09:2909.06.12

В Россию не хотят инвестировать потому, что вкладывать, кроме нефти и газа, не во что

В Россию не хотят инвестировать потому, что вкладывать, кроме нефти и газа, не во что

В Россию не хотят инвестировать не только из-за плохого делового климата, но и потому, что вкладывать, кроме нефти и газа, не во что. В XXI веке вырвутся вперед те страны, в которых найдутся хорошо подготовленные производители идей или куда приедут российские брины (Сергей Брин - будущий создатель мега-проекта под названием «Google». Родился и жил в России. - Ред).
Аналитики Центра развития ВШЭ фиксируют, что приходится говорить о некоем системном сломе, когда предпочтения инвесторов по всему миру явно меняются из-за кризиса, и в результате этого слома Россия становится все менее привлекательной.
Что за «слом»? Вот тут самое интересное. Эксперты ЦР пишут, что экономический кризис изменил мировую экономику и с точки зрения появления новых секторов, и «с точки зрения географического распределения производства... развитые страны Запада мечтают о возвращении себе выведенных ранее в Азию промышленных производств».
В этом месте стоит остановиться и осмотреться. Наверное, говоря о том, что западные страны мечтают о возврате, а не о том, что они уже возвращают к себе некоторые производства из Азии, серьезные ученые имели в виду отсутствие пока корректной статистики по объемам таких возвратов. Но если основываться на частных свидетельствах, на беседах с предпринимателями, репортажах, к примеру, из американской глубинки (что недопустимо для ученых, но возможно для журналистов), то можно сказать: возвращение производств уже идет. А главное, новые производства продвинутые компании из развитых стран почти перестали и думать размещать в Азии.
Кризис здесь сыграл, кажется, роль ускорителя, но не он фундаментальная причина нового явления. Когда «Nike» размещал пошивочные цеха во Вьетнаме, другие фирмы - в Китае, то резон был прост: мизерный по американским меркам дневной заработок в азиатских странах был (и пока еще есть) завидным доходом для большей части нищего населения. Но кризис заставил азиатов задуматься о том, что хочешь не хочешь, а надо уходить от сугубо экспортной ориентации подавляющей доли предприятий. Надо иметь и внутренний спрос на те же тапочки или фуфайки, для чего придется больше платить своим людям. Но тогда доля затрат на оплату труда в себестоимости продукции начинает расти, что рано или поздно делает невыгодным для «Nike» вывод производства в Азию. Учтем, что нигде так много и красиво не говорят о модернизации, как у нас, но жадные капиталисты всегда до копейки точно знают, что нынче выгоднее - потратиться на сверхпроизводительную машину и нанять классного оператора для работы на ней или делать ставку на пару сотен благодарных вьетнамцев.
Судя по признакам, замеченным и Центром развития, мы вступаем в мир, где предпочтение отдается роботам и операторам.
Возникшая уже необходимость стимулировать внутренний спрос стала головной болью на ближайшие годы для китайских руководителей. Им сейчас впору вполне серьезно считать, что лучше - просто раздавать на перекрестках накопленные доллары и евро американским и европейским покупателям, чтобы не закрывать вмиг все свои заводы и фабрики, или позволить богатеть собственному народу со всеми вытекающими демократическими последствиями. Но не только в этом дело.
Объемы производства ширпотреба уже максимальные, поощрять дальше потребителей иметь не по 5, а по 15 пар кроссовок на каждого ребенка не получается. Спросом начинают пользоваться продукты, производство которых не просто требует серьезной технической оснащенности и делает возможным организацию их выпуска за пределами Азии. Это те же китайцы еще могли бы попробовать решить, имея более половины сельского населения. Но новые продукты приносят прибыль даже не при их продаже, а при продаже сопутствующих сервисов. Опыт «Apple» не первый и не последний, тренд понятен. Для выдумки и организации таких сервисов уже не призовешь на работу в город вчерашнего мастера по рытью оросительных арыков.
Кстати, когда эксперты говорят о падении инвестиций в Россию, то почему-то не анализируют простое: а куда, собственно, можно было бы здесь направить инвестиции? Стиральные машины и прочую бытовую технику мы уже производим по современным разработкам западных лаборантов, автомобили делаем, телевизоры и даже надувные лодки. И то, что уже изготавливаем, трудно продать по ряду причин, из которых неплатежеспособность населения не последняя. А в добычу сырья инвестиции идут ещё бодро - Росстат свидетель. Так что не стоит думать, что китайская головная боль нам всегда будет неведома...
США за последние десять лет потеряли около пяти миллионов рабочих мест в производстве, по данным газеты «New York Times». Кажется, не меньше они теряли и в 90-е, когда успешно продолжалась рейгановская стратегия по избавлению от низкоквалифицированных (по американским меркам) рабочих мест. Но замещались пустоты в большой степени работой в финансовом секторе. Кризис успешно выявил (для этого кризисы и существуют) финансовые пузыри. То есть финансовый сектор заполнен под завязку, услуги становится сбывать так же трудно, как майки, спрос на них отстаёт от предложения.
Теперь мы видим рождение новых видов деятельности, практически новых отраслей. Это не только добыча сланцевых газа и нефти (хотя «CitiGroup «на днях снизил свой прогноз цены нефти на 2013 год со 120 до 99 долларов за бочку). Вот «Google» получает этим маем лицензию на эксплуатацию автомобиля без водителя в штате Невада, и этот гугломобиль уже катается там, старательно объезжая бордюры. Вот NASA передаёт перевозку грузов в космосе частным фирмам, которые за 10 лет сумели сконструировать и сделать ракету дешевле и не хуже известных американских и российских аналогов.
Две тенденции - неизбежное удорожание рабочей силы в Азии и организация новых видов деятельности, появление которых практически невозможно спланировать, - позволяют говорить о том, что мир вступает в совершенно новую экономику.
Главным в ней становится уже не просто производительность труда при пошиве сапог или парашютов, а производительность в выделении идей и торговле ими.
Это не быстрый процесс. В мае американцы создали вдвое меньше рабочих мест, чем ожидалось, - только 69 тысяч. Это можно объяснить по-разному, в том числе и тем, что пока только в Неваде начинают бегать гугломобили... То есть процесс перехода от постиндустриальной экономики к какой-то другой, с перетеканием рабочей силы уже в новых направлениях, представляется необратимым. Значит, выиграют и выживут те страны, в которых найдутся хорошо подготовленные производители идей или куда приедут российские брины.
А что думают наши власти по этому поводу? Похоже, ничего не думают. Действия и пространные речи нашей правящей элиты в этом контексте напоминают поведение большинства советских телефонистов в те времена, когда на смену дисковым аппаратам стали приходить телефоны с кнопочным набором. Опытные и умелые мастера обычно доказывали, что старые модели надежнее и лучше, и искренне считали недоразумением, что кнопочные телефоны завоевывают все большую популярность...
По счастью, те телефонисты не писали государственные программы и не диктовали стране, как жить. Впрочем, те ребята, которые тогда такие программы писали, мало отличались от телефонистов старой школы и успешно привели страну к банкротству.
Новые бюрократы нелепо пытаются ответить на еле угадываемые ими вызовы действиями типа организации «Сколково» и закачиванием туда казенных денег
(Муртазин в своем блоге подробно описал создание уже давно и бесплатно созданного счетчика Гейгера для смартфона).
Наша элита удивляется, что деньги из России бегут. Морщит лбы, сетует на плохой инвестиционный климат, даже соглашается с тем, что есть проблемы с коррупцией, говорит другие правильные слова. В общем, судя по парадным речам, многое правильно замечает. Но до сих пор она и известные задачи не решила, а тут новая экономика какая-то зарождается, которой и названия еще нет...
Судя по всему, это решено просто не замечать. Так прячется от страхов ребенок в ночи, с головой забираясь под одеяло, - пишет www.gazeta.ru.

Поделиться: