно приветствие закончилось, после чего господин Генконсул Норвегии представил собранию свою личную оценку результатов недавно завершившейся в Калининграде 40-й сессии СРНК.
Ойвинд Нордслеттен напомнил, что в протоколе заседания Смешанной комиссии отмечена необходимость создания рабочей группы по гармонизации правил рыболовства России и Норвегии. Норвежские рыбаки, сказал он, испытывают затруднения при ведении промысла в российской экономической зоне, это касается невнятных требований по ведению промысловых журналов. «А для российских рыбаков, я знаю, есть трудности с правилами добычи в НЭЗ, - отметил генконсул, - и было бы хорошо создать какую-то общую систему ведения промысла».
Ойвинд Нордеслеттен напомнил и о необходимости создания другой рабочей группы в рамках СРНК, о чем тоже записано в протоколе заседания сессии, - которая будет заниматься вопросами инспектирования промысловых судов. В прошлом году, например, норвежская БОХР проинспектировала 1757 судов, из них 1431 траулер замечаний не имел, по 528-и были выписаны штрафы, остальным - даны предупреждения.
Генконсул сообщил, что в Норвегии, в НЭЗ, выброс трески и пикши запрещен еще с 1987 года, а в 2009-м этот запрет был распространен на все остальные промысловые виды рыбы. «Половина всех нарушений правил промысла связана с выбросами, поэтому контроль за добычей важен, - подчеркнул генконсул. - Эту тему мы готовы с российскими коллегами обсуждать».
Он напомнил, что конфликт норвежской БОХР с экипажем мурманского траулера «Сапфир-2» завершился банковскими гарантиями выплаты штрафов, наложенных на капитана траулера и судовладельца. «Нарушение заключается в выбросе рыбы за борт и отсутствии судовой отчетности в Бергене», - пояснил генконсул. Он заверил, что норвежская БОХР в своих подходах к нарушителям правил рыболовства беспристрастна. По его данным, за минувший период 2011 года инспектированию с последующей выпиской штрафов было подвергнуто 11 норвежских судов, 8 российских и 3 судна третьих стран. Всего за это же время было проверено 727 траулеров, из них только 207 были под российским флагом.
«У российских рыбаков есть мнение, что Договор о разграничении морских пространств между Россией и Норвегией негативно повлиял на их процесс добычи биоресурсов. Это неверно, - сказал Ойвинд Нордлеттен. - СРНК будет действовать еще 15 лет, и в течение этого времени мы будем договариваться об объемах и правилах промысла».
Прокомментировал речь генконсула Норвегии заместитель главы Росрыболовства Василий Соколов (фото 3, справа), специально приехавший в Мурманск для участия в этом семинаре.
«Мы приготовились услышать приветственное слово, а пришлось выслушать пленарный доклад господина генерального консула, - упрекнул Василий Игоревич. - Хотел бы обратить внимание, что цель этого симпозиума - не обсуждение результатов СРНК. Поскольку в своей речи господин генконсул упомянул меня, я обращаю внимание и еще на одно: российская сторона дала высокую оценку деятельности Смешанной комиссии только в плане оценки и регулирования запасов биоресурсов, и в этом заслуга рыбаков и науки, но никак не норвежской рыбоохраны. По вопросам контроля нам еще предстоит встретиться на внеочередной сессии СРНК, о чем мы договорились в Калининграде. Буксировка «Сапфира-2» на высокой скорости насильственным методом - это действия рыбоохраны вне всяких правил, что и послужило камнем преткновения на сессии. Впереди у нас - тяжелые переговоры, а сейчас я бы попросил участников симпозиума сосредоточиться на основной теме встречи».
Подробнее о ходе семинара мы расскажем позднее.

Поделиться: