13:0712.02.13

«Газпром» не позволяет частным инвесторам реализовать проекты по СПГ

«Газпром» не позволяет частным инвесторам реализовать проекты по СПГ

Максим Барский, руководитель строительства завода по производству сжиженного природного газа (СПГ) в Тимано-Печорском регионе в интервью РБК-daily рассказал о сложных переговорах с «Газпромом» по вопросу реализации этого проекта и почему необходимо разрешение на экспорт СПГ для независимых компаний.
- 13 февраля президентская комиссия по ТЭК будет обсуждать вопрос демонополизации экспорта СПГ. Какая у вас позиция по этому вопросу?
- Мы выступаем за демонополизацию. За последние два года мы провели с «Газпромом» достаточно интенсивные переговоры. В 2012 году была создана рабочая группа при губернаторе НАО, в которую входят «Газпром», мы и администрация округа. Два года вели переговоры: они оценивали проект, мы нанимали газпромовские институты - «Гипроспецгаз», ВНИИГаз - для того, чтобы они сделали предпроектную оценку эффективности проектов.
Было проработано восемь различных вариантов строительства завода на основе тех запасов, которые есть у нас и в регионе. Все были признаны экономически эффективными, с высокой доходностью. При этом альтернативный вариант - поставка природного газа в единую газотранспортную систему - не удовлетворял требованию к минимальной доходности проекта. Все это было доложено на заседании комиссии летом прошлого года. Уже больше полугода прошло, но ничего не происходит.
Получается, что при существующем законодательстве, даже если есть эффективный проект, в который частные инвесторы готовы вложить миллиарды долларов, и от государства ничего не нужно, мы его не можем реализовать, потому что на сегодняшний день без «Газпрома» это невозможно сделать. Чего мы добивались от «Газпрома»? Так как у него на сегодняшний день по закону есть право на экспорт газа, мы хотели подписать договор, подобный тому, который подписал «Ямал СПГ» (проект НОВАТЭКа). У нас есть полностью готовый проект, доказанные запасы газа, мы проделали огромную работу по заводу, договорились со стратегическим инвестором, но мы не можем реализовать проект исключительно потому, что «Газпром» ничего с нами не подписывает.
- Почему не подписывает?
- Это вопрос к «Газпрому». Дальше мы увидели следующее, что «Ямал СПГ» договор подписал. Он на два года опережает нас по срокам, но это тоже не спасает их проект. Подписанное агентское соглашение не позволяет им финансировать проект и эффективно продавать СПГ на рынке. Получается, при существующем законодательстве невозможно реализовать СПГ-проекты в России.
- Вы предлагали что-нибудь правительству?
- Мы написали письмо в правительство на имя вице-премьера Аркадия Дворковича, в котором указали, что поддерживаем инициативу НОВАТЭКа. Мы хотели бы видеть закон в том первоначальном виде, с которым обратился НОВАТЭК, - легализовать экспорт СПГ без всяких дополнительных условий. Первоначально Министерство энергетики именно такой проект и поддерживало, и правительство поддерживало. Но, насколько нам известно, потом уже появились идеи каким-то образом это право ограничить. Звучало предложение: давайте будут иметь право реализовывать СПГ только те, кто продает газ на внутреннем рынке. Вообще не понимаю, в чем логика. Но в стране кроме «Газпрома» и НОВАТЭКа есть ещё много других компаний, которые занимаются газом. Почему вдруг надо их ограничивать, где здесь логика? Если бы в Тимано-Печорском регионе была бы газотранспортная система, мы бы с удовольствием продавали на внутреннем рынке, но её там нет. И 500 млрд куб. м запасов не могут быть монетизированы, так как нет никакой добычи только потому, что там «Газпром» не построил трубу.
- Расскажите о проекте подробнее. Сколько составят инвестиции?
- У нас два месторождения в Ненецком автономном округе - Кумжинское и Коровинское. Это 160 млрд куб. м газа. Мы считаем, что можем выдерживать добычу до 7 млрд куб. м в год, что позволяет строить завод на 4 млн т. Рядом есть месторождение «Газ­прома» - Василковское и два месторождения нераспределенного фонда - Ванейвисское и Лаявожское. Мы оставляем возможность госкомпании войти своим газом в наш проект, на нашу установку по подготовке газа. «Газпром» здесь сегодня добывает около 200 млн куб. м, а может добывать 3 млрд куб. м.
У нас два варианта: мы строим либо наземный завод, либо завод на гравитационной подушке - это металлический каркас, на нем стоит завод, он затапливается, и в порту стоит завод. То есть на территории России строить ничего не надо. Все приедет от производителя, встанет и будет работать. Эта технология была реализована на Адриатике на LNG-терминале (совместный проект «ExxonMobil», «Qatar Petroleum» и компании «Edison»).
Инвестиции с проекта «Печора СПГ» составят порядка 6 млрд долларов, из которых 3,5 млрд долларов пойдут на строительство завода, 1 млрд - на транспортную инфраструктуру, подготовку газу, 1,5 млрд долларов необходимо вложить в добычу. Дальше, с вводом месторождений, технология завода позволяет поставить еще одну подушку и увеличить мощность до 8 млн т.
- Где будете брать средства?
- Все подобные проекты финансируются по схеме: 70% - заемные средства, 30% - собственные. Для того чтобы получить кредитное финансирование, необходимо выполнить три условия. Первое - это наличие собственных средств, для нашего проекта около 2 млрд долларов. Второе - должен быть оператор с опытом строительства и операторства подобными заводами, то есть это должен быть стратегический инвестор. И третье - должно быть долгосрочное соглашение с покупателями СПГ.
На сегодняшний день у нас есть соглашение с одним из мировых лидеров в области СПГ по вхождению в проект. Он берется вести проектирование, строительство и операторство за 50% в заводе. То есть у него не будет доли в запасах, а будет половина в предприятии. Он этот завод построит, наполовину профинансирует и готов взять 50% производимого СПГ. Сейчас обсуждаем условия контракта, а потом под него уже начнем привлекать финансирование. Остальную половину объема СПГ мы пока не распределяем, потому что ждем, какие будут договоренности с «Газпромом» или с другими компаниями. Проявляют интерес японские, корейские, индийские компании.
- В какие страны может поставляться СПГ?
- В любые страны, где будет рынок сбыта. Мы нанимали компанию «Poten and Partners» - это известная консалтинговая компания, которая сделала нам маркетинговое исследование по газовому рынку. Оно показало, что, во-первых, спрос будет расти в Юго-Восточной Азии - это Корея, Япония, Тайвань, Индия, Китай. Во-вторых, ожидается, что будут вводиться СПГ-мощности в Австралии, позже в Восточной Африке, Америке. Но непокрытый долгосрочными контрактами спрос в Азиатско-Тихоокеанском регионе превысит 40 млн т к 2020 году. Между 2018 и 2022 годами будет значительный дефицит СПГ, поэтому для нашего проекта и вообще для России очень важно попасть в это окно в четыре года и заключить контракты, которые принесут хорошую маржу. Поэтому здесь сроки очень важны.
Кроме того, такой закон важен, так как у России есть реальный шанс укрепиться на рынке СПГ. Если посмотреть на историю развития газового рынка, то он, безусловно, развивался с активным участием государства. Например, Катар сам для себя создал рынок: построил терминал и газопроводы в Индии. Это была государственная политика.

Поделиться: