После личной интерпретации событий, произошедших в Мурманской областной думе по так называемому делу о мошенничестве на сумму в 116 миллионов рублей, о чем мы уже сообщали, участники сегодняшней пресс-конференции ответили на уточняющие вопросы прессы.
- Кто написал заявление в следственные органы, после чего было возбуждено уголовное дело против Максима Нефедова?
- Его написал господин Бандурка, - отвечал сам Максим Нефедов. - Он в свое время приезжал в Мурманск на переговоры. Как выяснилось позже, Бандурка не является ни директором компании-поставщика, ни ее сотрудником. Директор за минувшие почти 2 года здесь так и не появился. Мы должны 116 млн рублей московской компании «Ресурс-Инвест». Человек, написавший заявление, представился представителем этой компании. У меня есть документы об отказе в возбуждении уголовного дела от 25 декабря 2011 года - как раз по этому заявлению. А заявление от Бандурки поступило 1 ноября 2011 года. Полиция нас отправляет разбираться в суд. Прошел год, после чего это постановление отменяют и возбуждают уголовное дело.
- А в Арбитражный суд они почему не пошли?
- Думаю, что они не готовы в Арбитражном суде разбираться с проблемами, которые созданы нам. Решили пойти по простому пути, чтобы не получить от нас встречные претензии.
- Они нарушили условия контракта?
- Конечно, подписались под тем, что поставят полный объем топлива, а поставили десятую часть и пропали. Перестали брать трубки телефона, не отвечали на письменные запросы. Появились только в феврале 2011 года.
- Насколько я знаю, они не просто появились, а приехали с коллекторами (от лат. collector - собиратель. Учреждение, организация, производящие сбор определенного вида товаров, услуг, средств и их распределение по адресатам назначения. - Авт.), - вступил Вячеслав Безуглый. - По этой ситуации выступал и Микичура Геннадий Иванович, помощник тогдашнего губернатора Дмитриенко по связям с правоохранительными органами. Платежи за отопление в Мурманской области с населения взымались в расчете по 1/12, сейчас будем платить по 1/9. Компенсации на разницу в тарифах выдаются только в конце года. Сейчас только первую компенсацию стали выдавать летом, причем с опережением до конца года.
- На основании чего приехали коллекторы?
- Без оснований, - отвечает Максим Нефедов. - Приехала группа лиц с пожеланием если не взыскать с меня, то взыскать с того, кто это топливо сжег. Грузополучатели были готовы передать свои некоторые долги, чтобы коллекторы помогли помочь взыскать эти средства. Бандурка отказался, сказал, что не хочет в этом участвовать. Ему нужны только деньги, а наши проблемы не интересуют. Я постарался выяснить, почему была задержка с взысканием с нас долга, но он никак это не комментировал.
- Чем непосредственно занималась компания «Ресурс-Инвест»?
- Отгрузкой топлива. Это своеобразный финансовый институт, у которого были средства для закупки топливо по предоплате. Мы рассчитаться по предоплате не можем, это было сразу сказано.
- Они поставили топливо и оплатили его?
- Часть топлива оплачена, часть нет. Отгрузка была где-то на 220 млн рублей, на 116 млн из них осталось не оплачено. Мы, когда начинали процесс в октябре-ноябре 2010 года, то предоставляли группе компаний - «Ресурс-Инвест» же не одна была - предоставляли залог в 300 млн под поставки топлива. Люди приезжали, я возил их в Кандалакшу, Полярные Зори. Они видели, что дымят трубы и жжется топливо. Не то что, мы топливо сольем и распродадим по каким-то компаниям. Показывали, что оно действительно используется для отопления. Это было все оформлено по закону.
- Вячеслав Григорьевич, вас же тоже обыскивали. А объяснили причину?
- Я был председателем совета директоров компании «РТС» («Региональные тепловые сети»), которая управляла всеми котельными, - отвечал Вячеслав Безуглый. - Это чисто политическая должность, которая координирует действия. У меня были задачи контролировать наличие топлива, чтобы мы не остановили отопление городов. И вторая задача - модернизация. Мы, наверное, на этой неделе, или на следующей, пригласим журналистов в Кандалакшу на запуск установки по газификации угля. Это даст возможность перевести 30% жилфонда и учреждений соцкультбыта на уголь. У нас еще был проект, который из-за смены власти пока не идет, по модернизации первой котельной Кандалакши. Эта котельная и раньше была угольная, там рядом находится завод, и есть подъездные пути. Было решение отрезать земли, чтобы можно было сгружать уголь. По оптимистическим прогнозам этот проект должен был заработать до 1 января 2013 года. Его очень активно поддерживал предыдущий губернатор, и если бы проект заработал, то Кандалакша отапливалась бы углем на 70%. Это дало бы большой экономический эффект, мазут сегодня стал подбираться к 14 тысячам рублей за тонну. А уголь стоит 8 тысяч рублей за тонну. Мы бы тогда остановили рост тарифов.
- Максим Леонидович, ваши дальнейшие действия? Есть какая-то стратегия?
- Конечно, я уже о ней сказал. Суды все выиграны. Сам лично на этой неделе я выезжаю к судебным приставам. Исполнительный лист получен. Работа ведется, будем взыскивать задолженность.
- Печально, что Оленегорск ликвидировал свое управление службы заказчика, - посетовал Вячеслав Безуглый. - И вывел все имущество, там «зависло» 340 млн. Идея о том, что можно все банкротить и все долги прощать, пагубна. Это было сделано весной. В городе отгружено сегодня всего 5 тысяч тонн угля, а им надо, как минимум, 20 тысяч тонн. Муниципалитет взял в управление котельную, которая принадлежит «Олкону». Когда наступают морозы, потребность в угле в Оленегорске - 600 тонн в стуки. Это 10 вагонов в сутки.

Поделиться: