13:2102.07.12

Прокуратура - острый меч, который мы будем использовать для решения наших задач, Борис Титов

Прокуратура - острый меч, который мы будем использовать для решения наших задач,  Борис Титов

Сырьевая экономика порождает коррупцию, а следствием коррупции становится рейдерство силовиков и чиновников. Так считает омбудсмен по делам бизнеса Борис Титов и обещает бороться против этой системы, пишет корреспондент expert.ru.
-  Многие наблюдатели отметили, что появление омбудсмена по бизнесу означает, что традиционные институты - суд,правоохранительные органы - не исполняют должным образом свои функции. Вы тоже так считаете?
- Если говорить от лица предпринимателей, то мы, конечно, сегодня не верим в прозрачность и объективность российского суда и его профессионализм. Хотя в минимальном объеме суд и выполняет свою функцию, по большому счету, строить серьезную, эффективную корпоративную систему у нас в стране на базе существующей судебной системы и правоохранительных институтов, наверное, невозможно. Проблема даже не в законодательной сфере - у нас достаточно развитая законодательная база. Но правоприменение отвратительное. Это чисто управленческая проблема, и, к сожалению, та бюрократическая, неконкурентная система, которая сейчас построена, не дает возможности для эффективного функционирования правовых механизмов. Поэтому нужны новые инструменты, которые обеспечивают более эффективное правоприменение.
- В связи с этим как вы представляете свою миссию в качестве омбудсмена?
- Сделать так, чтобы у нас была нормальная, открытая экономическая система, в которой предприниматель чувствует себя комфортно. Конечно, никто никогда не бывает на сто процентов удовлетворен существующими условиями - не бывает черного и белого, всегда есть разные оттенки серого. Но преобладающий цвет должен быть отчетливо светло-серый.
Потому что сегодня, приходя в Россию, каждый инвестор боится, что у него отнимут собственность. Отсюда уверенность, что здесь нельзя на долгосрочной основе развиваться, допустимы только краткосрочные проекты. Поэтому у нас больше портфельных инвесторов, чем стратегических. Сюда идут только те, кто рассчитывает на сумасшедшие прибыли, которые окупят высокие риски.
И мы сегодня, конечно, должны изменить всю систему. Сейчас у нас сырьевая модель экономики, а такая модель подразумевает серьезное развитие именно государственной части экономики и, соответственно, укрепление государственного управления. Поэтому чиновников у нас очень много, и каждый из них пытается капитализировать свои властные возможности. Поэтому коррупция растет вместе с развитием сырьевой модели. И сегодня главная проблема для бизнеса не просто рейдерство, как раньше, когда предприниматели между собой делили собственность, а чиновничье рейдерство. Мы во многих случаях видим отъем бизнеса чиновниками, и они этого даже не скрывают. Поэтому главная задача - поставить барьер перед использованием властных преимуществ для отъема бизнеса у предпринимателя.
Кроме того, у нас 13 600 человек сидят за экономические преступления, а всего осуждено за них - то есть считая условные сроки и еще не снятые судимости - сто двадцать с лишним тысяч человек. 13 тысяч кажется не очень много, но 120 тысяч осужденных - это огромная проблема. Плюс огромное количество преследований, возбужденных уголовных дел, которые не дошли до суда. По нашим оценкам, с уголовным преследованием по экономическим статьям сталкивался каждый шестой российский предприниматель. Это, конечно, надо останавливать.
- Как вы видите взаимодействие и разделение функций между омбудсменом и подразделением Генпрокуратуры по защите прав предпринимателей?
- Я вижу прокуратуру как оружие, острый меч, который мы будем использовать для решения наших задач. В каждом конкретном случае мы будем делать оценку - юридическую либо общественную, - чтобы для себя уяснить: прав предприниматель или у него самого рыльце в пушку. Часто, к сожалению, это тоже бывает, когда некий господин просто ворует бюджетные деньги, но при этом тоже считается предпринимателем. На основании сделанных оценок мы выносим общественное мнение, прав ли данный предприниматель. А потом говорим прокуратуре: общественность считает, что в данном случае сотрудники правоохранительных органов специально нападают на предпринимателя, чтобы отобрать у него собственность, используя свои силовые ресурсы. И прокуратура на базе нашего общественного мнения прекращает уголовные дела против этого бизнесмена и уже как орган государственного расследования начинает заново всю ситуацию анализировать. Мы надеемся, что будет именно так.
- Когда будет известно, какие именно полномочия вы получите?
- Сейчас известно о нескольких видах полномочий, которые назвал президент в своей речи на Санкт-Петербургском экономическом форуме. Первое - это возможность приостанавливать нормативные ведомственные акты, то есть подзаконные акты. Это очень серьезные полномочия. Конечно, если мы получим право приостановить акт налоговой или санитарной проверки, то надо уметь пользоваться этим инструментом, чтобы не навредить. Ведь если мы будем в общественном мнении ассоциироваться с какими-то корпоративными спорами, это будет очень плохая ситуация.
Второе полномочие - право представлять интересы бизнеса в судах и обращаться в суды от своего имени. Это очень важная функция, потому что предприниматели сейчас боятся бороться в суде с чиновниками и силовиками. Все понимают, что проще договорится с силовиками, чем вступать с ними в долгосрочный конфликт с очень серьезными рисками. Поэтому возможность омбудсмена снять с предпринимателя риски прямых разбирательств с силовиками, в том числе судебных, - это очень важный момент.
Кроме того, президент упоминал о таком важном полномочии, как право представлять в судах интересы неограниченного числа лиц. Например, есть группа производителей какой-то продукции, которых незаконно прессует санитарная инспекция. Мы можем выходить в суды от имени неограниченного числа этих производителей и судиться с санинспекцией. Это очень серьезные полномочия - сейчас такие есть только у прокуратуры.
Но пока эти полномочия еще не зафиксированы на бумаге, поэтому что-то может быть опущено, а что-то новое появится. Президент дал поручение до 1 декабря принять соответствующий закон, и мы сейчас его готовим. Я надеюсь, что сумеем все сделать раньше поставленного срока, хотя надо будет проводить три чтения в Госдуме.
- Что, на ваш взгляд, должно быть главным поводом для подключения омбудсмена к тому или иному делу: прямое обращение пострадавшего предпринимателя, ваша личная инициатива или что-то еще?
- Пока мы работаем только по обращениям. Но обращение - это не какая-то формальная анкета, которую надо заполнить. Это желание с нами сотрудничать и готовность предоставить все документы по делу. Потом начинается работа в несколько этапов. Есть юридическая процедура - аккредитованные при нас юридические компании проводят правовой анализ ситуации. Причем эти юристы работают бесплатно, на общественных началах. Потом мы собираем общественный совет, и на этом совете докладываются результаты юридического аудита, делают доклады наши представители в регионе, где произошли события, - они лучше знают местную специфику. И после этого мы выносим общественное мнение.

Поделиться: