14:5312.11.12

Сумеет ли альтернативная энергетика Украины заменить российский газ?

Сумеет ли альтернативная энергетика Украины заменить российский газ?

Украина едва ли не больше других стран мира заинтересована в «освобождении» от российского газа. По крайней мере, так утверждает большинство украинских политиков и журналистов - из тех, кто называет себя «патриотически настроенными». Совсем не удивительно, что украинская пресса уделяет большое, в чём-то даже преувеличенное, внимание альтернативной энергетике. Чего ждут от альтернативной энергетики на Украине, и чего действительно стоит от неё ждать, разбирались аналитики журнала «Биржевой лидер».
Украина планирует задавить Газпромбиомассой
Украинское издание «Украина молодая» в статье «Не газопроводом единым» устами автора Марии Бойко сокрушается о том, что энергетическая безопасность украинского государства падает. Российский газ (основной энергоноситель для Украины, сейчас обходится по 432 доллара США за тысячу кубометров природного газа, при этом Газпром не намеревается снижать цену), а власти не предпринимают никаких усилий для развития спасительной альтернативной энергетики. Далее статья описывает радужные перспективы «альтернативки» и угнетающее отставание Украины. Мол, ситуация такова, что и Газпром не заинтересован в развитии Украиной альтернативной энергетики, и украинское правительство не исполнено оптимизма в этой сфере. Украина до 2030 года намерена увеличить долю возобновляемой энергетики до 4,6%, тогда как страны ЕС уже к 2020-му намерены увеличить этот показатель до 34%, а к 2030-му и вовсе до 66%.
Украина могла бы без особых трудностей развивать использование биогаза («мусорный газ»), благо есть и энтузиасты, и технологии; но нет самого важного: «зелёного тарифа», позволяющего инвесторам окупить расходы за 7-10 лет. Причём с января планируется запустить такой тариф, однако с меньшим коэффициентом, в результате чего окупаемость растянется на 20 лет, а такие сроки никого из инвесторов не устроят.
В Украине в избытке биомассы для теплогенерации (отходы древесины, солома, шелуха семян подсолнечника и т.д.), но это направление не вписано в энергетическую стратегию. Поэтому на Украине из биомассы получают менее процента первичной и менее 4% тепловой энергии, тогда как в Латвии - 25% первичной, в Швеции - 64% тепловой, а всего в ЕС - 13% (автор не указывает, какой именно энергии) с планируемым удвоением показателя к 2020 году.
Украинская ветроэнергетика также не развивается, поскольку для получения «зелёного тарифа» необходимо, чтобы 30% (после 2014-го года - 50%) составляющих проекта были украинского происхождения.
Статья завершается плохо сочетающимся с общей трагичностью пафоса сообщением о вводе в эксплуатацию ветроэлектростанции в Запорожской области. При этом статья датирована вторым ноября 2012 года, а в сообщении указано, что последние 11 ветряных турбин лишь будут установлены «до конца октября 2012 года». Неудивительно: выяснить, были ли запущены эти 11 турбин, из открытых источников не представляется возможным.
Альтернативная энергетика - не для Украины
Между тем, каждый из перечисленных тезисов можно подвергнуть закономерному сомнению, а то и просто опровергнуть, отметил ведущий канадский эксперт Академии Masterforex-V Евгений Ольховский. По его мнению, к 2030-му самые оптимистические прогнозы дают увеличение доли альтернативной энергетики в мире до 16%. Конечно, ЕС в этом направлении движется (вернее, двигался) быстрее всех, но ни о каких 66% даже речь не идёт. Особенно, если учесть, что оптимистические прогнозы включают в себя и гидроэнергетику, о которой в статье не говорится.
Перспективность биогаза определяется не только наличием «зелёного тарифа», но и без этого состояние украинской экономики не позволяет осуществить затраты, необходимые для развития этого варианта альтернативной энергетики
Данные, приводимые по тепловой энергии, добываемой из биомассы, некорректны без упоминания тех негативных последствий, которые связаны с этой отраслью альтернативной энергетики. Как уже отмечали наши эксперты в статье «Мифы и реальность альтернативной энергетики», еврокомиссары по энергетике и защите климата объявили о резком сокращении использования сельхозкультур для производства биотоплива. ЕС оказался перед реальной угрозой голода, поскольку площадей в Европе для сельского хозяйства всегда не хватало, а теперь ещё и огромные объёмы зерна и масличных культур уходят в буквальном смысле в топку. Благодаря субсидиям фермеры повально переходили с производства пищи на производство топлива. Кроме того, рапс известен как убийца почвы: он истощает плодородный слой на порядок интенсивнее, чем кукуруза и подсолнечник, после которых земля должна около трёх-пяти лет «отдыхать». С этой проблемой, кстати, столкнулись и пост-советские страны, ринувшиеся переориентировать сельхозугодья под выращивание рапса и даже вырубать леса.
К таким государствам уже относится Украина, где загублены сельхозплощади, а проблема продовольствия не относится к числу незначительных. В Латвии, которую упоминает украинский автор, гособязательства перед Евросоюзом по поддержанию 40% уровня альтернативных источников в энергетике, вызывают серьёзную критику. «Зелёная энергия» в Латвии - это лоббирование конкретных бизнес-интересов и значительное повышение цен на электроэнергию для населения. Никаких других эффектов от неё не видят. Что же касается Швеции, то 90% всей энергии производится в этой стране атомными и гидроэлектростанциями. В 2010 году парламент Швеции отменил закон 1980 года, предусматривающий сворачивание атомной энергетики, и возобновил шведскую атомно-энергетическую программу.

Поделиться: