11:5322.12.11

Такого числа погибших в этой отрасли не было со времен Советского Союза, Борис Никитин

Такого числа погибших в этой отрасли не было со времен Советского Союза,  Борис Никитин

Уходящий год ознаменовался еще одной крупной катастрофой: в Охот­ском море затонула буровая платформа «Кольская». Из 67 человек спасти удалось только 14. Почему крушение платформы нельзя поставить в один ряд с произошедшим на «Булгарии», корреспонденту «РБК daily» Евгении Корытиной рассказал заведующий кафедрой освоения морских нефтегазовых месторождений РГТУ нефти и газа им И.М. Губкина Борис Никитин.
- Что вы можете сказать о техническом состоянии «Кольской»?
- «Кольская» была построена в Финляндии по последнему слову техники, ее несколько раз модернизировали, дополняли. Она не производила впечатления устаревшей.
- Говорят, что она простаивала и не была загружена заказами.
- Раз нет заказов, значит, она была в сохранности. Все относительно. Конечно, загрузить такие установки сложно. В свое время она принадлежала государственной «Арктикморнефтегазразведке», потом ее отдали в аренду за границу. Сложно сказать, как интенсивно она там работала, несколько лет назад её вернули, отремонтировали и так далее. Здесь стихия виновата.
- Значит, вы не относите эту катастрофу к тому же разряду, что крушение «Булгарии»? Сейчас часто можно слышать такое сравнение...
- Нет, конечно. Это совсем другая история. Там была довольно тихая вода, а тут, представьте себе, шторм, пятиметровая волна. Возможно, надо было принимать другие решения - останавливаться, подниматься на «ноги». Похожий случай был в Северном море. Тогда, говорят, начальник платформы заставил людей надеть гидрокостюмы и прыгнуть в море. Но не каждый наберется смелости прыгнуть в такое море. Ночь, волны 3-5 м... Представьте состояние людей перед стихией. Тут и людей не надо обвинять - не каждый обладает достаточной смелостью, чтобы пойти на смерть.
- А что можно было сделать с технологической точки зрения?
- Дело в том, что у этой платформы три «ноги» высотой по 100 м. Чтобы её транспортировать, эти «ноги» нужно поднять, и устойчивость её, конечно, меняется. Поднятые «ноги» смещают центр тяжести, возможно, даже выше самой платформы. Это создает неравновесное состояние. К тому же порвался один из буксиров. Платформа стала неуправляемой. Это как идти ночью по бушующему морю, и вдруг отказал двигатель. Там можно хоть веслами как-то справиться, а тут невозможно управлять совершенно.
- Буксир - это единственный способ транспортировки буровых платформ?
- «Кольскую» можно было перевозить и на специальном корабле - трансшельфе. Тогда платформа устанавливается на корабль, и он её перевозит из одной точки в другую. Из Мурманска на западное побережье Камчатки ее привезли именно таким образом. Наверное, нужно было и дальше так везти, ведь декабрь - это очень штормовое время в этом регионе. Надежнее было бы...
- Чем могло быть вызвано решение использовать именно буксир?
- Видимо, не было другого способа. Трудно предполагать. Но это уж точно не «экономия на билетах», как пишут некоторые СМИ.
- А люди всегда на платформе перевозятся?
- На буровой работает два состава. Один отвечает за состояние платформы как корабля. Вторые - непосредственно за производство, это буровая бригада. Когда они заканчивают бурить скважину, их с платформы вывозят и остаются только те, кто сопровождает буксировку.
- Получается, что буровой бригады на платформе при буксировке быть не должно было?
- Обычно её там нет. Разве что при спокойной воде. Или, возможно, если вахта попала на время окончания бурения, а платформу недалеко тащить.
- Как вы оцениваете состояние техники, буровых платформ, предназначенных для работы на шельфе?
- Недавно построили гравитационную платформу «Приразломная», которую уже отбуксировали на место работ в Печорском море. Она довольно крупная и сделана по последнему слову техники. Уже закончили строительство «Мурманской» самоподъёмной платформы на заводе «Звездочка». Она, по сути, аналог «Кольской», может работать при глубине 60-80 м и бурить скважины до 6,5 км. Ещё стоят на рейде две буровые установки, построенные в Выборге.
- То есть нельзя сказать, что потеря одной платформы сорвет или отсрочит освоение Арктического шельфа?
- Любая потеря - это всегда потеря. В то время, когда нет льдов, на такой платформе можно работать в условиях Камчатки и Сахалина, а в зимний период их отгоняют на юг. Следующая работа «Кольской», насколько я знаю, должна была проходить на шельфе Вьетнама. Самое тяжелое, что погибли люди. Такого числа погибших в этой отрасли не было со времен Советского Союза. В 50-х годах погибла буровая бригада Каверочкина в Каспийском море. Тогда неожиданно замерз север Каспия и льды разорвали буровую и эстакады на Нефтяных Камнях. И после этого буровые установки тонули, но гибели такого количества людей не было.

Поделиться: