09:5702.04.13

«Подводные камни» процедуры банкротства

«Подводные камни» процедуры банкротства

ИА «Nord-news» уже сообщало, о том, что Арбитражный суд Мурманской области зарегистрировал заявление ОАО «Концерн «Росэнергоатом» о банкротстве к ОАО «Кольская энергосбытовая компания».
Российское агентство правовой и судебной информации опубликовало статью «Банкротство: о чем молчат законодатель и высшие судебные инстанции» юристов юридической фирмы «ЮСТ» Артёма Кукина и Василия Раудина, в которой рассказывается о «подводных камнях» этой процедуры:
«Правительство РФ 11 февраля внесло в Госдуму законопроект с точечными правками в закон «О банкротстве», а 14 февраля президиум Высшего арбитражного суда РФ обсудил проекты постановлений, касающихся выплат арбитражным управляющим. Эти правки, хотя и могут спровоцировать оживленную дискуссию, носят довольно узкую направленность. Но деловая и судебная практика прошлого года указала на более серьезные проблемы, которые могут осложнить жизнь банкротящимся компаниям и их кредиторам в этом году.
Прошлый год ознаменовался чередой громких банкротств, судебные разбирательства по которым начались еще в период кризиса 2008-2009 годов. В их числе «особо крупные», в рамках каждого из которых кредиторы требуют от 3 до 33 млрд рублей. Это процессы банкротства ряда банков и предприятий: «АМТ-банка», «Иж-авто», «Павловскгранит», «Мегетского завода металлоконструкций». Кроме того, резонанс вызвали банкротства туристических операторов, например, «Ланта-тур вояж» и «Компания Капитал Тур».
Именно тогда стали заметны пробелы в законодательстве о банкротстве, которые скажутся при рассмотрении судебных споров в наступившем году. И юристы, и предприниматели уже столкнулись с ними на практике.
Во-первых, лица, аффилированные с должником, нередко получают большинство голосов в реестре требований кредиторов. В нём содержится указание на объем требований кредиторов должника, которые подлежат удовлетворению в рамках дела о банкротстве.
Требования аффилированных лиц могут создаваться искусственно. Например, должник может заключить с таким лицом договор займа, заведомо не собираясь возвращать деньги, и аффилированное лицо займёт таким образом место в реестре требований. Представляется неправильным, что «родственные» компании, чьи действия или бездействие как раз могли вызвать банкротство должника, порой получают большинство имущества компании. Но действующее законодательство не запрещает включать требования аффилированных лиц в реестр, и суды часто ссылаются на отсутствие такого запрета, занимая наиболее выгодную для себя консервативную позицию. Эта проблема может быть разрешена только законодательным путем.
Во-вторых, из реестра требований кредиторов сложно исключить ранее внесенные требования, даже если они неправомерны по тем или иным основаниям. Такое исключение бывает необходимо потому, что суд включил такое требование в реестр кредиторов, не разобравшись в ситуации досконально. Некоторые дела о банкротстве насчитывают десятки, а то и сотни томов, так что некоторые недоработки судов (особенно с учетом системной перегрузки делами) вполне объяснимо.
Законодательство неоднозначно и в вопросе о том, в каком порядке должны подаваться и рассматриваться такие заявления. Мотивация судебных актов, отказывающих исключить требования кредиторов из реестра, бывает различной. Один из аргументов - судебный акт, которым требование включалось в реестр кредиторов, был оставлен без изменения судами вышестоящих инстанций. Второй распространенный тезис - у конкурсного кредитора в принципе отсутствует право просить суд об исключении из реестра требований другого кредитора. Обычно это утверждение сопровождается ссылкой на возможность пересмотра соответствующего судебного акта по новым или вновь открывшимся обстоятельствам.
Отрадно, что арбитражные суды, в том числе Высший арбитражный суд (ВАС) РФ, не остаются в стороне. В некоторых судебных актах 2011-2012 годов они сделали выводы в пользу того, что конкурсные кредиторы всё же вправе обращаться в арбитражный суд с заявлением об исключении из реестра требований другого кредитора. Правда, положительная для кредиторов практика появилась совсем недавно, и еще не воспринята арбитражными судами всех округов.
В-третьих, на практике возникают проблемы разграничения компетенции арбитражных судов и судов общей юрисдикции по спорам, связанным с банкротством. Новые разбирательства еще больше затягивают и запутывают и без того масштабные судебные процессы.
Несколько спорных моментов
Нередки ситуации, когда руководство должника злостно не исполняет требования временного управляющего о представлении копий документов, имеющих отношение к деятельности компании. Указанные деяния руководства должника подпадает под санкцию части 1 статьи 14.13 КоАП РФ («Неправомерные действия при банкротстве»). Формально дела о подобном административном правонарушении должен рассматривать мировой судья. Однако проблема заключается в том, что мировой судья далеко не всегда компетентен в делах, связанных с банкротством. Логичным было бы рассмотрение такого дела тем же судьей арбитража, в производстве которого находится соответствующее дело о банкротстве, поскольку он уже осведомлен об обстоятельствах, а все доказательства находятся в материалах банкротного дела.

Аналогичными мотивами обусловлена и потребность в более чётком законодательном регламентировании порядка оспаривания результатов торгов по продаже имущества должника. Нынешнее законодательство лишь на первый взгляд достаточно однозначно в данном вопросе.
На практике встречаются случаи обращения с исковыми заявлениями об оспаривании торгов в суды общей юрисдикции и удовлетворение таких исков судами. Возможно, настало время принятия однозначной законодательной нормы или, что более верно, соответствующего разъяснения пленума ВАС РФ».

 

Поделиться: