09:0907.02.13

Ближайшее будущее российской экономики выглядит далеко не безоблачно

Ближайшее будущее российской экономики выглядит далеко не безоблачно

В конце прошлого года темпы роста промышленности России настолько резко замедлились, что на этом стоит остановиться отдельно.
Итоги развития промышленности - ключевого сегмента экономики, - которые только что появились, прямо скажем, не впечатляют. При том, что среднегодовая цена нефти Urals в 2012 году практически не изменилась (составив около 111 долларов при 110 долларов в 2011 году), а темпы роста промышленности замедлились почти вдвое - с 4,7 до 2,6%. С учётом прямой взаимосвязи ситуации в промышленности и других базовых секторах ближайшее будущее российской экономики выглядит далеко не безоблачно. В добыче полезных ископаемых темпы прироста замедлились с 1,9 до 1,1%, в обрабатывающих производствах - с 6,5 до 4,1%, и только сектор производства и распределения электроэнергии, газа и воды увеличил темпы роста - с 0,1 до 1,2%.
Три потребительских сектора (текстильная и швейная промышленность, кожа и обувь и прочие производства, включая мебельную промышленность), вообще по итогам 2012 года ушли в минус, особенно глубокий в текстильном производстве, которое в 2012 году сократило выпуск более чем на 10%. Удручающая ситуация у производителей машин и оборудования, которые после прироста в 2011 году на 9,5% в 2012 году выросли лишь на 0,4%.
При этом даже лидеры роста промышленности в прошедшем году - производители транспортных средств, строительных материалов и химические производства - продемонстрировали гораздо более низкие темпы роста (почти в 2 раза), чем в 2011 году.
Ускорение прироста в 2012 году продемонстрировали лишь три сектора - пищевая, целлюлозно-бумажная и металлургическая промышленность, при этом наибольшее ускорение продемонстрировала пищевка, которая выросла в прошлом году на 5,1% против 1% в 2011 году, но этого явно недостаточно для изменения общего понижательного тренда в промышленности (удельный вес пищевой промышленности в общем объеме промышленности составляет менее 6%).
Внешний спрос на фоне известных проблем мировой экономики, стагнирует. Внутренний - резко замедляет темпы прироста на фоне затухания инвестиционной активности (в декабре инвестиции в основной капитал сократились на 0,7% по отношению к тому же периоду прошлого года) и борьбы с перегревом экономики (к чему еще раз призвала миссия МВФ в России, завершившая на днях очередной мониторинг российской экономики).
Что касается внутренних резервов, связанных с повышением эффективности производства, то здесь ситуация выглядит противоречиво. Прирост заработной платы в реальном выражении в промышленности кратно замедляется (до 2,3% год к году в среднем за сентябрь-октябрь), но это, поддерживая рентабельность, будет еще сильнее тормозить внутренний спрос. Уровень рентабельности в промышленности, закрепившийся на рубежах 10-14% в июле-октябре, может оказаться под угрозой снижения на фоне общего охлаждения экономики, что проявляется и в заметной тенденции к замедлению прироста цен производителей, которые в 2012 году выросли меньше, чем потребительские цены (декабрь к декабрю - на 5,1%).
Впрочем, снижение издержек - единственный шанс российской промышленности не скатиться в рецессию, к чему она, на фоне декабрьского прироста лишь на 1,4% год к году, очень близка. Отойти от края может помочь рост спроса и общий импульс к модернизации, что поддержит и инвестиционную, и затухающую потребительскую активность, но откуда придёт этот оптимизм?
Итоги прошедшего года показали, что даже при сохранении высоких нефтяных котировок в России экономический рост может замедлиться. Итоги же 2011 года, когда цены на нефть выросли на 30%, а экономический рост не ускорился,  показали, что и резкое увеличение цен на нефть влияния на экономический рост практически не оказывает. Получается, что нефтяные доходы России не впрок, но означает ли это, что с ресурсным проклятием надо смириться?
Как подмечено экономистами, изучающими сырьевую экономику, низкое качество институтов («правил игры») и государственного управления является наиболее вероятной причиной ресурсного проклятия. Хроническое отставание уровня развития базовых институтов от уровня развития экономики, измеряемого подушевым ВВП (который к тому же часто носит чисто конъюнктурный характер), требует постоянного внимания к их совершенствованию. Развитие институтов и управления, подгонка их под уровень развития экономики становится в сырьевой стране самостоятельным фактором экономического роста. В том числе и в России, уровень развития рыночных «правил игры» в которой, по многим имеющимся оценкам - в частности, по данным Европейского Банка Реконструкции и развития (ЕБРР), - явно не соответствует уровню развития экономики. В силу отсутствия полноценной конкуренции, защиты прав собственности и прочих бед возникают многочисленные институциональные ловушки, перераспределяющие сырьевую ренту, являющуюся общим достоянием в пользу частных лиц.
Но наличие проблем не означает, что с нефтяным проклятием нельзя бороться. Можно поменять институты, которые консервируют статус-кво, стимулируют бездействие и тормозят поиск иных видов деятельности, кроме добычи металлов, леса, нефти и газа.
Есть эмпирические работы, которые доказывают, что при определенном уровне качества институтов и управления наличие ресурсов не оказывает негативного влияния на экономический рост. Но, к сожалению, из нескольких долгосрочных сценариев развития российской экономики, представленных российскими участниками на Всемирном экономическом форуме в Давосе, к сценариям, где институциональные реформы в России худо-бедно идут, можно отнести лишь один, сообщает finam.info.

Поделиться: