10:2103.07.12

Даже при таких внешних угрозах в России есть свой коридор возможностей для развития экономики, Александр Галушка

Даже при таких внешних угрозах в России есть свой коридор возможностей для развития экономики,  Александр Галушка

Мир готовится к очередной волне финансового кризиса. Какими будут его последствия для российского бизнеса и какие меры необходимо предпринять для минимизации этих последствий? Об этом корреспондент «РГ» беседует с президентом «Деловой России» Александром Галушкой.
- Александр Сергеевич, каковы состояние и перспективы нашей экономики на фоне приближающейся второй волны мирового кризиса? Затронет ли она Россию?
- Наверняка. Из чего это следует? Приведу несколько факторов. Греция практически банкрот, и, скорее всего, она скоро выйдет из еврозоны. Через год подобная ситуация возможна в Италии и Испании. Эти страны не смогут выполнять свои обязательства, объем которых таков, что им негде взять средства, чтобы их в свою очередь исполнить. Никто таких денег не даст. Идея же еврооблигаций явно не нравится тому субъекту, за счет которого хотят их выпустить, - Германии. И вряд ли Германия согласится выплатить долг всей Европы.
- Как эта ситуация коснется интересов российского бизнеса?
- В этих условиях можно прогнозировать замедление темпов роста европейской и в целом мировой экономики. А, следовательно, падение цен на энергоносители. Отсюда уязвимость как российской экономики, так и российского бюджета. Значит, и темпы роста ВВП у нас замедлятся. Доходы бюджета очень сильно сократятся. Возникнет необходимость существенного сокращения всех расходов. Это очень болезненно социально и политически порой трудно реализуемо. Поэтому страна может действительно попасть в экономически кризисную ситуацию.
- Кто пострадает больше: малый или средний бизнес?
- И тот и другой. А также не самые богатые граждане. Тем не менее, даже при таких внешних угрозах в России есть свой коридор возможностей для развития экономики. В первую очередь обращает на себя внимание рекордно низкая инфляция. В годовом исчислении, начиная с 2012 года, она составляет 3,6%. Такая же инфляция в Великобритании. Мы фактически получили экспериментальное подтверждение вклада естественных монополий в формирование инфляции в нашей стране. В начале года не были проиндексированы тарифы естественных монополий. В результате инфляция снизилась с 6,1 процента до названных. Таким образом, из этого экспериментально полученного математически точного доказательства вытекает математически точное управленческое решение - не индексировать тарифы естественных монополий в размере 6-7 процентов, а оставить в размере той инфляции, которая от них не зависит. То есть 3,6 процента в следующем году.
Возникает ситуация цикла постоянного воспроизводства инфляции: мы индексируем тарифы монополиям, от этого взлетают цены. Разгоняется инфляция, а это уже основание для последующей индексации тарифов естественных монополий. Когда-то нужно прервать этот цикл. В России сегодня сложилась уникальная возможность получить английскую инфляцию. То есть снизить налог на экономику, на каждого из нас.
- Это еще и дешевые кредиты?
- Не только. Возможно, реализовать сотни инвестиционных проектов, получить образовательные, потребительские кредиты, дешевую ставку ипотечных кредитов. Это просто другая экономическая и социальная реальность. Такая возможность изменить ситуацию в России есть. Нужна политическая воля.
- Ситуация со стоимостью кредитов в России странная, рукотворная...
- Это так. Она задается в первую очередь ставкой рефинансирования ЦБ. Если посмотреть практику ЕС, США, Японии - везде ставка рефинансирования ниже уровня инфляции. Смысл в том, что для конечного заемщика, покупателя квартиры, предпринимателя эта ставка чуть выше инфляции. У нас же при инфляции 3,6 % ставка - 8. Отсюда рекордные прибыли отечественной банковской системы, которая близка к монополизации государственными банками. Длинные, дорогие кредиты, инфляционный налог душат экономическое развитие страны по-крупному.
Представьте себе: в России инфляция - 3 %, а кредиты можно получить под 4 %. Согласитесь, совершенно иная экономическая реальность. Мы же своей неоптимальной экономической политикой лишаем себя перспектив развития. А сегодня в условиях глобального кризиса нельзя так расточительно распоряжаться имеющимися возможностями. В условиях кризиса каждая копейка на счету, как и любая возможность.
- За какие соломинки в нынешних условиях хвататься малому и среднему бизнесу?
- У нас малый и средний бизнес не очень-то и бизнес. Когда заходит речь об их развитии, сразу предлагают - раз кредиты дорогие, надо субсидировать кредитную ставку малого бизнеса. И тарифы естественных монополий высокие - надо субсидировать малому бизнесу эти тарифы. А не лучше ли кредиты сделать дешевыми, чтобы ставку не субсидировать? Не лучше ли ограничить аппетиты естественных монополий, чтобы потом не компенсировать их удушающее воздействие на малый и средний бизнес?
На мой взгляд, это гораздо более действенная область решения. Надо не компенсировать негативные условия, а изначально не создавать их! И это не соломинка, а нормальная, устойчивая основа для развития, в том числе малого и среднего бизнеса.
Кроме того, необходимо обновление управленческих сил. Каждому этапу развития любой системы управления, тем более такой сложной, как наша страна, соответствуют свой характер управления и управленцы. Ведь сегодня мы с точки зрения проводимой экономической политики во многом находимся в плену инерции тех взглядов, которые сформировались еще в девяностые годы. И они, подчеркну, были уместны в ситуации высокой, до 100 %, инфляции, высокого бюджетного дефицита.
Сегодня мы находимся в принципиально иных обстоятельствах. Нужен, как в спорте, другой режим «тренировок». Момент для нового правительства уникальный. Необходимо перезагрузить экономическую политику.

Поделиться: