14:3731.01.12

Экономические откровения Владимира Путина обществом воспринимаются неоднозначно

Экономические откровения Владимира Путина обществом воспринимаются неоднозначно

По мнению опрошенных агентством «Прайм»  представителей предпринимательского сообщества, Владимир Путин в своей статье «О наших экономических задачах» однозначно дал понять невозможность пересмотра итогов приватизации 1990-х годов. Это сигнал и его оппонентам, и бизнесу, и инвесторам - надо перевернуть эту страницу и работать честно.
Представители бизнес-сообщества согласились с Путиным в том, что приватизация 90-х годов была нечестной. Президент ТПП РФ Сергей Катырин при этом отметил, что несправедливость коснулась в первую очередь населения, которое не было готово к приватизации и не получило должных разъяснений от властей. С точки зрения бизнеса, который тогда приобрел активы, все не так однозначно. «Они приобретали в тех условиях и по той нормативной базе, которая существовала тогда, то есть не совершили ничего противозаконного», - рассуждает он.
Вместе с тем эксперты однозначно восприняли посыл, что никакого пересмотра итогов тогдашнего передела не будет.
«Со словами Путина о том, что не надо менять правила приватизации, я абсолютно согласен и говорил об этом много раз», - заявил кандидат на пост главы государства миллиардер Михаил Прохоров в интервью «Московским новостям».
«Причина в том, что нельзя провести границу и сказать, где хорошо была проведена приватизация, а где плохо. Начнешь кого-то трогать, закончится тем, что у граждан начнут отбирать квартиры и приусадебные участки. Поэтому нужно перевернуть эту страницу. Нужно дать людям возможность зачистить свои грехи, когда они жили не по тем правилам, по которым мы все собираемся сейчас жить», - пояснил он.
«Хотя средний бизнес, который мы представляем, не получил тогда ничего и вынужден был перекупать активы по завышенной цене у олигархов, пересмотр тех решений невыгоден и невозможен», - сказал, в свою очередь, председатель «Деловой России» Борис Титов.
Он назвал сценарий пересмотра экономически и политически нецелесообразным, поскольку это потребовало бы немалых денег и в конечном итоге стало бы ударом по экономике и имиджу России. Кроме того, этот путь привел бы к самым тяжелым последствиям для экономики, производства, и, возможно, к социальной нестабильности, уверены эксперты.
«Похоже, что Путин, вновь обозначивший эту тему, дает сигнал оппонентам, в последнее время нередко говорящим о национализации, потенциальным инвесторам и бизнесу - никакого передела не будет, давайте честно работать», - сказал Катырин.
Глава «Опоры России» Сергей Борисов считает, что игрокам, которые участвовали в той приватизации, следует задуматься о том, как проявить максимальную социальную ответственность. «В США в посткризисный период большинство крупных корпораций и финансовых институтов имеют собственные программы поддержки и развития малого бизнеса. Так, «Goldman Sachs» выделил 500 миллионов долларов на поддержку и развитие 10 тысяч малых предприятий», - привел он пример. «Если бы у нас в обществе начали происходить такие процессы, и те «счастливчики» того периода существенно бы поддержали средний класс и его авангард - малый бизнес, поверьте мне, тональность этого тезиса (о пересмотре итогов приватизации. - Ред.) существенно смягчилась бы», - полагает глава «Опоры Росии».
В статье Владимир Путин также заявил о необходимости ограничить госконтроль над бизнесом. По его словам, политика выбора приоритетов и господдержки, необходимая стране для восстановления технологического лидерства, должна быть открытой для дискуссий. Путин также пообещал, что власть будет поддерживать крупные инфраструктурные проекты.
Представители предпринимательского сообщества в целом сошлись во мнении, что высказанные премьер-министром РФ тезисы злободневны и актуальны для бизнеса. «По существу, глава правительства обозначил новое направление экономической политики. Раньше акцент делался на постиндустриальные инновации, теперь Владимир Путин говорит, что этого недостаточно, нужна компенсация прошедшей в 90-е годы деиндустриализации, необходимо техническое обновление, и обозначает нужные для этого шаги», - рассуждает Титов.
Борисов приветствует заявления о необходимости выхода государства из нестратегических секторов. «Наконец отчетливо заговорили об угрозе сырьевой зависимости. Нам нужно думать, как зарабатывать не на сырье, а как нам качнуть вперед то, чем еще Россия может похвастаться, и здесь не обойтись без малого бизнеса», - отметил он.
Титов назвал позитивной идею перевести все экономические дела в арбитражные суды, выведя их из-под действия уголовного законодательства. Однако он считает, что необходима и амнистия по экономическим статьям - это стало бы позитивным сигналом для бизнеса и улучшило бы отношение инвесторов к России.
Достойное внимание в статье уделено необходимости борьбы за конкуренцию, без которой невозможны инновации, а также антикоррупционной составляющей, отмечают эксперты.
За последние годы Путин накопил немало информации о том, чего ждет бизнес, исходя из этого, в статье он ответил на многие вопросы, хотя, возможно, и не на все, отметил Катырин. По его мнению, можно было подробнее остановиться на развитии малого и среднего бизнеса, являющегося сегодня серьезной движущей силой экономики.
В свою очередь, Борисов напомнил о том, что Путин впервые обозначил цифру - не менее 50% рабочих мест в экономике должен давать малый бизнес, тогда как сейчас он дает чуть более 20%.
«Очевидно, что модернизация, если она будет осуществляться по уму, повысит производительность труда, значит, будет высвобождение работников с архаичных предприятий. Нужно сделать так, чтобы эти люди переобучились и составили основу не традиционного малого торгового бизнеса, а высокотехнологичного. Эта задача реалистична», - уверен он.
Борисов приветствует посылы по поводу недостатков инфраструктуры, ее ограниченности, которая сдерживает развитие предпринимательства. Путин четко делает параллели развитой инфраструктуры и развития предпринимательства, новых бизнесов, и особый акцент он ставит на необходимости развития полноценного малого бизнеса на селе, отметил глава «Опоры России».
Говоря о конкретных бизнес-решениях, Титов высказал мнение, что оптимальным было бы создание 5-10 кластеров по упомянутым премьером приоритетным направлениям, где можно было бы обкатывать новые технологии и решения. «Уже есть Сколково - инновационный проект. Скажем, в Мурманске можно было бы сосредоточиться на рыбопереработке, в Южном федеральном округе - на сельскохозяйственном машиностроении, в Ульяновске - на авиастроении, и т.п.», - рассуждает он.
Титов считает недостаточно радикальными обозначенные Путиным новации в налоговой сфере. Речь идет о налоговом маневре, предполагающем увеличение налогов на потребление одновременно со снижением нагрузки на производство. «Если мы хотим по-настоящему привлекать инвесторов и подняться со 120-го места по условиям для бизнеса, нам следует снизить налоги на производство на 40% - хотя бы до уровня того же Казахстана (его Путин в статье привёл в качестве позитивного примера. - Ред.)», - считает он.
Как пишет деловое издание РБКdaily, бизнес не уверен, что предвыборные тезисы Владимира Путина в опубликованной вчера программной статье породят конкретные предложения, как обещано, уже в этом году. Предложение ввести налог на роскошь еще в конце 1990-х эксперты называли труднореализуемым. А новый порядок рассмотрения экономических дел только в арбитражных судах потребует реформы следствия.
«Иметь экономику, которая не гарантирует нам ни стабильности, ни суверенитета, ни достойного благосостояния, для России непозволительно», - категоричен Владимир Путин в статье «О наших экономических задачах» для «Ведомостей». Чтобы экономика страны обновилась, премьер предложил «расчистить поле для бизнеса» путем кардинальных перемен в самом государстве. Среди конкретных шагов к «светлому будущему» кандидат в президенты назвал либерализацию УК и налоговый маневр (ввести конкретные предложения по обоим пунктам премьер предлагает до конца года).
Суть последнего, по мнению Путина, заключается в том, чтобы увеличить налоговые доходы там, где есть резерв (алкоголь, табак и сбор рентных платежей в тех секторах, где он пока занижен), не допуская увеличения налоговой нагрузки на несырьевой сектор. Прежде всего налоговый маневр будет заключаться в дополнительном налоге на богатство, но под него не должен попасть средний класс. «Речь идет о новом налоге, однако сказать, будет он принципиально новый или это будут изменения в уже существующие, пока не могу», - пояснил пресс-секретарь премьера Дмитрий Песков.
Пока в правительстве уверены лишь в том, что, если Путин станет президентом, принять все решения надо будет до конца текущего года. На «налоговый призыв» премьера откликнулись и в ведомствах. «Мы сейчас просчитываем конкретные варианты», - пояснил РБК daily глава департамента Минэкономразвития Сергей Беляков.
Идея налога на роскошь поднималась не единожды. С подобной инициативой в 2007 году выступала «Справедливая Россия». Тогда считать предметом не первой необходимости предлагалось недвижимость дороже 15 млн рублей, автомобили, самолеты и яхты дороже 2 млн рублей, а также украшения, картины и скульптуры дороже 300 тысяч рублей. «Но налог на роскошь - это скорее пиар-ход», - считает глава налогового комитета «Опора России» Михаил Орлов. Ввести отдельный сбор с роскоши не получится - правительству сложно его формулировать: например, в 1998 году предлагалось роскошью считать мобильные телефоны, а как это выглядело бы сегодня? «Если мы хотим брать больше денег с состоятельных людей, речь должна идти об уже действующих налогах, которые должны быть настроены так, чтобы богатые платили больше. Это возможно с помощью введения налога на недвижимость и перенастройки транспортного налога», - говорит предприниматель.
Кроме того, обсуждать изменения можно лишь в том случае, если их цена для бюджета составит не менее 10 млрд рублей, иначе администрирование налога обойдется дороже самого налога. «Чтобы собрать 10 млрд рублей со 100 самых богатых людей России, каждый должен будет заплатить по 100 млн. Это невозможно, в этом случае все богатые начнут платить налоги в других странах», - приводит пример г-н Орлов. Если представить, что примерная дополнительная налоговая нагрузка на каждого богатого составит около 100 тысяч рублей, то платить его должны будут минимум 100 тысяч человек. «Получается, что либо налог ударит по среднему классу, либо это будет запредельный налог на олигархов, либо малобюджетный налог», - говорит г-н Орлов.
Вопрос введения налога на богатство всерьез поднимался и во время разработки «Стратегии-2020», говорит представитель «Деловой России» Александр Осипов. Но интерес к этой теме объяснялся тем, что налогообложение состоятельных людей в России кардинально ниже, чем в развитых и развивающихся странах.
Другое предложение премьер-министра, заключающееся в переводе всех экономических дел из судов общей юрисдикции в арбитражные суды, кажется председателю «Бизнес-Солидарности» Яне Яковлевой выполнимым, но не за один ход. «Единственный выход - закрыть все экономические подразделения и отделы в правоохранительных органах», - считает она.
«Стиль Владимира Путина, особенно как кандидата в президенты, основывается на том, что он констатирует проблему, а когда его спрашивают, как он будет ее решать, он констатирует ее второй раз», - не менее скептичен председатель правления фонда «Инсор» Игорь Юргенс. По словам эксперта, каждый из предложенных премьером механизм может быть спорным, а крен всего документа в целом вышел «госкапиталистическим». «Принципиальное изменение в том, что Путин решил изложить свой взгляд на жизнь. В прошлую кампанию у него даже программы не было», - более лоялен эксперт НИУ ВШЭ Сергей Алексашенко.
«Большинство избирателей ждут от главы правительства простых и немедленных решений, но в статье о них ничего не говорится, заявил Михаил Прохоров в интервью РИА «Новости».  
Предприниматель отметил, что в статье Владимира Путина не хватает простых решений и новизны. «По его программе бизнес - это не труд и за ним нужен глаз да глаз. Контроль за бизнесом был очень жесткий, сейчас чуть смягчается, но по сути ничего не меняется», - считает Михаил Прохоров.
Кроме того, политик подчеркнул, что огромное количество избирателей - учителя, работники культуры, инженеры, пенсионеры - ждут простых немедленных решений. «А в статье этих простых вещей не предлагается», - пояснил г-н Прохоров.
Иван Мельников, первый заместитель председателя ЦК КПРФ сказал: «Третья статья Владимира Путина, так называемая «экономическая», наполнена немыслимыми противоречиями и хорошо иллюстрирует его предвыборную тактику.
С одной стороны, он берет почти всю констатацию и оценки из программ оппозиции, в том числе и в первую очередь КПРФ. Выдает все это в более мягком виде и показывает так, словно это не фундаментальные проблемы, а временные издержки и ухабы в целом верного курса.
С другой стороны, одновременно дает свои ответы и предлагает решения в рамках исключительно и сугубо либеральной, правой, капиталистической модели. Той модели, которая медным тазом накрывается по всему миру.
Для страны, где востребована левая идеология, где резко возрос запрос на социальную модель, он дает установку, что нужно «снизить долю участия государства» в некоторых сырьевых и завершить процесс выхода капитала из крупных несырьевых компаний, которые не относятся к естественным монополиям и к обороне. Рассчитывает на активное участие капитала в приватизации и дальнейшем развитии высокотехнологичных активов.
Это пишется в условиях, когда вся современная российская история доказала, что такие взгляды не ведут ни к чему, кроме как к культу наживы. Мы видели итоги таких «выходов» государства, такой приватизации и такого «развития» и в ЖКХ, и в энергетике, и на транспорте, и в здравоохранении, и во многих других отраслях. Видели, что это путь к снижению качества услуг, что это раздел пирога и не более. 
Всё это подтверждается и практикой. Владимир Путин, к примеру, говорит, что источник создания новых производств и рабочих мест - частные инвестиции, пишет о проблеме вложений в экономику, о проблеме капитала, о «деловом климате». Однако именно при его Правительстве, в рамках выстроенной им системы в прошлом году из страны ушло почти 85 млрд долларов. То есть уже созданы условия для обратных тенденций.
Он пишет, что новая экономика - диверсифицированная, где помимо сырьевого будут развиты другие сектора: «доля высокотехнологичных и интеллектуальных отраслей в ВВП должна к 2020 году увеличиться в 1,5 раза. При этом высокотехнологичный экспорт России вырастет вдвое». Как можно в это поверить, памятуя об аналогичных заявлениях, будто к 2010 году ВВП России увеличится в 2 раза.
Все мы помним и то, как несколько лет назад российская политическая система приветствовала статью «Россия, вперед!» Дмитрия Медведева. Там был ряд верных оценок, провозглашался отказ от сырьевой модели, было много слов об инновациях. Но имеем по существу нулевой КПД. Анализируя федеральные бюджеты последних лет, мы каждый раз приходили к выводу: Правительство не вкладывает средств ни в науку, ни в инфраструктуру, ни в технологии, - вообще ни в какие отрасли роста.
В результате опубликованная экономическая программа выглядит так, как будто профессиональные дровосеки написали статью о том, как правильно сажать и удобрять деревья. Никакой веры в социальную ответственность крупного бизнеса быть не может. Решать актуальные задачи роста и развития можно только на основе национализации сырьевых и стратегических отраслей. Это опорный шаг, без которого все будет в целом так, как оно есть и даже хуже. И сделать этот шаг готов только Геннадий Зюганов».
«Отмечу актуальность темы, избранной Путиным для очередной статьи. Реформирование экономики, проблема ее перевода на инновационные рельсы сегодня как никогда актуальна, - пишет Николай Левичев, председатель партии «Справедливая Россия».   - В конечном счете от ее решения зависит будущее всей страны, благосостояние каждой семьи. Мы всеми силами привлекаем внимание к этой теме вот уже несколько лет и приветствуем то, что к ней наконец-то, после 12 лет пребывания у власти, обратился и Владимир Путин.
Новая программная статья кандидата в президенты оставляет крайне противоречивое впечатление. С одной стороны, в ней высказано много правильных тезисов, с которыми сложно спорить. Безусловно, необходимо вкладывать средства в технологические инновации, увеличивать роль малого и среднего бизнеса, развивать фундаментальную науку и т.д. Мы согласны с этим, более того, вносили в Госдуму целый пакет законопроектов «Инновационная Россия», направленный на решение этих задач.
С другой стороны, к сожалению, слишком уж часто даже самые благие намерения представителей власти остаются лишь декларациями. Сколько ни говори «халва», во рту слаще не станет. Когда с высоких трибун к месту и не к месту произносят слово «инновация», но при этом никаких реальных действий не осуществляется, эффект будет нулевым.
Конкретный пример: в статье Путин пишет, что нам необходимо «изменить всю идеологию государственного контроля за деятельностью бизнеса, резко ограничив эти функции», демонтировать обвинительную связку правоохранительных, следственных, прокурорских и судейских органов. Это справедливо и правильно. Вот только что мы видим на практике? Не далее, как на прошлой неделе, господин Чайка заявил о продолжении работы по расширению полномочий прокуроров в арбитражном процессе.
Другой пример: говорится о необходимости «налоговых и таможенных стимулов» для того, чтобы инвесторы направляли средства в инновационные отрасли. Мы предлагали ровно то же самое, однако возглавляемая кандидатом в президенты партия этот законопроект традиционно отклонила.
В статье говорятся правильные слова о деловом климате, инвестиционной привлекательности нашей страны. Однако в рамках предвыборной кампании кандидат в Президенты почему-то не гнушается распоряжаться деньгами частных компаний, в приказном порядке требуя от них обеспечить бесплатные билеты болельщикам. Вам шашечки или ехать? В Интернете недаром шутят: в Нигерии не бывает нанотехнологий. Таким стилем управления можно увеличить инвестиционную привлекательность нашей страны разве что в глазах северокорейских инвесторов.
Отрадно видеть, что Путин наконец-то признал необходимость налога на роскошь. Мы предлагаем такую меру с момента создания партии «Справедливая Россия». Но будет интересно посмотреть, как выкрутится «Единая Россия», которой придется голосовать за этот закон в Госдуме. На протяжении многих лет единороссы раз за разом поднимали на смех это наше предложение, обвиняя нас в популизме. Посмотрим, что они скажут теперь, когда предложение сделано их партийным лидером.  
С какими-то вещами, высказанными в статье, мы не согласны принципиально. Когда призывается «везде, где это возможно, надо перейти на нормативно-подушевое финансирование», мне становится страшно. Это означает продолжение развала системы здравоохранения и образования.
Что касается, например, проигрыша в конкуренции юрисдикций, то здесь возможны меры гораздо более простые, нежели предложенные в статье. Сегодня в третьей части Гражданского кодекса при определении правового положения юридического лица используется так называемый «закон инкорпорации» - другими словами, правовое положение юрлиц определяется местом их регистрации. Такая норма ведет к уходу от налогов и росту оффшорной экономики. Замена «закона инкорпорации» на критерий основного места деятельности станет очень эффективным шагом в борьбе с оффшорной экономикой.
Подводя итоги, замечу следующее. Журналисты уже совершенно справедливо обратили внимание, что в разной форме слово «должны» употребляется в тексте 32 раза. А кто должен? По большому счету, я даже не понимаю, зачем обсуждать написанные кем-то из референтов Путина тезисы, если они все равно не реализуются. Стране нужен другой, новый президент, который будет не только говорить, но и делать». 

Поделиться: