08:3624.09.12

Россияне ничего не получат от широко распрогандированной приватизации в стране

Россияне ничего не получат от широко распрогандированной приватизации в  стране

Американский «The Wall Street Journal» в панике: судя по статьям, новости хуже, чем о новой волне российской приватизации, эксперты журнала не слышали. Россия готовится к полной и окончательной распродаже. Кремль решил избавиться от наиболее дорогой собственности.
Что будет продавать государство? Зачем и как оно собирается это делать? Чего ждать от новой волны приватизации миру и самой России, разбирались аналитики отдела «Новости России» журнала «Биржевой лидер».
Налетай, покупай: новая российская приватизация обещает быть бурной
Программа новой приватизации рассчитана на сотню миллиардов долларов США минимум (некоторые эксперты называют в два раза большую сумму) и буквально сопровождается рекламой от официальных лиц. При этом формально программа начата ещё два года назад, президентом Дмитрием Медведевым. Однако по сей день её реализация откладывалась. Сегодня же о ней говорят не только сам Медведев, но и Путин, и Шувалов, и другие представители российской власти.
Уже к концу 2012 года Россия планирует получить от семи до девяти миллиардов евро за свои доли в десятке предприятий. Российские власти намерены выставить на продажу не только банки (к концу года правительство рассчитывает продать 7,6% акций «Сбербанка России»), но и выйти за счёт продаж акций из прямого управления традиционно ключевыми для государства нефтяными компаниям: в частности, идёт речь о продаже акций «Роснефти», лидирующей сегодня в мире среди нефтедобывающих компаний. Кроме того, к 2016 году на продажу должны быть выставлены активы трубопроводный монополист «Транснефть» и «Зарубежнефть». Планируется продажа акций таких монополистов, как «Алроса» (добыча алмазов), «Роснано» (нанотехнологии), «Совкомфлот» (оператор танкерного флота), «Объединённая зерновая компания», «Аэрофлот», крупнейшие морские порты и аэропорты, и даже до недавнего времени запрещённый к приватизации «Росатомфлот» (пока что предприятия атомного ледокольного флота просто выведены из «запретного» списка, что позволяет перевести их в акционерную форму собственности).
По заявлениям первого вице-премьера Шувалова, которого всё чаще называют кандидатом в следующие премьеры, государство необходимо избавиться от половины своей собственности. Соответственно, надвигающаяся приватизационная волна должна поражать воображение масштабом, размахом и прибылью.
Чего ждут в США и ЕС от «новой русской приватизации»?
Знаменитый «The Wall Street Journal» посвящает теме новой приватизационной волны в России сразу несколько статей, из которых особо выделяются две: «Российский план приватизации вызывает вопросы» Айры Иосебашвили и «Российский курс на приватизацию: почему не раздать народу?» Уильляма Молдина.
Статьи схожи, но ставят одинаково неудобные вопросы для власти России. В чем их суть и аргументы аналитиков известных СМИ?
Например, Айра Иосебашвили в публикации «Российский план приватизации вызывает вопросы» отмечает, что Россия только в прошлом году потеряла более 80 миллиардов долларов из-за оттоков капитала, что связано с нехваткой инвестиционных возможностей в стране. Новая программа приватизации - основа усилий В. Путина по улучшению инвестиционного климата (игроки на рынке оценивают её в 100 миллиардов долларов США). В правительстве существуют серьёзные разногласия по поводу приватизации: идёт «междоусобная борьба» между либералами и сторонниками «медленной» приватизации (сохранение госконтроля). Действия правительства РФ и президента расходятся с декларациями: активы Сбербанка будут выставлены по ценам, которые превышают сегодняшние котировки более, чем на 14%; акции «Роснефти» намерены продавать «не спеша» и только по «хорошей цене». При такой неясной формулировке инвесторы вправе ожидать, что эти акции не будут проданы никогда.
Автор статьи напоминает, что Владимир Путин дал распоряжение компании «Роснефтегаз», через которую государство владеет 75,2% «Роснефти» и 10% «Газпрома», начать скупку акций других государственных энергетических компаний, запланированных к приватизации. Компании разрешено покупать акции до конца 2014 года с тем, чтобы продать их по более высокой цене, поскольку сейчас целевые компании недооценены. Как ни крути, а покупка акций госкомпанией - это не приватизация, а национализация.
Общий пафос статьи «Российский план приватизации вызывает вопросы» - ничего из затеянной новой приватизации не выйдет. А если выйдет, то точно не приватизация.
Уильям Молдин в своей публикации «Российский курс на приватизацию: почему не раздать народу?» отмечает, что Россия пытается ускорить приватизацию; однако российские госкомпании рассматриваются инвесторами как «расточительные и непрозрачные», поэтому глобального интереса планы правительства не вызывают. После продажи государством своей доли акций группы «ВТБ» эти акции резко упали в цене. Поскольку зарубежный спрос на российские акции переменчив и ненадёжен, было бы эффективнее продать эти акции со скидкой «обычным россиянам». Деньги у них есть, поскольку «крупнейший банк страны, ОАО «Сбербанк», хранит 4,89 триллиона рублей (176 миллиардов долларов) только в виде розничных депозитов, что означает, что правительство могло бы привлечь 26 миллиардов долларов, если эти депозиты сократить всего на 15%».
Уильям Молдин отмечает, что для модернизации России необходимо не только уменьшить роль правительства, но и развить «капиталистический образ мышления среди всех слоёв общества». Приватизация, сконцентрированная на собственных людях, а не на иностранных инвесторах, «научит большую группу русских капитализму и роли акционеров в публичных компаниях», по аналогии с Великобританией после продажи госпредприятий премьер-министром Маргарет Тэтчер.
«У российских компаний существует давняя репутация, что они переоценивают себя на IPO, и в результате потом неспособны показывать результаты на заявленном уровне», считает Уильям Молдин. Пример с падением стоимости акций ВТБ после продажи госпакета подтверждает этот тезис.
Общий пафос статьи «Российский курс на приватизацию: почему не раздать народу?» - продать госсобственность по завышенным ценам иностранцам не получится. Лучше и не пробовать, а сразу продавать подешевле, но внутри страны, «обычным гражданам». Но нужно избегать ситуаций, как в 90-х годах, чтобы не дать «горстке опытных манипуляторов» завладеть всеми лакомыми кусками.
Эксперты о новой волне приватизации в России и первым оценкам её западных аналитиков
При всей разнице в обеих статьях, - отмечает ведущий канадский эксперт Академии Masterforex-V Евгений Ольховский, - прослеживается общий мотив, а именно: пессимизм в отношении правительственных планов. Конечно, аргументация у первого автора неравноценная: например, непонятно, почему акции нужно продавать спешно? В этом что, залог успеха приватизации? Так тут стоит посмотреть вторую статью: предупреждение в конце насчёт «опытных манипуляторов» и 90-х годов - это как раз касается спешки. Она и приводит к таким результатам, как в 90-е. С другой стороны, умилительно выглядит предложение продавать акции «обычным россиянам». Можно сколько угодно анализировать суммы депозитов «Сбербанка России», но даже со скидкой акции вряд ли достанутся именно «обычным россиянам», зачастую не имеющим никаких депозитов. Но в целом статьи вполне могут внушить опасения по поводу «рекламируемой» приватизации.
Тем более парадоксально читаются материалы французской прессы на ту же тему новой русской приватизации. Статью Пьера Авриля «Россия возобновляет приватизации» в «Le Figaro» можно даже не пересказывать: она посвящена буквально восторженным ожиданиям французских инвесторов, работающих или желающих работать с Россией. Упоминавшаяся выше продажа семи с половиной процентов акций Сбербанка рассматривается как первая, но вполне «положительная» ласточка новой приватизационной волны. При этом указывается, что на фоне европейского длительного кризиса рост российской экономики, пусть и замедляющийся, производит очень хорошее впечатление (4% в 2012 и 3,9% в 2013 году по данным МВФ). Эта статья прекрасно коррелирует с материалом Эмманюэль Гринспан в «La Tribune» о росте индексов РТС на фоне ожиданий роста цен на сырьевые ресурсы. В обеих статьях отмечается пусть и не эйфория, но однозначный оптимизм в связи с экономическим развитием РФ.
Приватизационные намерения правительства и уже предпринятые им действия принципиально по-разному оцениваются в США и в ЕС. В таких случаях, утверждает Евгений Ольховский, поневоле приходится заподозрить какие-то неявные, может быть, политические объяснения. Но до недавнего времени политическая мотивация приводила к совместным, «евроамериканским» информационным атакам на Россию и Путина. Возможно, причина кроется в показательной цитате из первой статьи. Глава представительства компании «Alstom» Филипп Пегорье говорит буквально следующее: «Пока в Европе свирепствует кризис, нам в России очень хорошо, благодаря Путину».
Кому на Руси от приватизации «уже хорошо»?
Судя по французской периодике, от российской приватизации становится хорошо европейским (в том числе оффшорным) инвесторам. По крайней мере, они ожидают, что им станет хорошо. Это явно идёт вразрез с пессимизмом, демонстрируемым американцами. Возможно, объяснение связано с тем, что попытки США вытеснить Россию из сферы европейских углеводородных поставок пока что ни к чему не приводят. А на фоне прогнозируемого роста цен на нефть и газ европейские бизнесмены с радостью воспринимают перспективы инвестиций в российскую нефтегазодобывающую промышленность (и не только в неё). Всё-таки это гораздо эффективнее, чем судиться с «Газпромом», объяснили аналитики российской брокерской компании «RoboForex».
В таких условиях новая приватизация вполне может покрыть убытки, связанные с оттоком капиталов. Тем более, что всё больше европейских экспертов связывают этот отток не с внутренними, а с внешними факторами налоговая проблема в США, потенциальный тупик в еврозоне и непредсказуемые последствия принятых в Китае мер стимуляции экономики и т.д.
Изменится ли положение самих россиян от новой волны приватизации в России?
Однако чем обернётся приватизация для самих россиян? Не будет ли нынешний этап повторением истории 90-х годов? Можно представить два варианта, - предлагает Евгений Ольховский. Первый - все предприятия и компании, которые государство выставит на продажу, скупят давно знакомые всем действующие российские олигархи, начиная Прохоровым и Лисиным и заканчивая Дерипаской и Абрамовичем. Вряд ли такой исход будет хоть чем-то способствовать развитию экономики. А уж «обычные россияне», которых «The Wall Street Journal» видит покупателями акций, точно не получать от такого исхода никакой выгоды.
Втопрой вариант - новая волна приватизации породит новый круг «тех, кто успел»: на смену «зубрам девяностых» придут «бизоны десятых». Правда, «зубры» вряд ли так просто уйдут. И можно смело ожидать жёсткой конкуренции - а попросту говоря, экономической войны. Трудно прогнозировать, чем она может закончиться для российской власти, но для всё тех же российских граждан ничем хорошим она не закончится.
По мнению эксперта, не стоит позитивно оценивать перспективы перехода в частные руки того же «Аэрофлота» или «Росатомфлота». Политика пристального государственного контроля стратегических предприятий придумана не Россией, её использует все крупные, экономически значимый страны - США, Германия, Франция. Поэтому, если задекларированные обширные продажи активов стратегических госпредприятий окажутся на практике ниже, чем обещано, это только пойдёт на пользу России. Обратите внимание: представитель МВФ в России Одд Пер Брекк в очередной раз заявил, что необходимы структурные реформы, иначе даже такой «двигатель экономического роста», как приватизации, не сможет ничего изменить. Как ни странно, он прав. Странно потому, что считать приватизацию двигателем экономического роста невозможно (как же, интересно, соцстраны демонстрировали экономический рост без этого «двигателя»? - Ред.) Иначе получается, что когда уже нечего приватизировать, экономический рост попросту прекращается. Тогда непонятно, зачем так стремиться к приватизации.
Эксперт обращает внимание и на неготовность российской экономики к переходу на полностью либеральную модель с преобладанием частного капитала во всех сферах. Исторический опыт показывает, что ни одна страна не в состоянии развивать такие отрасли, как ВПК или авиастроение, не говоря уже о космосе, без прямого и преобладающего участия государства. Российская экономика по естественноисторическим причинам слишком инертна для того, чтобы ей хватало обычного «коммерческого» менеджмента. Даже при том уровне неэффективности управления, который сегодня нередко демонстрируют госкомпании, нет оснований полагать, что частные инвесторы в чём-то будут эффективнее, когда дело будет касаться масштабных проектов. Где гарантия, что акционированный и приватизированный «Росатомфлот» не закроется через год по причине нерентабельности? И тогда - прощай, российский арктический шельф. А кто возьмётся прогнозировать, как будет трясти курс рубля после продажи в частные руки всех крупных госбанков?
Начало объявленной приватизации уже дало первые негативные результаты: цены акций предприятий России на бирже падают быстрее, а растут медленнее своих конкурентов из США и ЕС, удивительно то, что их обваливают одновременно из вне и изнутри.
Как отмечают аналитики www.profi-forex.org, продажа доли государства происходит вынужденно, чтобы компенсировать потери от оттока капитала из страну и тем самым не обрушить курс рубля к доллару США и евро; цена акций продаваемых предприятий в условиях кризиса будет минимальна и явно не выгодна государству; россияне ничего не получат от широко распрогандированной приватизации в их стране.

Поделиться: