10:3314.11.11

Если и дальше тянуть с шельфом, можно и опоздать, Елена Дьячкова

Если и дальше тянуть с шельфом, можно и опоздать, Елена Дьячкова

17 ноября правительство РФ планирует рассмотреть проект государственной программы разведки континентального шельфа и разработки его минеральных ресурсов. В случае одобрения её инновационного варианта (именно на нём настаивают авторы проекта) путь на шельф для широкомасштабного освоения его месторождений будет открыт, пишет «Российская газета».
Документ подготовлен Минприроды и рассчитан на 2012-2030 годы. За этот срок в его реализацию будет вложено по разным сценариям от 4,8 до 6,4 трлн рублей. По плану к 2030 году на шельфе ежегодно станут добывать 40-80 млн тонн нефти (8-16% от нынешнего уровня всей добычи) и 190-210 млрд кубометров газа (32-35%). Получить такой прирост на материке сегодня уже невозможно. Прокомментировать программу, которая на минувшей неделе была доработана и отправлена в Белый дом, «Российская бизнес-газета» попросила одного из ведущих ее разработчиков, консультанта Минприроды и Госдумы, к.э.н. Елену Дьячкову.
- Елена Арнольдовна, что такое сегодня российский континентальный шельф с точки зрения недропользования?

-Если коротко, то это 6,5 млн кв. км акватории, из которых 4-4,4 млн признаны перспективными относительно содержания нефти и газа. К сожалению, эта территория плохо изучена - чуть лучше Западно-Арктический регион и Дальневосточный, хуже - Восточно-Арктический. Балансом учтены всего 25 нефтяных месторождений и 44 газовых.
- По моим ощущениям, отношение к шельфу меняется.
- Главное, как мне кажется, пришло понимание, что, если и дальше тянуть с шельфом, можно и опоздать. И дело не только в том, что запасы на материке истощаются. Российскому газу в трубе есть альтернатива - сжиженный природный газ. Во многих странах полным ходом идет сооружение портовых терминалов для его приемки, строятся специальные суда. Так что угроза потерять давно освоенные Россией рынки вовсе не надумана.
- В руках у противников шельфового поворота сильный аргумент - дорого. Действительно так дорого?
- Это совершенно другая экономика, другой порядок цифр. В Западной Сибири, к примеру, баррель нефти обходится в среднем в 5-7 долларов, а на шельфе, исключая Каспий, от 13,7 до 27 долларов. Мы посчитали: при действующей системе налогообложения, даже с учетом уже установленных налоговых каникул по НДПИ, только четыре месторождения на континентальном шельфе России можно отнести к экономически эффективным. Но и они, я бы сказала, условно эффективны. Если им не будут предоставлены какие-то налоговые льготы или резко качнется конъюнктура, все они перейдут в разряд нерентабельных. Шельф очень неоднороден. Есть месторождения, где при любых налоговых льготах затраты не окупятся.
- Зачем же туда идти?
- Отчасти я уже объяснила, зачем. Понятно, что надо снижать бюджетные издержки, привлекать частный капитал. Возможности для этого есть. По программе государство берет на себя финансирование региональных геологоразведочных работ, затраты, связанные с созданием обеспечивающей инфраструктуры - мониторинг, связь, навигационные системы, природоохранные мероприятия. По последним расчетам, в рамках инерционного сценария это 1 трлн рублей, или 21% всех затрат. Остальное - деньги будущих недропользователей. Но и эти госкапвложения можно сократить. Мы предлагаем, например, ввести геологическое изучение шельфа как отдельный вид пользования недрами. Сейчас компании вынуждены приобретать так называемые совмещенные лицензии, объединяющие изучение, разведку, разработку недр. Если изучение станет самостоятельным видом бизнеса, то появится возможность привлекать частные фирмы, которые, завершив работу, будут продавать результаты своего труда добытчикам. А те уже станут думать, выставляться им на конкурс или нет, подавать заявки на получение лицензий или не рисковать. По нашим прикидкам, это позволит сэкономить почти 300 млрд рублей госсредств, но предварительно потребуется внести поправки в Закон «О недрах». При инновационном сценарии вовлекается гораздо больше месторождений, суммарные капзатраты составят 6400 млрд рублей, а государственные - около 700 млрд рублей, или 11%.
- Предложение такого рода вы включили лишь в один сценарий - инновационный. В инерционном, как я понял, его нет?
- Его и не может там быть. Что такое инерционный сценарий? Это попытка создать условия для освоения шельфа в рамках действующего законодательства, смягчив его дополнительным набором льгот. Есть, к примеру, льгота по НДПИ для районов континентального шельфа, касающаяся нефти, - вполне оправданно добавить сюда и газ. Нет льготы по экспортной пошлине, уместно подумать о прерогативах и здесь. К 2030 году этот сценарий должен принести 6,2 трлн рублей бюджетных доходов, а всего с учетом дальнейшего развития - 17,9 трлн рублей.
- Не так уж мало.
- Но при всем при том это не будет освоение шельфа широким фронтом, скорее всего мы увидим, как выдергиваются разрозненные, выгодные на данный час месторождения. В этом случае мы даже не сумеем за счет роста морской добычи компенсировать спад, который ожидается на материке в период 2022-2025 годов.
Инновационный сценарий выстроен иначе. В нем нет никаких льгот, это принципиально иной налоговый режим, адаптированный к поставленной задаче. Мы полагаем, что в конечном итоге это будет отдельная глава Налогового кодекса, непосредственно посвященная налоговому режиму на шельфе. Он не предполагает установления каких-то специфических твердых ставок, ставки будут адвалорными, то есть в процентах к стоимости, а налоговая нагрузка будет равномерно распределена между частью налогового бремени, взимаемого с валового дохода, и налогами с финансового результата или прибыли. При таких условиях не будет морей и районов, убыточных только из-за неадекватности налогового режима. Этот вариант дополнен решениями конкретных правовых задач, связанных с таможенным регулированием, снятием административных барьеров или расширением субъектного состава участников работ, о котором мы с вами говорили. По инновационному сценарию доходы бюджета к 2030 году достигнут 8 трлн рублей, а суммарно за все годы разработки месторождений - 25,2 трлн.
- Кто будет допущен на шельф?
- По Закону «О недрах» компании с долей государственного участия свыше 50% при наличии 5-летнего опыта работы на российском континентальном шельфе. На сегодня это «Газпром» и «Роснефть».
- И они будут между собой конкурировать, так, что ли? Не понимаю, зачем искусственно заужать этот круг: даже среди госкомпаний куда больше структур, желающих и, как мне кажется, способных работать на шельфе. Та же «Зарубежнефть», например.
- У нее есть один изъян - не хватает опыта работы в России.
- Но зарубежного-то опыта более чем достаточно.
- Поэтому мы и предлагаем внести поправки в законодательство - не делить опыт на отечественный и зарубежный, а ограничиться общим пятилетним стажем, независимо от того, где он приобретен.
- Вы заложили в инновационный сценарий громадную сумму внебюджетных средств - 5,7 трлн рублей. Но откуда возьмутся частные инвестиции, на которые вы так уповаете, если нет частных компаний? Тот же «ЛУКОЙЛ» на Каспии свой человек, а в Арктику, выходит, ему путь заказан?
- У Каспия особый статус, и там пока масса правовых неясностей. Но это не значит, что «ЛУКОЙЛ», как и другие российские частные компании, не имеет шансов попасть в Арктику. У «ЛУКОЙЛа» есть возможность заключить соглашение с «Газпромом» или «Роснефтью» и начать работать с ними на шельфе в одной связке, но не в качестве владельца лицензии.
- А иностранцы, которые призваны принести на российский шельф свой опыт?
- Ровно так же.
- Как же они будут делить прибыль?
- Здесь вопроса нет - как запишут в соглашении, так и будут делить, но при условии сохранения 50%-ной доли государства. Есть некоторые налоговые шероховатости, связанные, например, с отнесением затрат на геологоразведочные работы на расходы, вычитаемые из налогооблагаемой прибыли. Но, я надеюсь, с нами согласятся: тот, кто работает на шельфе по соглашению, дискриминации подвергаться не должен.
- Уже есть желающие прийти на таких условиях на шельф?
- По нашей информации, есть.
- Откуда начнем?
- Программа содержит прогноз: больше всего капвложений в разведку и разработку месторождений - 2230 млрд рублей до 2030 года, российские компании предположительно вложат в Баренцево море. Оно лучше изучено, там - Штокман. В Печорское море - 1440 млрд рублей, в Карское и Охотское моря - соответственно 600 и 850 млрд рублей. Однако все эти цифры могут стать на порядок выше, если будут открыты новые месторождения, на что и нацелена программа.

Поделиться: