14:5804.07.12

Пока российская армия примерялась к форме Юдашкина, оружие Третьей мировой войны обрело плоть

Пока российская армия примерялась к форме Юдашкина, оружие Третьей мировой войны обрело плоть

Частью надвигающегося технологического скачка станет очередная «военная революция» - перспективные разработки, вяло прогрессировавшие с конца 1960-х, неожиданно быстро приобретают практический вид, сообщает www.rosbalt.ru. Среди ключевых технологий, прежде всего, стоит назвать оружие на новых физических принципах (ОНФП) - боевые лазеры, СВЧ-излучатели и электромагнитные рельсовые пушки (рейлганы).
Тактические боевые лазеры мощностью 100-150 киловатт и радиусом действия примерно 20 км уже близки к реальному применению. За полтора десятилетия стационарные конструкции массой почти в две сотни тонн ужались до размеров, позволяющих установить такое «орудие» на обычный грузовик, бронетранспортер, беспилотник или истребитель. Химические лазеры, использующие сверхагрессивный фтор и недешевый дейтерий, сменились твердотельными системами, потребности которых ограничены соляркой для дизель-генераторов. Твердотельные лазеры мегаваттного класса - дело более отдаленного будущего, однако реинкарнация американского «лазероносца» ABL на новом техническом уровне практически неизбежна.
Иными словами, в руках военных вскоре окажется весьма эффективное оружие - энергия лазера отправляется к цели почти мгновенно и прямолинейно, что обеспечивает «хирургическую» точность. Это открывает принципиально новые возможности для перехвата скоростных или/и малоразмерных целей - самолетов, ракет, реактивных снарядов РСЗО и снарядов ствольной артиллерии. Из этого следует, например, что ключевые объекты на суше (командные пункты, позиции зенитных ракет и артиллерии) будут прикрыты лазерным «щитом», а авиация сможет активно обороняться от ПВО. Кроме того, тактические лазеры могут действовать в режиме «гигантской снайперской винтовки».
Достаточно успешно идут и разработки «микроволновок». Наиболее известное оружие такого рода - это ADS, нелетальная система, создающая у политически нелояльных граждан невыносимые болевые ощущения на расстоянии до полукилометра. Однако основное назначение микроволновых орудий - выведение из строя электроники. Rayteon уже предлагает СВЧ-систему обороны аэропортов от ПЗРК, на очереди - «большое» ПВО. «Микроволновки» небезосновательно претендуют на титул «убийц радаров», как наземных, так и авиационных. Эти же излучатели могут эффективно использоваться для борьбы с высокоточным «умным» оружием.
Развивается и электромагнитная артиллерия. «BAE Systems» и «General Atomics» уже представили работоспособные образцы орудий, сумев решить ключевую проблему ЭМ-пушек - чудовищный износ «ствола». К 2020 году американский флот должен получить рельсовую пушку мощностью в 32 мегаджоуля и дальностью стрельбы в 180 км; в перспективе речь идет о 64 мегаджоулях и четырехсоткилометровой дальности.
Таким образом, артиллерия приближается по дальнобойности к ракетам, но при этом сохраняет свои традиционные преимущества. Во-первых, высокую огневую производительность - электромагнитная пушка способна обрушить на противника град «болванок». Во-вторых, дешевизну боеприпасов - даже «продвинутые» снаряды стоят в сотни раз меньше, чем ракеты. В-третьих, огромный боекомплект. В-четвертых - безопасность (вместо весьма взрывоопасных пороховых и ракетных погребов «рейлганоносец» обходится массой металла). В-пятых - крайнюю сложность перехвата снаряда.
Пока на роль основного пользователя электромагнитных орудий претендует флот. Однако «BAE Systems» рассматривает и вариант с наземной самоходной установкой, оснащенной 32-мегаджоульной пушкой. При этом электромагнитные орудия могут стать еще и идеальными «зенитками», способными разрушать даже высокозащищенные воздушные объекты вроде боеголовок МБР.
Другой важной инновацией являются гиперзвуковые технологии. Они развиваются по двум основным направлениям. Первое - это создание аппаратов с гиперзвуковым прямоточным воздушно реактивным двигателем (ГПВРД), теоретически позволяющим получить до семнадцати скоростей звука (17М). Наиболее известные машины такого типа - Х-51 и Х-43. Х-51 - прототип гиперзвуковой крылатой ракеты, способной улететь на 1600 км со скоростью в 7 раз превышающей скорость звука на обычном углеводородном топливе. В активе аппарата - одно относительно удачное испытание (двигатель проработал около 200 секунд, была достигнута скорость впятеро больше звуковой) и одно провальное. Х-43 - чисто экспериментальная машина, оснащенная водородным ГПВРД. В начале нулевых было проведено два успешных испытания, скорость составила 9,6 М.
Второе направление - это создание безмоторных «баллистических планеров», получающих разовый «импульс» от ракетных ускорителей или гиперзвукового самолета, и далее движущихся по инерции «отскоками» от атмосферы. Сейчас это два проекта: AHW и Falcon HTV-2. HTV-2 отметился двумя неудачными испытаниями, однако сумел достигнуть скорости, в 22 раза превышающей скорость звука. Планируемая дальность - около 20 тысяч км. AHW менее амбициозен - испытание проводилось на скорости 5М при дальности 3,5 тысячи км и прошло успешно.
Очевидно, что появления гиперзвукового оружия межконтинентальной дальности придется подождать, однако ракеты и баллистические планеры средней дальности уже реалистичны. При этом Х-51 и AHW имеют примерно ту же скорость, что и баллистические ракеты средней дальности, а HTV-2 уже соответствует в этом смысле полноценной межконтинентальной ракете. По сути, перед нами аппараты, обладающие одновременно опциями баллистических и крылатых ракет. От первых унаследована высокая скорость; от вторых - возможность маневрировать и сравнительно низкий профиль полета (20-30 км - у баллистических ракет в апогее до 1 тысячи км), позволяющий не засвечиваться на радарах ПРО. Это превращает «гиперзвуковики» в крайне проблемную мишень: скорость позволяет игнорировать обычную ПВО, а маневрирование - противоракеты. Последние предназначены для перехвата «пассивных» баллистических целей и при огромных скоростях обладают весьма сомнительной маневренностью. Таким образом, современная ПВО/ПРО будет практически бесполезна против гиперзвукового оружия.
Между тем, энергии разогнанного до пяти-восьми скоростей звука снаряда достаточно для разрушения весьма высокозащищенных целей - от бункера и ДОТа до танка. Высокая скорость позволяет очень успешно бороться с «быстрыми» целями. При этом в роли полезной нагрузки может выступать не только кинетический пенетратор или заряд взрывчатки, но и набор «умных» самонаводящихся боеприпасов, или своего рода «шрапнель» для поражения живой силы, или, наконец, беспилотный разведчик. Вероятно, в перспективе гиперзвуковые аппараты вытеснят баллистические ракеты и в качестве средства доставки ядерного оружия.
Наконец, третья ключевая инновация - это всплеск активности в области военной робототехники. Беспилотная авиация давно стала мейнстримом и в обозримом будущем составит большинство летающего «поголовья». Морские и наземные роботы пока более экзотичны, но и здесь заметен прогресс. При этом идет не только количественный, но и качественный рост - беспилотные машины становятся все более автономными. Боевые действия будут построены вокруг взаимодействия пилотируемых и беспилотных платформ - так, вместе с танками и пехотой в бой пойдёт рой разнокалиберных (наземных и воздушных) роботов.
Бурно развиваются и технологии визуальной малозаметности. Прежде всего, речь идёт о метаматериалах - композитах с отрицательным коэффициентом преломления, способных скрывать объект, заставляя лучи света обходить его, или создавать оптические иллюзии, уменьшая, увеличивая или смещая изображение. Однако здесь достигнутые результаты еще далеки от реального применения. Более консервативная технология - это покрытия, «проецирующие» на поверхность объекта изображение окрестного «пейзажа» или других, менее привлекательных для противника предметов. Классический пример - система Adaptiv, позволяющая эффективно обманывать тепловизоры, «превращая» танк в валун, внедорожник, корову или просто помогая ему сливаться с окрестностями в инфракрасном диапазоне.
Военная техника станет «размытым пятном», а при удачном раскладе речь пойдет уже о появлении «частично невидимых» бойцов. Родственное направление - создание «боевых фантомов», «призрачных» голографических объектов, отвлекающих и дезориентирующих супостата.
Появляются и первые образцы вполне работоспособных экзоскелетов, шагающих машин, средств для эффективных манипуляций сознанием солдат.
Внедрение этого комплекса технологий будет означать радикальную «мутацию» военной техники. Например, материализующаяся концепция истребителя шестого поколения отличается от предшественников примерно так же, как реактивные самолеты от поршневых.
Речь об опционально пилотируемой, то есть способной действовать в режиме БЛА, машине со скоростью примерно впятеро превышающей скорость звука, оснащенной лазерным и микроволновым оружием плюс гиперзвуковыми ракетами. Дополнительной опцией является мультиспектральная малозаметность - иными словами, самолет будет плохо видно не только на радарах. В перспективе вероятно и создание многоразовых гиперзвуковых бомбардировщиков со скоростями до 17М. При оснащении их дополнительными ракетными ускорителями речь может идти уже о суборбитальных или низкоорбитальных полетах: 17М - это более 2/3 первой космической скорости, при том, что ГПВРД в 2,5-10 раз экономичнее ракетных двигателей.
На море возможна реинкарнация неолинкоров: кораблей, основным оружием которых снова станет артиллерия, дополненная гиперзвуковыми ракетами, а основной защитой - лазерные и микроволновые противоракетные системы.
Иными словами, поле боя изменится радикально. Достаточно трудно сказать, как будут взаимодействовать технологии, однако в общих чертах облик войны будущего просматривается уже сейчас.
Первый удар - это «залп» дальнобойных гиперзвуковых ракет, разрушающих наиболее важные стационарные объекты противника (командные пункты ПВО, узлы связи, аэродромы и т.д.) и атаки гиперзвуковых бомбардировщиков. При этом гиперзвуковые «ударники» неизбежно столкнутся с гиперзвуковыми перехватчиками - воздушные бои в верхних слоях атмосферы, плавно перетекающие в орбитальные, могут стать суровой реальностью.
Затем наступит черед тактических «атмосферных» самолетов (в основном беспилотных), проводящих более детальную «зачистку» ПВО с интенсивным применением тактических гиперзвуковых ракет и СВЧ- излучателей. Земля в ответ ощетинится теми же «микроволновками», гиперзвуковыми зенитными ракетами, лазерами и электромагнитными пушками. Над театром военных действий развернутся бои между самолетами новых поколений. Гиперзвуковые ракеты «воздух-воздух» станут основным средством поражения целей на дальних и сверхдальних дистанциях, но их носителям предстоит столкнуться с крайне малозаметным противником, вооруженным лазерными и микроволновыми системами самообороны. В итоге сохранится и относительно ближний воздушный бой, но он будет выглядеть принципиально иначе, чем нынешний с применением пушек - схватка между оснащенными лазерным оружием самолетами может длиться считанные секунды.
Наземные силы двинутся в наступление при поддержке сверхдальнобойной электромагнитной артиллерии - именно она, оттеснив авиацию на второй план, возьмет на себя функцию «длинной руки». Боевые порядки закроются от артиллерийских и ракетных ударов лазерными и электромагнитными оборонительными системами. Тяжелая бронетехника сохранит доминирующую роль, но будет выступать в «компании» роя беспилотных аппаратов размером от полноценной бронемашины до «насекомого» и получит возможность наносить загоризонтные удары гиперзвуковым оружием. Тем не менее, развитые системы перехвата всего атакующего и возросшая малозаметность сохранят значительную роль ближнего боя. Зона применения относительно тяжелой техники расширится - шагающие механизмы пройдут там, где неспособны пройти танки, обходя фланги и проникая в тыл.
Никуда не денется с поля боя и пехота - но это будет уже другая пехота, бронированная, малозаметная и воюющая в команде с военными роботами и мини-беспилотниками. При этом, как и в остальных случаях, высокая защищенность и малозаметность сохранит на высоком уровне роль ближнего боя. В целом, в долгосрочной перспективе роль многочисленных наземных сил даже возрастет.
«Старинные» технологии, такие, как единое информационное поле, тоже получат дальнейшее развитие - в частности, командование сможет отслеживать и корректировать эмоциональное состояние солдат (например, с помощью транскраниальной ультразвуковой стимуляции). Воюющая армия превратится в глубоко интегрированную и контролируемую систему.
Иными словами, следует ждать радикальных перемен в области военной техники и тактики боевых действий.

Поделиться: