12:1526.09.12

Рано или поздно о Штокмане вспомнят. Никуда он не денется, Сергей Правосудов

Рано или поздно о Штокмане вспомнят. Никуда он не денется,  Сергей Правосудов

Проект освоения шельфового месторождения «Штокман» в Баренцевом море был одним из самых шумных и амбициозных в новой России. Разведанные запасы здесь составляют около 3,7 триллиона кубометров газа. Это одна из самых крупных газовых кладовых мира. Особенно в разработке были заинтересованы жители Мурманской области, которые надеялись на новые рабочие места и налоговые поступления в бюджет региона.
Ещё в феврале этого года в ходе предвыборной президентской компании Владимир Путин на съезде РСПП заверял, что от планов по освоению Штокмана никто отказываться не собирается. Мало того, арктический газ пойдеё не только на экспорт, но и «придёт в Мурманскую область». Однако вопреки предвыборному оптимизму нынешнего президента, в августе было объявлено о заморозке проекта на неопределенный срок. После чего ряд зарубежных СМИ заявил о начале конца России как энергетической сверхдержавы. Эксперты стали поговаривать, что в результате произошедшей в США «сланцевой революции» американский газ постепенно вытеснит российский не только с азиатского, но и с европейского рынка. Почему «Газпром» отказался от Штокмана и насколько оправданны пессимистические прогнозы?

- Главное в реализации таких масштабных проектов, как освоение Штокмана - наличие рынка сбыта, - говорит директор Института национальной энергетики Сергей Правосудов. - Обычно сначала подписываются долгосрочные контракты, в которых оговаривается, куда будет поставляться газ, а также сроки и объёмы. Так, например, был реализован российский проект «Сахалин-2». Формулы цен для Японии и Южной Кореи были обговорены заранее. Поэтому сейчас проблем со сбытом газа нет. Со Штокманом всё абсолютно иначе. Главная проблема в том, что у России не отработана технология морской добычи газа в арктических условиях. Это объяснимо - у нас большое количество сухопутных месторождений, которые за редчайшими исключениями разрабатывать дешевле, чем морские. Поэтому, как известно, вся добыча до недавнего времени происходила на суше. Но потом в правительстве решили, что надо попробовать выжать прибыль из морского шельфа.
Штокман выбрали потому, что это мог быть очень амбициозный проект. Для сравнения: запасов газа там больше, чем во всех месторождениях Норвегии.
Но при этом - суровые климатические условия, опасность заплыва в район работы бурильной платформы айсбергов. Поэтому пригласили компании, которые имеют опыт освоения шельфовых месторождений, строительства заводов сжиженного природного газа (СПГ) - французскую «Тоталь» и норвежский «Статойл». Они принесли технологии, но дело всё равно не двигалось с мертвой точки. Долго думали, каким способом всё-таки добывать газ. То собирались построить обычную буровую платформу, то хотели создать подводный комплекс, подобный тому, что скоро начнёт работать на проекте «Сахалин-3» на Киринском газовом месторождении.
Потом решили остановиться на промежуточном варианте - построить уникальное огромное судно, которое в отличие от платформы могло бы уклоняться от айсбергов. На это судно должна была поступать газоконденсатная смесь, а с него потом идти на берег. Однако когда, наконец, просчитали, во что обойдётся этот кораблик - поняли, что он страшно дорогой, сделает весь проект нерентабельным.
Пока судили-рядили - в США произошла так называемая «сланцевая революция». Благодаря новым технологиям, добыча сланцевого газа стала более рентабельной. Изначально штокмановский газ планировали продавать на американский рынок. 10 лет назад собственная добыча углеводородов в Штатах падала. Все ожидали, что там будет резкий скачок спроса на импортный газ. Однако сегодня американцы покрывают большую часть своих потребностей с помощью собственного сланцевого газа. Они покупают зарубежный СПГ в очень несущественных объёмах. Что-то около 6-7 миллионов тонн.
- И таким образом штокмановский газ оказался никому не нужен?
- Какое-то время пытались найти новые рынки сбыта. Крупнейшие потребители СПГ в Европе - Великобритания, Франция, Португалия, Испания, Италия. Но кроме Испании и Португалии все эти страны и так покупают российский газ. Получается, что российский трубопроводный газ стал бы конкурировать тоже с российским, но сжиженным. Ориентировать «Штокман» только на Испанию и Португалию - смешно. Эти относительно небольшие страны не «проглотили» бы весь арктический газ. Можно было бы продавать в Азию, где сейчас самые высокие в мире цены на голубое топливо. Особенно спрос вырос после того, как Япония приняла решение отказаться от использования АЭС. Но проблема в том, что везти туда СПГ по Северному морскому пути значительно дальше и дороже, чем нашим конкурентам из Катара по Тихому океану.
Получилось, что в данный момент гарантированного рынка для штокмановского газа нет. Поэтому проект заморозили, просчитывают какие-то более дешевые варианты. Сейчас склоняются к мысли, что надо делать подводные комплексы, как на «Сахалине-3». Таким образом удастся сэкономить несколько миллиардов долларов. Это существенно.
- То есть говорить о том, что Штокман потерян окончательно и Россия сдаёт свои позиции на нефтегазовом рынке пока нельзя?
- Рано или поздно о Штокмане вспомнят. Никуда он не денется. Кстати, «Газпрому» ещё очень повезло, что он не успел вложить огромные деньги в это месторождение. Представляете, что было бы, если бы проект запустили во всю мощь, а тут «сланцевая революция»? И куда девать штокмановский газ?! Заводы по производству СПГ остановить невозможно. Пришлось бы за бесценок продавать газ повсюду, где только можно. Что касается вытеснения России, здесь все не так однозначно. Американцы сейчас хвастаются, что они завалят весь мир сланцевым газом. Они говорят, что это дешевый энергоресурс. И правда, пока он стоит на внутреннем рынке США 100 долларов за кубометр, в Европе - 300 долларов . В то время как «Газпром» продает газ по долгосрочным контрактам европейцам за 400 долларов. А японцам - даже за 500. Внешне всё выглядит так, что американцы могут хорошо подзаработать. Но пока получается, что они у себя газ продают дешевле себестоимости. Потому что обходится его добыча в 150 долларов и выше. Выходят они из положения за счет ого, что дорого продают сланцевую нефть. А сланцевый газ - сопутствующий продукт и его можно продать подешевле.
Но американцы сейчас резко снизили инвестиции в бурение новых скважин. Поэтому можно ожидать, что в ближайшее время в США произойдёт существенное падение добычи, которое в свою очередь приведёт к росту цен. И станет ясно, что не такой уж он дешевый, этот сланцевый газ. Долгосрочные контракты с «Газпромом» европейцы разрывать не будут, чтобы не платить нам большую неустойку. К тому же 300 долларов за кубометр американского газа и 400 долларов за кубометр российского - не слишком большая разница.
Кстати, несмотря на то, что в Европе из-за экономического кризиса потребление газа в прошлом году упало на 10 процентов, «Газпрому» не пришлось сокращать свои европейские поставки. Это объясняется тем, что собственная добыча в Старом Свете падает. Этот процесс будет и дальше продолжаться. И по расчетам мировых аналитических агентств, на которые ориентируется «Газпром», к 2030 году у европейцев потребность в импортном газе вырастет примерно на 200 миллиардов кубометров.
Сложнее с Азией. Именно туда американцы собираются продавать сланцевый газ. Но на него претендуют еще и австралийцы. После 2015 года они запускают газовый проект, который тоже будет сориентирован на Азию. Получается, что лет через пять азиатский рынок будет перенасыщен предложениями, цены упадут. И американские, и австралийские проекты окажутся на грани рентабельности. Понятно, что и для российских газодобывающих предприятий последствия могут быть не самыми радужными.
- Два года назад Дмитрий Медведев назвал позорной ситуацию, при которой Россия, являясь одним из крупнейших экспортеров, до сих пор не может газифицировать огромную часть своей территории. Может быть, если бы этой проблемой занялись всерьез, штокмановский газ пригодился бы внутри страны?
- Программа газификации России ни шатко - ни валко, но идёт. Сейчас газифицировано порядка 70 процентов страны. В основном, без газа сидят Дальний Восток, Восточная Сибирь. Там огромные расстояния, тянуть газопроводы по всем посёлкам очень дорого. Но в крупные населенные пункты всё равно будут тянуть трубу. А для небольших поселений разрабатываются программы локальной газификации. Например, от небольших месторождений по соседству с ними, которые невозможно задействовать в масштабах всей страны. Впрочем, население всё равно не потребит таких огромных объёмов, которые будет давать Штокман. Вот если бы строились новые промышленные предприятия, электростанции... Если бы шло активное развитие промышленности в Сибири - вот тогда Штокман пригодился бы. Как и огромные запасы сухопутного газа. Вот буквально в октябре месяце будет запущено Бованенковское месторождение. Там запасов голубого топлива больше, чем на Штокмане - более 5 триллионов кубометров. Но у нас модернизация пока идёт только на словах.
- Некоторые эксперты объясняют события, происходящие в Сирии, тем, что Катар, за которым стоит США, хочет протянуть через сирийскую территорию газопровод в Турцию, и дальше - в Европу. Насколько серьезные неприятности ждут «Газпром» и Россию, в случае если это будет осуществлено?
- Да, Катар, который обладает огромными запасами газа, очень заинтересован в том, чтобы иметь дополнительные возможности доставки своего газа потребителям. Сейчас все поставки катарского СПГ идут через Ормудский пролив. А это очень ненадежный путь. Иран уже угрожал его перекрыть. Если это будет сделано даже на небольшой срок, Катар понесет огромные экономические потери. Им нужны пути подстраховки. Но тут две вещи работают на Россию. Противостояние шиитов и суннитов, которое идет на Ближнем Востоке, как бы не исхитрялись США, будет продолжаться еще очень долго. А это фактор нестабильности.
Другой такой фактор - курды. Они активно борются за свое независимое государство и очень негативно относятся к любым проектам, которые затрагивают их территории. Сегодня, например, существует полузаброшенный газопровод из Ирана в Турцию. Курдские повстанцы взрывают его регулярно раз-два в год. В Сирии и Ираке курды де-факто уже основали свои государства. Но если с сирийскими и иракскими «независимыми» курдами еще можно как-то договориться, пообещать, что они будут зарабатывать на транзите, то с турецкими курдами договориться невозможно. Турция никогда не отпустит их на свободу. В этом случае ей придется отказаться от трети территории страны. Поэтому в Турецком Курдистане, который не обогнуть, газопровод точно будут взрывать регулярно. Так что проект катарского газопровода в Европу вряд ли будет реализован.
- «Штокман» - стратегический провал «Газпрома», - считает руководитель аналитического управления фонда «Национальная энергетическая безопасность» Александр Пасечник. - Появление конкурента в лице США должно было заставить Россию как можно скорее реализовывать свои планы по производству СПГ - как наиболее перспективной формы газа, которая все шире применяется в мировой индустрии. О том, что США собираются приступить к разработке сланцевого газа, было известно давно. А мы все раскачивались. Иностранные акционеры проекта разработки «Штокмана» продолжали терпеливо ждать от правительства России налоговых преференций. Но звучали лишь размытые обещания. Сейчас государство вынуждено пойти на сознательное торможение проекта. В результате «Статойл», имевший почти четверть акций, вернул акционерный пакет «Газпрому». «Тоталь» пока не выходит из игры. Говорит, что не верит в развал проекта. Но в любом случае горизонт освоения месторождения отсрочен.
При этом тучи над «Газпромом» сгущаются. Последняя квартальная отчетность весьма слабая. По версии целого ряда аналитиков, впереди еще худшие показатели. Антимонопольные расследования еврокомиссии могут привести к негативному развитию - сорвать поступательные планы «Газпрома» по его продвижению на европейский рынок.
- А в обозримой перспективе можем ли мы потерять европейский рынок?
- Не думаю. Европейцы прекрасно понимают, что их отказ от ядерных технологий, кроме как газом, замещать нечем. Я думаю, 22-25 процентов европейского газового рынка «Газпрому» по силам удержать. Особенно, если учитывать, что с Катаром на сегодня у нас есть определенные договоренности о разделе рынка газа. Сам Катар до 2014 года объявил мораторий на ввод новых мощностей по сжижению газа. Что дальше - сказать сложно.
Не думаю, что США удастся быстро выйти на мировой рынок в качестве газового монополиста. Кстати, сланцевая добыча сопряжена с колоссальными затратами водных ресурсов, велики экологические риски. Чтобы добыть один кубометр газа, необходимо около 20-30 тонн воды. Притом что добыча ведется, в основном, в засушливых регионах. И еще один фактор, относительно «сланцевой революции» в США. Сегодня «сняты сливки» - бурение пока ведётся на относительно небольших глубинах. Но запасы газа здесь близки к исчерпанию. Глубже - дороже. И тогда рентабельность будет под вопросом.

svpressa.ru

Поделиться: