12:0013.06.12

Энергетика в России: куда завела реформа

Энергетика в России: куда завела реформа

Электроэнергетика в новейшей российской экономике была и остается, пожалуй, самой реформируемой отраслью. По крайней мере, за последние годы вряд ли такое количество судьбоносных решений выпало на долю какой-либо еще из отраслей. В принципе, такое внимание к энергетике не удивительно с учетом того, что именно от нее зависит как экономическая, так и социальная обстановка в стране. Об этом пишет агентство РБК.
Удивительно то, что при всей значимости отрасли и после титанических революционных преобразований под чутким руководством Анатолия Чубайса безоговорочного благополучия в энергетике до сих пор не наступило. И даже эксперты затрудняются сказать, что это: фиаско реформы или постреволюционная перезагрузка?
Мощные результаты
Если говорить о формальных результатах реформы РАО ЕЭС, например, в отношении генерирующих компаний, то они, как говорится, налицо. На месте былого гиганта функционируют пять крупных ОГК и 14 ТГК, не считая непосредственно контролируемых государством атомных и гидроэлектростанций, а также ряд других более или менее заметных компаний, среди которых явно выделяется «ЕвроСибЭнерго» с мощностями свыше 19 ГВт. Кроме того, в России начал действовать оптовый рынок электроэнергии и мощности (ОРЭМ), где можно продать соответствующий товар по относительно свободным ценам.
Главная задача реформы - привлечение инвестиций в строительство и модернизацию изношенных отечественных мощностей - тоже вроде бы выполнена. По крайней мере, инвесторы, как и планировалось, пришли в том числе из-за рубежа, принеся миллиарды долларов и евро, за счет которых в минувшем году в рамках договоров о предоставлении мощности (ДПМ) введены новые электростанции на рекордные 6 ГВт. В текущем году ожидается продолжение реализации инвестиционных планов в рамках ДПМ, равно как и в последующие годы.
Сами же энергетики, если судить по их отчетности за 2011 год, тоже в массе своей в убытке не остаются, получая, как и ожидалось, неплохие прибыли, в частности, благодаря введению новых и более эффективных мощностей.
Правда, цены на электроэнергию растут с каждым годом, а не снижаются, как некогда обещал главный реформатор энергетики Анатолий Чубайс. Но где же они не растут? Тем более что он-то обещал это давно, а с тех пор и в стране, и в отрасли многое изменилось.
Наследники РАО
За четыре года, прошедшие после ликвидации РАО ЕЭС, наметился ряд тенденций, которые вполне отчетливо обозначились в минувшем году и лишний раз подтвердились в текущем. Прежде всего, в генерации началась обратная консолидация активов, например, под крылом подконтрольного государству «Интер РАО ЕЭС», которое не только собрало госпакеты в отдельных генерирующих компаниях, но и приобрело у «Норильского никеля» вполне себе частную ОГК-3, а в ближайшее время планирует получить у АФК «Система» электростанции не менее частную «Башкирэнерго».
Газпром, в свою очередь, в стороне не остался и по-прежнему не оставляет надежды добавить к своим двум ТГК и одной, но очень крупной, ОГК (всего около 36 ГВт) еще компании КЭС-Холдинга, в той или иной степени контролирующего ТГК-5, ТГК-6, ТГК-7 и ТГК-9, одну из которых после завершения данной сделки надеется получить все то же «Интер РАО». Если планы Газпрома сбудутся, а оснований для этого немало, то под его контролем соберется уже более 50 ГВт мощности. У «Интер РАО», для сравнения, тоже уже есть 29 ГВт, что явно не предел, а у крупнейшей из частных компаний («ЕвроСибЭнерго»), как уже говорилось, - 19 ГВт.
Таким образом, из пяти ОГК не подконтрольными государству остаются лишь «Э.Он Россия» (ОГК-4, более 10 ГВт) и «Энел ОГК-5» (около 9,5 ГВт). Среди 14 ТГК, в случае поглощения КЭС-Холдинга Газпромом, таковых останется лишь шесть: ТГК-2 (группа «Синтез»), ТГК-4 (группа «ОНЭКСИМ»), ТГК-8 («ЛУКойл»), ТГК-10 (финский Fortum), ТГК-12 и ТГК-13 (СУЭК). Если вновь вспомнить о государственных гидрогенерирующем и атомном энергогигантах, то вполне очевидно, кто заказывает музыку на ОРЭМ, с которым, кстати, все тоже не так просто и однозначно, как это задумывалось в начале реформы энергетики.
Рынок под контролем
Так, например, наряду с провозглашенной с 1 января 2011 года полной либерализацией рынка государство обязало генерирующие компании продавать до 30% электроэнергии по регулируемым договорам, отменило индексацию на вторичную мощность и приняло ряд других мер, направленных на сдерживание роста тарифов на электроэнергию. То есть включило ручное регулирование, не дожидаясь исполнения обещаний Чубайса.
Плохо это или хорошо, однозначно сказать трудно, но именно после таких мер отдельные частные инвесторы либо поспешили покинуть отрасль, либо пообещали это сделать в перспективе. «По факту, выражаясь ненормативной лексикой, их (инвесторов) кинули. Был ли такой расчет с самого начала, или такой сценарий, так сказать, возник по ходу пьесы, мне трудно сказать. Я точно знаю, когда я еще сотрудничал с РАО, а это было до последнего момента его существования, такой задачи не было. Была задача привлечь инвесторов и дать им возможность разумно заработать. Но вышло по Черномырдину - как обычно», - рассказывает руководитель направления «Электроэнергетика» энергетического центра бизнес-школы «Сколково» Джек Нюшлосс.
Впрочем, в такое легко верится: как показывает практика, столь неожиданные решения, метко выраженные признанием бывшего главы правительства РФ в том, что «хотели как лучше», у его преемников также в ходу. Как, например, было в прошлом году: тарифы растут - включаем ручное регулирование, меняем правила рынка, устраиваем «перезагрузку» RAB-тарифов (которые, как известно, как раз и предназначались для стимулирования инвестиций в сетевое хозяйство, где конкурентной среды при всем желании создать невозможно). Так как это не помогло, нашли коррупционеров, которые оказались виноваты в проблемах отрасли.
Надо сказать, что после памятных разоблачений коррупционных схем в электроэнергетике несколько отставок все же состоялось. Однако обещанного лично Владимиром Путиным списка всех злоупотребляющих в отрасли по прошествии полугода после эпохального выступления премьера так и не было обнародовано. При этом тарифы, как известно, все равно обязательно вырастут, только в текущем году из-за выборов это произойдет 1 июля. Тарифы же и до этого, перед тем как вырасти, утверждались все теми же государственными органами.
Сети государства
Если говорить о сетевых компаниях, то здесь тоже наблюдается та же тенденция к консолидации: например, совсем недавно вышла директива правительства РФ о передаче Холдинга МРСК, владеющего большей частью распределительных электросетей России, в управление ФСК ЕЭС. Мотивируется это тем, что «консолидация систем управления сетями энергоснабжения поможет повысить эффективность российской энергетики и улучшить инвестиционную привлекательность, а также приведет к оптимизации тарифов». После этого уже прошла официальная информация о намерении создать из двух сетевых компаний одну, и неофициальные данные о том, что вновь образованный гигант может попасть под контроль государственного «Роснефтегаза», на который буквально недавно была возложена роль консолидатора нефтяных активов российского ТЭК.
Такие инициативы уже в который раз заставляют наблюдателей говорить о сворачивании реформы РАО ЕЭС и вызывают новые вопросы. Так, Джек Нюшлосс отмечает существенную разницу в управлении магистральными и распределительными сетями, где различаются даже программные комплексы, используемые для расчетов. «С технологической точки зрения этот шаг мне не очень хорошо понятен, и, опять таки, управлять таким гигантским предприятием, раскиданным по всей необъятной стране, очень сложно», - указывает эксперт. Впрочем, довод о более высокой капитализации объединенной компании у него также вызывает сомнения, поскольку отдельные МРСК и без объединения показывали неплохие финансовые результаты.
А с точки зрения аналитика Deutsche Bank Дмитрия Булгакова, консолидация объясняется госкапиталистическим мышлением, «которое было у людей, находящихся у руководства отраслью в последние несколько лет». «Частные компании в целом доказали свою состоятельность и эффективность. Следовательно, концентрация и накачивание активами госкомпаний продиктована не целью повышения эффективности, а какими-то другими задачами», - намекает аналитик.
Философия развития электроэнергетики в рамках ее реформы, напоминает Дмитрий Булгаков, заключалась в либерализации и создании рыночной среды, а также передаче активов в частные руки. «Приход новых людей, в частности Игоря Сечина (курировавшего российский ТЭК на посту вице-премьера РФ в 2008-2012 годах), во многом этот процесс затормозил и даже повернул вспять», - отмечает аналитик.
Действительно, если вспомнить, что не так давно обсуждалась идея создания Федеральной сбытовой компании на базе опять же «Интер РАО», и от этой идеи пока никто не отказался, то действительно на затеях Чубайса, разделившего РАО ЕЭС на генерацию, сети и сбыты, скорее всего, можно ставить крест. Впрочем, и самой реформы как таковой, по мнению руководителя управления рыночных исследований ИФД «КапиталЪ» Константина Гуляева, так и не произошло. По крайней мере, в том виде, как она задумывалась, поскольку по правилам государства осталось играть только ему самому. «Где-то, конечно, возникают какие-то островки либерализованного рынка, но происходит консолидация отрасли преимущественно в государственных руках. Потому что принятые решения дестимулируют частных инвестров», - резюмирует Константин Гуляев.
Чтобы тариф не рос
Принятые решения, напомним, практически всегда объяснялись необходимостью сдерживать рост тарифов. Хотя, на взгляд экспертов, это можно было бы сделать иначе. Например, усилить контроль над издержками, которые, кстати, по единодушному мнению аналитиков, наиболее высоки именно в госкомпаниях. Да и те же RAB-тарифы можно было бы изначально рассчитать более тщательно, а не пересматривать в пожарном порядке, обрезая инвестпрограммы компаний.
«У американцев утверждение тарифов происходит через публичные слушания, которыми обычно руководят судьи. Как правило, многие из тех вещей, которые входят в первоначальные программы, затем исключаются. У англичан программы развития разрабатываются не только самими компаниями, но и независимыми консультантами, а затем сравниваются. Плюс к тому, процент прибыли, закладываемый в тариф, на самом деле должен корректироваться на основании качества услуг, которые эта компания предоставляет, чего у нас тоже нет», - приводит примеры Джек Нюшлосс. Впрочем, у нас еще много чего нет, зато есть коррупционные схемы, несовершенство законодательной базы и уже упомянутый госкапитализм.
Кому активы?
На этом фоне озвученные на днях планы правительства отдать частным инвесторам к 2016 году госконтроль над такими гигантами, как «РусГидро» и «Интер РАО» выглядят не продолжением реформы, а скорее импульсивным прыжком в противоположную от политики последних лет крайность. Конечно, реализация приватизационных планов должна принести стране миллиардные доходы, только кто туда эти деньги принесет? Особенно после такого странного исполнения реформы энергетики, который весь приближенный к России бизнес мог наблюдать на начальных ее стадиях.
Так, по мнению Джека Нюшлосса, на зарубежных инвесторов рассчитывать вряд ли приходится. «Хотя у разных компаний разный аппетит к риску. Но вероятность прихода иностранных инвесторов весьма и весьма незначительна, потому что есть опыт. А если это будет «Роснефтегаз», то разве это означает, что государство ушло из энергетики?», - задается вопросом эксперт. «Кому это может быть интересно? Может быть, людям, близким к государству? Но это уже невозможно прогнозировать, тут все будет решаться путем кулуарных переговоров», - полагает Константин Гуляев.
В заключение хотелось бы напомнить, что состав правительства РФ, руководившего страной в течение последних четырех лет, то есть как раз после распада РАО ЕЭС, недавно сменился почти полностью. И хотелось бы верить, что новые люди принесут с собой новый и более системный подход, в том числе и в вопросе по реформе электроэнергетики. Вот только надежд у опрошенных РБК экспертов в связи с этим как-то мало. «Пока режим регулирования будет все таким же ручным, ничего не поменяется. А изменения должны быть комплексными, во всей экономике, не только в электроэнергетике», - утверждает Константин Гуляев. «Поживем - увидим», - лаконично вторит коллеге Дмитрий Булгаков. В общем-то, и добавить к высказываниям господ экспертов нечего.

www.tpp-inform.ru

Поделиться: