12:0328.08.12

Вступление в ВТО научит россиян работать, Владимир Катенев

Вступление в ВТО научит россиян работать, Владимир Катенев

Россия стала полноправным членом ВТО. Вступил в силу подписанный Владимиром Путиным закон, подтверждающий присоединение к этой организации. «Вступление в ВТО научит россиян работать», - считает президент петербургской Торгово-промышленной палаты Владимир Катенев. В интервью «Фонтанке» он рассказал, какие отрасли бизнеса пострадают от нововведений больше всего, уничтожит ли всемирная торговля отечественное сельское хозяйство, и стоит ли нам ждать в результате экономической интеграции роста зарплат  (публикуется с незначительным сокращенем. - Ред.)
- Переговоры о вступлении России в ВТО шли 18 лет. Как вы думаете, почему так долго? Был ли у нас шанс завершить их раньше, в 1990-х или начале 2000-х?

- Я - предприниматель, и мне все хочется делать быстро. Если бы в качестве директора завода я решил объединить два цеха, это заняло бы от силы несколько дней. Но нужно понимать, что у государственной машины совершенно другие темпы и механизмы работы. На слияние двух вузов - ИНЖЭКОНа и ФИНЭКа - Минобразования дало пять лет. Так что 18 лет в масштабах межгосударственных отношений - фантастически быстрый срок, и вряд ли его можно было существенно сократить.
- Консультации о вступлении в ВТО шли в закрытом режиме. Вам хватало информации о том, что происходит на переговорных площадках?
- Не сказал бы, чтобы консультации были закрытыми. Может быть, какие-то отдельные моменты - да, но не весь процесс в целом. Я лично знаю руководителя департамента торговых переговоров Минэкономразвития Максима Медведкова. Он за последние шесть лет несколько раз приезжал в петербургскую Торгово-промышленную палату и рассказывал обо всех условиях, трудностях, нюансах присоединения. Не помню ни одного случая, чтобы какая-то часть его выступления носила закрытый характер... Скорее, в связи со вступлением в ВТО возникла обратная проблема. Информации порой было настолько много, что она превращалась в спам. Я, например, и сам до сих пор не полностью разобрался, как конкретно изменятся торговые пошлины по разным группам товара - на сколько процентов уменьшатся, за какое время.
- Нельзя отрицать, что вступление в ВТО раскололо российское общество. Противники Всемирной торговой организации пугают тем, что отечественный бизнес погибнет, не выдержав конкуренции с западным. Сторонники описывают потребительский рай, который уже через несколько лет наступит в нашей стране. Вам какая точка зрения ближе?
- Прежде всего я не считаю, что общество раскололось. В конце концов, из-за вступления в ВТО с женой никто не развелся. Каждый человек хочет жить хорошо, и в этом мы все едины. А вот пути к «хорошо» действительно разные, и они обсуждаются.
Вступать в ВТО - все равно, что рубить хвост собаке. Можно делать это по кусочкам, а можно сразу. Но заниматься экономической интеграцией все равно нужно, потому что иной дороги у нас нет. Помните, в Советском Союзе не было конвертируемости рубля, существовала уголовная ответственность за валютные спекуляции? В редкие выезды за границу мы старались потратить все до последнего цента, иначе приходилось сдавать иностранные деньги в банк по государственному курсу. Позже рубль стал конвертируемым - из-за этого вышла серьезная дискуссия. Конечно, экономика что-то потеряла. Но теперь нашу жизнь нельзя представить без нормального финансового взаимодействия с резидентами других стран.
Пройдет некоторое время, и обсуждений, стоило ли вступать в ВТО или нет, уже не будет. Внешнеторговые отношения - это как колея железной дороги. У нас она - широкая, у кого-то - узкая. Надо их синхронизировать, чтобы двигаться дальше.
- В качестве примера того, как нужно «синхронизировать колею», эксперты часто приводят Китай. За 11 лет в ВТО он добился колоссальных успехов: ВВП растет на 9% в год, завоевываются все новые рынки. Россия такой результат повторить может?
- Все не так просто. Китай - страна с колоссальным населением, большой территорией, но до недавнего времени она была чрезвычайно бедной. А путь от полной нищеты до нормального уровня жизни пройти легче, чем от отметки «богатый» до «очень богатый».
Средняя зарплата в Китае невысока. Она в 4 - 5 раз ниже, чем в России. Говоря о нашем азиатском соседе, мы привыкли обращать внимание на крупные мегаполисы вроде Шанхая, Пекина, где есть суперсовременные магистрали, магазины, гостиницы. Там все хорошо, но если посмотреть на многомиллиардное население страны, безработицу, обстановку в провинции? Да, Китай сделал внешнеторговый прорыв. Но вряд ли вы захотите жить так, как живет средний китайский человек.
- Итак, путь Китая для нас не подходит. Чего же мы, в таком случае, хотим достичь в ВТО?
- С моей точки зрения, мы должны использовать присоединение, чтобы выровнять все слои населения, создать тот самый средний класс, о котором все говорят. Нужно выйти на нормальный прожиточный минимум. Провести пенсионную реформу.
Согласно планам руководства страны, необходимо также создать 25 миллионов новых и модернизированных рабочих мест. Впрочем, тут не все однозначно: полное отсутствие безработицы негативно сказывается на экономике. Вообще, я надеюсь, что присутствие во Всемирной торговой организации научит нас более прагматично использовать трудовые ресурсы.
- Более прагматично - это как?
- Знаете, я часто бывал на заводе «Сименс» по производству газовых турбин в Берлине. Там на всем предприятии есть только один секретарь - у директора, и один водитель. Когда руководство уезжает в командировку, он пересаживается со служебной машины на электрокар и выполняет работу внутри завода. В Европе считают каждую копейку. Россия же живет не по средствам: и частный, и государственный сектор плодят водителей, охранников, делопроизводителей, секретарей. Может быть, когда нас заставят платить сотрудникам по 2 - 3 тысячи евро в месяц, мы научимся самостоятельно наливать себе кофе?
- Рост зарплат, обещанный в рамках ВТО, - не миф?
- Всемирный банк реконструкции и развития, к примеру, полагает, что они увеличатся для российских «белых воротничков» на 17%. Но надо понимать, что чудес не бывает, и с неба эти деньги не свалятся. Оплата труда будет расти только в том случае, если мы сможем создавать больше валового регионального продукта меньшими трудозатратами.
Похожая ситуация - с ценами, на снижение которых многие рассчитывают из-за вступления в ВТО. Не надо ждать, что что-то подешевеет, надо работать. Получать хорошую специальность, вкладываться в производство. Тогда, если что-то в России покажется дорогим, можно будет сесть на машину, поехать за границу и сделать выгодные покупки.
- Кстати, о покупках и зарубежных товарах. Можно ли предположить, что благодаря присоединению к ВТО снизится влияние на внешнеторговую политику такого «санитарно-политического» агента, как Геннадий Онищенко?
- Не думаю, что запреты Роспотребнадзора на ввоз грузинского вина, боржоми или латвийских шпрот были чисто политическими. Незадолго до войны 2008 года я ездил в Грузию. И знаете, не видел там ни одного виноградника, да и вообще ни одного сельскохозяйственного предприятия. В ответ на вопрос: «Где же агропромышленное производство?» - местные жители отвечали: «Там, в горах, за перевалом». Не берусь ничего утверждать: может быть, за перевалом что-то и было. Но может, и нет.
- Существует много предположений о том, как изменится бизнес после вступления в ВТО, какие отрасли больше всего пострадают. Можете озвучить свои прогнозы?
- Прежде всего стоит отметить, что те предприятия, которые могли пострадать, уже пострадали. Годы рыночной экономики рассортировали отрасли на более или менее удачные, заводы - на передовые и не очень. В лучшем положении оказались те, что вовремя переоснастили дополнительные производства, отказались от устаревших активов. Ведь советская промышленность развивалась по схеме «а вдруг завтра война», и некоторые компании до сих пор не могут расстаться с этой логикой.
В то время, когда я работал на Ленинградском Металлическом заводе, там сформировалось своеобразное натуральное хозяйство. На предприятии было все: литейные цеха, кузница, пилорама, автопарки, пионерлагеря, подсобное хозяйство, поликлиники, больницы, морг. Можно было отделиться от государства и жить, как на необитаемом острове. Вот только в условиях рыночной экономики такая схема невыгодна. Те, кто понял это, кто сделал ставку на внешнюю кооперацию, нормально приспособятся к новым условиям существования.
Таких предприятий в Петербурге, кстати, немало. Большинство владельцев крупных заводов вынашивают проекты, которые за рубежом принято называть greenfield investment. Они хотят перепрофилировать активы, построить предприятия на «чистой поляне» - в новом месте. ВТО в этом плане может принести ощутимую пользу. Более свободные внешнеэкономические отношения помогут найти зарубежных партнеров, акционеров. А они, в свою очередь, дадут компаниям дешевые ресурсы, вовлекут новые технологии.
-  И все-таки давайте уточним, кто конкретно выиграет, а кто проиграет из-за внешнеторговых изменений?
- Выиграют те, кто сориентирован на западный рынок - металлурги, нефтяники, газовики, энергетики. Проиграют отрасли, которые сегодня и в России, и в Петербурге и так неконкурентоспособны. Например, станкостроение - впрочем, его в нашем городе к настоящему моменту, к сожалению, почти не осталось. В тяжелом положении окажется и легкая промышленность. Зарплата на аналогичных производствах в Азии в 10 раз ниже, и мы не можем с этим бороться. Сложно сказать, что будет с петербургским продовольственным рынком, но пока в данной отрасли сконцентрировано много иностранных инвестиций, и она динамично растет в структуре нашего внутреннего регионального продукта.
- Что будет с сельским хозяйством? Многие эксперты предсказывают его крах в связи с присоединением России к ВТО.
- Возможно, некоторым регионам это действительно грозит. Но в том же Черноземье или на Кубани, я уверен, агропромышленные компании не умрут. Я часто летаю в Краснодарский край: местные поля выглядят не хуже, чем австрийские, к ряду предприятий присматриваются зарубежные инвесторы. В последнее время преобразились и многие предприятия Ленобласти и даже Петербурга. Мало кто знает, но на севере нашего города есть совхоз «Ручьи», где выращивают племенных голландских коров. Как мне кажется, производство вполне конкурентоспособное.
- Что говорит сам бизнес? Вы ведь общаетесь с руководителями большинства крупных петербургских компаний.
- Бизнес молчит. Он любит тишину.
- Неужели никто не ходит, взявшись за голову, не рассуждает о том, как его предприятие рухнет из-за новых условий торговли?
- Бизнес многолик. Есть негативно настроенная часть предпринимателей, которые любое действие власти будут сопровождать протестами и акциями неповиновения. Но основа бизнеса - это люди, которые понимают: будут они плакать или нет - от этого ничего не изменится. Бизнес должен излучать оптимизм. Если у человека дела идут плохо, он всем своим видом должен показывать, что все хорошо. Иначе ему банк кредит не даст, а администрация не поддержит его инвестиционные проекты.
- В общем, вы советуете не драматизировать ситуацию?
- Конечно. Иначе можно сразу пойти и повеситься. Или, по крайней мере, закрыть свое предприятие.

Поделиться: