12:2404.01.13

Какие неприятности ждут Россию от изменений мирового нефтяного рынка?

Какие неприятности ждут Россию от изменений мирового нефтяного рынка?

Мировой нефтяной рынок в скором времени может измениться, и это грозит серьёзными неприятностями России. О том, что может произойти с главным источником доходов страны, ИА «Росбалт» рассказала руководитель направления «Мировая энергетик»" Энергетического центра бизнес-школы «Сколково» Татьяна Митрова.
- Какие ключевые тенденции определили развитие мирового рынка энергетики в 2012 году?
- Впервые за пару последних десятилетий мы наблюдали стагнацию спроса. Во многом она была вызвана спадом в мировой экономике, преодолеть который в 2012 году не удалось. Соответственно, что на внешних рынках, что на внутреннем такого бурного роста, который наблюдался в предыдущее десятилетие, не было. Конкуренция стала более жесткой, и серьёзного роста экспорта добиться не удалось. Россия оказалась психологически не готова к тому, что рынок не всегда будет расти.
- Почему в таком случае цены на нефть остались на высоком уровне?
- Здесь целый комплекс причин, включая психологические. Нельзя сбрасывать со счетов деятельность ОПЕК, напряженность в Персидском заливе. Но все больше и больше экспертов говорят о возможном снижении цен на нефть и, вслед за ними, цен на газ. Спотовые же цены на газ и так уже снизились.
- О возможном падении цен на нефть говорят уже лет пять. Но после падения в кризис, они вернулись на прежний уровень. Почему это произошло?
- К нашему счастью, пока работают такие факторы, как сложная геополитическая обстановка и ситуация на Ближнем Востоке. Напряженность в Сирии, вокруг Ирана - все идет на разогрев котировок, работает так называемая военная или предвоенная премия. Именно сохранение этой напряженности - а в ближайшие годы она никуда не денется - будет удерживать цены от быстрого снижения.
Но, с другой стороны, мы видим не очень оптимистичные фундаментальные факторы. Это очень слабый рост спроса. Даже Китай, который был главным локомотивом, сейчас притормаживает. Основной рост потребления нефти Поднебесной шел за счет закупки ресурсов для создания резервов. Сейчас же они практически полные, и такой потребности в дополнительных объёмах больше нет. При этом текущий потребительский спрос быстро не растет - китайская экономика сталкивается с определенными трудностями. Торможение спроса со стороны основного игрока, обеспечивавшего главный рост, будет тянуть цены вниз.
Что же касается предложения ресурсов, то Ирак постепенно начинает наращивать добычу, и перспективы - если будет более-менее стабильная политическая обстановка - хорошие.
Ну а главная угроза высоким ценам - сланцевая нефть в Северной Америке, добыча которой растёт фантастическими темпами. Уже можно наблюдать определенное перенаправление поставок, ранее шедших на рынок США. Похоже, мы сейчас видим в определенной степени повторение «сланцевой революции», которая ранее произошла в добыче газа. За последние 3 года добыча сланцевой нефти росла экспоненциально. И США уже начинают замещать импорт. Например, поставки из Нигерии на этот рынок сократились до нуля.
Понятно, что мы наблюдаем самое начало изменений, могут появиться какие-то ограничители или проблемы. Пока разрабатываются только самые «сладкие» местечки, самые эффективные, и непонятно, с какой скоростью они будут исчерпываться. Но серьёзные изменения уже заметны. Тот же штат Северная Дакота уже перегнал по объёмам добычи нефти самых маленьких членов ОПЕК - Катар и Эквадор. Это всего один штат, один сланцевый плей. Тут есть над чем задуматься, и определенная угроза для России, её доходов от экспорта ресурсов тут есть.
- В декабре появилось сообщение, что Великобритания все-таки будет разрабатывать сланцевый газ на своей территории. Приведёт ли это к «сланцевому» прорыву и в Европе?
- Особых угроз в связи с решением Великобритании я пока не вижу. В этой связи показателен опыт Польши. Там был выявлен самый большой потенциал с точки зрения ресурсов сланцевого газа, были осуществлены какие-то более-менее заметные инвестиции, проведено бурение, и его результаты совершенно разочаровывающие. По последним оценкам Еврокомиссии, добыча сланцевого газа в Польше к 2020 году не превысит 1 млрд кубометров. Это чисто символические объемы, просто для утешения национальных амбиций. Картину в европейском газовом балансе это не изменит.
В Великобритании, я думаю, ситуация будет еще сложнее, поскольку и плотность населения, и правовая подкованность его (а оно, безусловно, будет протестовать, проблему «not in my back yard» никто не отменял) там выше, чем в Польше. И именно в Великобритании были мини-землетрясения, которые вызвали столько публичных протестов. Поэтому работа компаний в Великобритании явно не будет легкой. Это не будет путь, усыпанный розами.
- Не приведет ли заполненность резервуаров в Китае к тому, что политика разворота российской энергетики на Восток будет признана ошибочной?
- В любом случае основной прирост спроса прогнозируется на Востоке, он может быть более быстрым или медленным, но прогнозы, например, газопотребления в Китае к 2030-2035 годам - на уровне 500-600 млрд кубометров. Это сделает Поднебесную рынком, равноценным целой Европе. А если к этому добавить Японию, Корею и так далее? Потенциал там в любом случае будет большой. Другое дело, насколько мы будем конкурентоспособны на этом рынке. Это будет зависеть от того, насколько эффективно мы сможем осуществить свои экспортные проекты.
Что касается нефти, то в принципе основные транспортные инвестиции уже осуществлены, теперь дело за геологоразведкой и добычей. Апстримовская часть явно отстает от транспортной. По газу же надо делать всё - строить газотранспортные системы, заводы по сжижению газа, переработке, очистке. На месторождениях Восточной Сибири - жирный газ. Там еще много гелия и азота. В Чаянде содержание гелия выше, в Ковыкте - пониже, но на самом деле переработка нужна и там, и там. Гелий - это стратегическое сырье, поэтому компании обязаны его выделять, они не имеют право продавать газ вместе с гелием. А гелий - инертный газ, его надо правильно хранить, что весьма дорого. Но на мировом рынке гелия происходят определенные перемены, которые играют на руку России. Есть надежда, что там в ближайшее время возникнет дефицит, соответственно, наше появление может быть крайне уместным. Гелий идет в основном на стратегические отрасли - аэрокосмические, высокие технологии, сложной техники.
- Насколько, как вы ожидаете, упадут цены на нефть в 2013 году?
- Я ожидаю не большого, но улавливаемого снижения цен на нефть - 5-7 долларов за баррель. Это не падение в чистом виде, но некоторое снижение все-таки вероятно. Я ожидаю сохранения сложной ситуации на европейском газовом рынке, ничто не предвещает восстановления спроса и увеличения объёмов наших поставок. В принципе, в качестве позитивной тенденции я вижу очень хороший потенциал на Востоке, но его реализация требует очень жёсткого контроля затрат на осуществление проектов. У нас сейчас есть окно возможностей на этом рынке, но чтобы им воспользоваться, надо очень жёстко подходить к подготовке и реализации проектов.

Поделиться: