17:4502.04.13

Банкиры хотят затруднить оспаривание сделок предприятий-банкротов

Банкиры хотят затруднить оспаривание сделок предприятий-банкротов

Президент Ассоциации региональных банков России (АРБР) Анатолий Аксаков направил письмо председателю Высшего арбитражного cуда (ВАС) Антону Иванову с просьбой изменить практику применения арбитражными судами законодательства о банкротстве - сейчас они выносят решения в пользу конкурсных управляющих, которые оспаривают все сделки должника, совершенные им за год до и после подачи заявления о банкротстве, то есть в так называемый «подозрительный период» (постановление пленума ВАС от 23 декабря 2010 года № 63), пишут izvestia.ru.
Из-за этого банки, кредитующие предприятия, которые затем обанкротились, несут существенные убытки: по словам главного консультанта АРБР Андрея Сафонова, потери могут исчисляться сотнями миллионов рублей.
Норма закона о банкротстве используется конкурсными управляющими, в том числе выступающими на стороне Агентства по страхованию вкладов (АСВ), с «отступлениями от общего смысла, заложенного законодателем», пишет Аксаков. По его мнению, сейчас закон используется как инструмент для злоупотребления правом со стороны управляющих.
Во-первых, они оспаривают все сделки должника, в том числе совершаемые в ходе обычной хозяйственной деятельности, цена которых не превышает 1% от стоимости активов должника. В частности, оспариваются действия должника по возврату межбанковских кредитов. Это заставляет крупные банки закрывать лимиты на своих контрагентов в регионах, где уровень прозрачности банков не позволяет сделать очевидный вывод об их финансовой стабильности.
Во-вторых, судьи трактуют нормы гражданского законодательства настолько широко, что отдельные платежи должника, направленные на погашение кредитного договора в соответствии с графиком, признаются самостоятельной сделкой и тоже оспариваются.
АРБР просит председателя Иванова дополнить постановление ВАСа несколькими положениями, которые помогут исправить ситуацию. Речь идёт о том, чтобы исключить возможность «дробления» сделки, состоявшейся в рамках одного и того же договора. Датой принятия заявления о банкротстве стоит считать дату принятия того заявления, на основании которого судом была введена первая процедура банкротства, предлагает ассоциация. Наконец, если конкурсный управляющий решил признать сделки недействительными, то именно на него следует возложить все бремя судебных издержек. Сейчас судебные расходы по оспариванию сделок при банкротстве осуществляются за счет должника.
- Нужно сделать процесс обжалования сделок крайне обременительным для управляющих, чтобы им пришлось взвесить все за и против, прежде чем поспешно обжаловать все сделки должника подряд, - резюмирует Сафонов.

Принимая платежи от должника по кредитам в преддверии его банкротства, банки действительно рискуют: в случае признания сделки недействительной банку придется вернуть в конкурсную массу полученное по сделке, а вот получить удовлетворение своих требований он после этого сможет только в порядке, предусмотренном законом о банкротстве, говорит партнер правового бюро «Олевинский, Буюкян и партнеры» Юрий Федоров. При этом в ряде случаев банк приобретет лишь право требования к должнику, которое будет удовлетворено после требований кредиторов третьей очереди. Обычно конкурсной массы для удовлетворения таких требований не хватает.
- Упрёки в злоупотреблении правом в адрес конкурсных управляющих, на мой взгляд, не обоснованы: только кредиторы могут принять решение о необходимости применения к должнику той или иной процедуры банкротства, - говорит Федоров.
Руководитель группы практики по разрешению споров и медиации «Пепеляев групп» Юлия Литовцева согласна, что масштабы оспаривания сделок должника на сегодняшний день «позволяют говорить о существенной угрозе стабильности экономического оборота», но предлагаемые Аксаковым меры не могут решить проблему - они противоречат сути статуса арбитражного управляющего.

 

Поделиться: