Геннадий Гаврилин (фото), заместитель генерального директора компании «Газпром добыча шельф», вчера рассказал журналистам о некоторых подробностях реализации Штокмановского проекта.
По плану развития холдинга «Газпром», добыча углеводородов на суше с определенного года (организаторы пресс-тура к месту планируемой береговой инфраструктуры в районе Териберки просили не называть некоторых конкретных цифр. - Авт.) начинает падать, добыча на море - расти. К 2030 году 30% всего природного газа планируется добывать на морском шельфе. На Дальнем Востоке объемы добычи будут падать, и вся масса газа пойдет с Арктики, а в Арктике из крупных месторождений - только Штокман. В Обской и Тазовской губе идут интенсивные геологоразведочные работы, и только потом на очереди - шельф Карского моря. Срок освоения Штокмановского месторождения рассчитан на 50 лет, но не исключена и четвертая фаза проекта, возможно, его хватит и на 75 лет.
В 2008 году была организована совместная компания специального назначения «Штокман Девелопмент АГ» - оператор первой фазы проекта. 51% акций в этой компании имеет «Газпром», 25% - «Тоталь» и 24% - «Статойл». В том же году, путем реорганизации, из компании «Севморнефтегаз» (на тот момент это - 100% компания «Газпрома») было образовано 2 структуры: «Газпром добыча шельф», которая предназначена для освоения месторождений континентального шельфа России, и «Газпром Нефть Шельф» - для реализации нефтяных проектов на шельфе нашей страны. «Газпром добыча шельф» сейчас занимается проектом Штокмана и разработкой Киринского месторождения (ориентировочные запасы: нефть и конденсат - 453 млн тонн и 720 млрд кубометров газа. - Авт.) проекта Сахалин-3.
Сложность разработки Штокмановского месторождения - в большой удаленности от берега. Удаленность в 200-300 км в мировой практике есть, а 600 км - нет. Поэтому приходится находить и применять уникальные технические и технологические решения. Это и доставка персонала на месторождение, и сама добыча на глубине 350 метров, и транспортировка газа. Суммарный перепад рельефа дна дает 4 с лишним километра, это значит, что труба пойдет с большими изгибами. Нужна большая подготовка к транспортировке газа до берега, к технологии его обработки.
Температурный режим, ветер - по этим параметрам можно сопоставлять Баренцево море с Северным, где ведётся  интенсивная добыча углеводородов. Температура воды в районе Штокмановского месторождения - от 2-х до плюс 8 градусов, скорость течения - полтора метра в секунду, это очень сильное течение. Скорость ветра - 37 м/сек, высота волн достигает 6 метров.
«Когда все факторы наслаиваются, вырисовывается комплекс проблем, - констатирует Геннадий Гаврилин. - Все вышеперечисленное, с учетом возможности обледенения, надо иметь в виду при проектировании платформ. На месте месторождения ледовая кромка располагается чуть севернее и восточнее, но по расчетам ученых Института Арктики и Антарктики (СПб) там проходят айсберги большой массы и размеров. Поэтому при проектировании буровых этот фактор учитывается, как один из существенных для борьбы с опасностью. Платформы должны быть обязательно ледового класса. Аналогов проектирования таковых для работы в арктических условиях в мировой практике нет.  
Что имеем? Скважины, подводные добычные комплексы, манифольд (англ. manifold, от many - много и fold - складка, сгиб, система устройств и аппаратуры для запуска и непрерывной безотказной работы нефтяных и газовых скважин. - Авт.), который подключается гибкими трубопроводами к платформе судового типа. Газ проходит подготовку непосредственно на платформе и после этого райзерами (гибкими трубопроводами) подается в подводный магистральный трубопровод, который тянется к берегу, в губу Опасово. Оттуда идет небольшой сухопутный участок трубы до губы Териберская. Магистральный трубопровод идет на Мурманск, Волхов, в газопровод «Северный поток» и в Европу».
«Газпром добыча шельф» защитила пакет требований к платформе, он прошел экспертизу в «Газпроме» и сейчас ведется подготовка к объявлению тендера и строительства платформы. Она станет работать в условиях однолетнего льда и возможности появления айсбергов, поэтому должна иметь способность к маневрированию. Платформа будет судового типа, с возможностью отвода айсбергов с помощью так называемой турели, которой платформа крепится к мощным якорям. Если избежать столкновения будет невозможно, она должна отсоединиться от добычных скважин и уйти на безопасное расстояние. Это очень трудоемкая, технически сложная операция, занимающая много времени. После освобождения от айсберга платформа должна вернуться на исходную точку и продолжить работу. Он должна там работать беспрерывно в течение 50 лет, без захода в док для капремонта. Тендер по проектированию и строительству платформы, по прогнозу, должен быть объявлен в конце текущего года - в первом квартале 2012 года.

Поделиться: