12:5005.12.12

Вызов всему человечеству: для того чтобы выжить, компании будут следовать принципу «максимальные результаты при минимальных усилиях»

Вызов всему человечеству: для того чтобы выжить, компании будут следовать принципу «максимальные результаты при минимальных усилиях»

Журнал «РБК» опубликовал интервью с топ-менеджерами одной из крупнейшей в мире рекрутинговой компании «ManpowerGroup Global» Ларсом Орвингом и Полом Хартом - о том, как всю жизнь оставаться ценным кадром.
- Что происходит на рынке труда? Какие изменения наиболее значимы?
Ларс Орвинг: «Мир стремительно меняется, и все мы вынуждены быстро подстраиваться под новые реалии. Главным в работе становится гибкость. Причём со стороны как компании, так и соискателя. Безработица на Западе растёт непрерывно, и мы видим мощную трудовую миграцию из Западной Европы в Восточную. Эта тенденция диаметрально противоположна той, что наблюдалась еще пять лет назад. Тогда многие уезжали из Восточной Европы, так как зарплаты там были на порядок ниже».
Пол Харт: «В одну лишь Великобританию в 1990-х и начале 2000-х приехали на заработки свыше 2 млн поляков. Сегодня многие возвращаются домой, где появились новые рабочие места и выросли зарплаты. Но есть и локальные потоки: в Норвегии большая часть обслуживающего персонала - это жители Швеции. Почему? Все просто: в Норвегии выше зарплаты, а в Швеции - уровень безработицы».
Ларс Орвинг: «В Швеции 30% молодежи не могут найти работу. Боюсь, перспективы у них нерадужные. Им и потом будет очень трудно устроиться, ведь у них не будет опыта за плечами».
- Ситуация на рынке труда - один из главных индикаторов экономики. Исходя из этого, каково здоровье Европы?
Пол Харт: «Плохое, если речь о Западной Европе. Как долго это продлится - вопрос на миллион долларов. Ничего подобного по масштабам раньше не было. Бизнес переживает непростые времена, руководители компаний ломают головы, куда вложить деньги, чтобы двигаться вперед».
Ларс Орвинг: «Запад накрывает волна увольнений. И улучшений пока не предвидится. Формируется новая модель: больше успеха меньшими усилиями. Повторюсь, я думаю, безработица будет только расти».
- Это и есть тот самый кадровый коллапс, о котором столько говорят?
Ларс Орвинг: «Да, тот самый. С одной стороны, мы столкнемся с безработицей, с другой - с нехваткой специалистов. При огромном количестве нетрудоустроенных компании страдают от недостатка кадров. А все потому, что спрос не совпадает с предложением. Сейчас это можно видеть в Испании и Португалии, которые испытывают серьёзный дефицит инженеров: специалисты уезжают оттуда в том числе в Норвегию».

- Что же делать?
Ларс Орвинг: «Быть готовым переквалифицироваться даже в зрелом возрасте, не бояться полностью поменять профессию. Быть любопытным и прагматичным. Базового образования уже недостаточно».
- То есть без дополнительных дипломов и сертификатов уже никуда?
Ларс Орвинг: «Что такое высшее образование? Умение учиться. А это процесс длиною в жизнь. Важно уметь решать трудные задачи и проблемы. 15 лет назад в Норвегии семь из десяти самых успешных людей страны не имели вообще никакого образования. Но у них было огромное желание достичь цели. Они предлагали такие решения, которые повергали в шок образованных теоретиков, твердящих, что это слишком рискованно. Смельчаки их не слушали и выигрывали. Возьмите, к примеру, Джона Фредриксена, который начинал курьером в ссудно-брокерской фирме, а позже стал владельцем самых больших в мире нефтеналивных танкеров «Frontline» и нефтяных скважин «Seadrill». Живёт в Лондоне и входит в десятку богатейших горожан. А Кьелль Рокке, который когда-то был рыбаком на западном побережье США, сейчас основной владелец группы Aker - крупнейшего в Норвегии производителя продукции для нефтяной промышленности».
- А теперь многие европейцы с дипломом бакалавра не могут найти работу...
Пол Харт: «Да, сегодня в Западной Европе у выпускников гораздо меньше возможностей, чем было в мое время. Поэтому когда работодатель выбирает из двух претендентов, дополнительное образование и опыт работы становятся решающими факторами. Для работодателя это также сигнал, что кандидат постоянно развивается и инвестирует в свое будущее».
Ларс Орвинг: «Есть и оборотная сторона медали. Сейчас во многих странах нет профессиональных шоферов, водопроводчиков, электриков. Согласится ли на такую работу выпускник университета? Не уверен. Получается, что на лакомую должность вместо бакалавра возьмут кандидата с дипломом магистра, ну а на более низкие должности он и сам не пойдет. Если же молодые люди поменяют отношение к работе и начнут развивать свои навыки в востребованных сферах, недостаток предложений им не грозит».
Пол Харт: «Сегодня работодатели больше склоняются к сдельной оплате труда. Некоторые из них сокращают фиксированную зарплату, увеличивая бонусную. И это приносит хорошие результаты: мобилизует людей, что повышает их производительность и, соответственно, прибыль компании».
- Появились ли за последние годы какие-то совершенно новые способы поиска как работы, так и сотрудников?
Пол Харт: «Во-первых, я бы выделил Интернет. С каждым годом все больше компаний используют онлайн-методы оценки персонала, проводят удаленное интервьюирование кандидатов с помощью Skype. Многие соискатели стараются необычно заявить о себе. Скажем, прибегают к видеорезюме. Растет роль корпоративных сайтов и социальных сетей: мы видим, что все чаще вакансии закрываются после того, как информация о них размещается в корпоративных и личных блогах сотрудников. Во-вторых, все большую популярность приобретает нетворкинг. Рынок труда трансформируется в рынок рекомендаций. Профессиональная репутация превращается в товар, в стоимость которого специалисты вкладывают свои силы, время и энергию».
- На фоне растущей безработицы в Европе поднимают пенсионный возраст. Что надо делать пожилым людям, чтобы сохранить востребованность на рынке труда? И как убедить компании взять их на работу?
Ларс Орвинг: «Население стремительно стареет, и компаниям пора менять приоритеты. Им нужны знания и опыт? Тогда пусть забудут про возраст соискателей. Соискателям же опять-таки советую постоянно учиться. Им необходимо следить за новыми технологиями: без них сейчас никуда. Благо гаджеты становятся проще с каждым годом. Если вы в них не разбираетесь, пересмотрите свое отношение к этому. Разговоры о том, что кому-то 65 лет и потому он не умеет пользоваться смартфоном, - разговоры ни о чем. Моему отцу 87 лет, и он платит по счетам через интернет-банк, хотя Интернет появился, когда он был уже в годах. И это тоже пример той самой гибкости, о которой я говорил вначале. А кроме того, возможность выхода в виртуальный мир работы».
Пол Харт: «Нельзя сказать, что никто не ценит опыт, которым обладают работники зрелого возраста. Допустим, в Норвегии в некоторые компании не берут молодых и неопытных. Такова практика на проверенных временем предприятиях».
- А что такое виртуальный мир работы?
Пол Харт: «Это возможность работать удаленно и в удобное время. Люди могут появляться в офисе пару раз в неделю, постоянно оставаясь на связи с помощью мобильников и Интернета. Эта тенденция набирает популярность в странах, наиболее продвинутых технологически».
Ларс Орвинг: «Для сотрудников это однозначное преимущество: такая возможность позволяет им найти баланс между работой и личной жизнью. Однако не все работодатели готовы перейти к виртуальной форме отношений, поскольку считают, что это приведет к снижению качества труда».
- Какие профессии вымрут, а какие будут перспективны через пять-десять лет?
Ларс Орвинг: «Скорее всего, «вымрут» почтовые работники, административный персонал, в частности операторы по вводу данных. Во многих странах Европы в связи с полной автоматизацией и роботизацией производственных линий исчезает потребность в низкоквалифицированных кадрах. Думаю, многие профессии сферы услуг, требующие минимальных навыков и знаний, также могут исчезнуть. Что касается востребованных профессий, то к ним я бы отнес специалистов телекоммуникационной сферы, IT, FMCG, медицины и фармацевтики».
- Чего нам ожидать в будущем?
Ларс Орвинг: «Старения населения. Ежегодно средняя продолжительность жизни увеличивается на два месяца. И эта тенденция сохранится следующие 30-40 лет. Раньше действовала модель «15, 50 и 5»: в 15 лет люди начинали свое профессиональное образование, в 50 выходили на пенсию, после чего трудились еще лет пять. Цифры могли разниться от страны к стране, но примерно это было так. Сегодня модель меняется на «30, 30 и 30». Люди начинают строить карьеру в 30, достигают пенсионного возраста в 60 и готовы работать ещё 30 лет. Учитывая нашу демографию, это единственное решение. И многие старики этому только рады.
Также продолжит усиливаться конкуренция, и, для того чтобы выжить, компании будут следовать принципу «максимальные результаты при минимальных усилиях». В связи с чем людей для достижения успеха будет требоваться меньше. И это вызов не одному лишь рынку труда, а всему человечеству».

Поделиться: