Сегодня на встрече в Мурманске с местной прессой известный политолог, генеральный директор Международного Института политической экспертизы Евгений Минченко после соответствующей вводной ответил на вопросы, волнующие журналистов (подробности на видео).
Представитель «Арктик-ТВ»: «Если региональные отделения политических партий, как вы сказали, фактически будут уходить из подчинения бизнес-элит, кто их будет финансировать»?
Евгений Минченко: «Я думаю, речь идёт не о полном вытеснении бизнеса, а о минимизации его роли. Грубо говоря, не должно быть ситуаций, когда бизнес-группа имеет «контрольный пакет» партии. То есть возможности какого-то перекрёстного финансирования. Где-то этого будет достаточно сложно добиться - особенно в тех регионах, где крупных бизнес-групп - раз, два и обчёлся. С другой стороны мы можем посмотреть на пример партийной системы в США, где существует реальная практика финансирования партий гражданами, их пожертвования. Я думаю, что рано или поздно мы придём к такой политической культуре. Если мы не хотим, чтобы крупный бизнес определял политику, значит, гражданам надо вкладываться, если не деньгами, то хотя бы усилиями. Ни для кого не секрет, что на выборах в России очень мало встречается волонтёров. Как правило, люди, которые ведут кампанию «дверь в дверь», это оплачиваемые агитаторы. Я думаю, что развитие волонтёрского движения как раз не в формате предвыборной агитации, а в формате решения каких-то практических, общеполезных задач - это один из тех элементов, которые могут менять политическую культуру. Если мы посмотрим на демократическую партию в США, то это не партия с фиксированным членством, а, по сути, - коалиция общественных организаций. Мне кажется, нечто подобное сейчас пытаются выстроить в рамках Общероссийского народного фронта».
Марина Гончаренко, главред областной газеты «Мурманский Вестник»: «Вы всё-таки по регионам ездить, скажите: как оцениваете ситуацию с протестными настроениями? Считаете ли вы, что политическая реформа, предпринятая весной Москвой, была связана с настроениями зимы? Идея о коалиционности, компромиссности теперь является выходом из ситуации? Видите ли вы в новой модели политической культуры присутствие несистемной оппозиции? Такое впечатление, что диалог зачах, либо ушёл внутрь, как в торф. Мы сейчас видим достаточно мощные критические ноты в СМИ по поводу того, что депутаты Госдумы съездили в Америку. Что дальше будет с несистемной оппозицией? Идёт ли там работа по поиску какого-то диалога? Что происходит в регионах»?
Евгений Минченко: «Политическая реформа готовилась достаточно давно, и в 2010-м, и в 2011-м годах варианты либерализации политического режима обсуждались. Но до какого-то конкретного решения не доходило. Поэтому, несомненно: протестные акции на Болотной, на Сахарова подтолкнули к тому, чтобы политическая реформа была запущена. С другой стороны, тот стиль поведения, который выбрала радикальная оппозиция, стал настолько комфортным для власти... Они говорят: «Мы люди с хорошими лицами, а большинство страны - анчоусы. Мы - думающее меньшинство, а есть ещё большинство, которое, может быть, вообще нужно лишить избирательных прав. Они не очень понимают, в какую сторону двигаться».
Марина Гончаренко: «То есть, власть сыграла на привычной позиции нелюбви к Москве регионов»?
Евгений Минченко: «Конечно. Когда такой удобный спарринг-партнёр, о чём с ними разговаривать. Они хороши в формате пугалки, которая раздражает провинцию. По большому счёту протест состоял из нескольких составляющих. Был стилистически-верхушечный, то, что называли «революцией норковых шуб» под либерально-демократическими лозунгами. Был протест социальный, и он, как мы сегодня видим, сохраняется. И был сегмент националистического протеста. Насколько я понимаю, линия сейчас выбрана такая: с радикальными протестниками под лозунгом «Путин, уходи!» никакого диалога не будет. Хотите кричать? Нам даже удобно, чтобы вы были такими. Социальные протест: майские указы президента, социальный популизм, повышение зарплат различным категориям населения - стабилизация этой части протеста. Националисты: умеренное использование риторики в выступлениях национального лидера плюс мобилизация под лозунгами противостояния внешнему врагу. Вот та политическая стратегия, которая сегодня реализуется, и в её рамках вести диалог с так называемой непримиримой оппозицией не о чем».

Поделиться: