15:1523.04.13

Безработица россиянам не страшна - выручит «серый сектор»

Безработица россиянам не страшна - выручит «серый сектор»

«Серая» занятость в экономике России растёт, и это связано с плохим качеством институтов и непривлекательным инвестклиматом - такой вывод сделали эксперты Центра трудовых исследований Высшей школы экономики, сообщают mn.ru. По данным Росстата, занятость в неформальном секторе составила 23 млн человек, и эта цифра в ближайшие годы может только увеличиться. Государство не создаёт условий для того, чтобы неформальный бизнес мог легализоваться, и это приводит не только к несобранным налогам и страховым взносам, но и сдерживает экономический рост. Реальность сегодня такова, что «белый», корпоративный сектор сжимается, а «серый» растёт, за счёт чего официальный уровень безработицы снижается.
Проблема теневой занятости, можно сказать, из числа вечных, но повышенное внимание к ней возникло после громкого выступления вице-премьера Ольги Голодец на апрельской конференции ВШЭ. Речь шла о пенсионной реформе и, в частности, о дефиците средств. По её словам, государство не знает, где и как заняты 38 млн человек трудоспособного возраста, которые не платят налогов и взносов в пенсионную систему. Эксперты стали уточнять цифру (сама Голодец сделала исключение для матерей с маленькими детьми и молодых людей, проходящих военную службу по призыву), но и цифра, которую дает Росстат, весьма велика: в теневом секторе экономики России сейчас трудится примерно 23 млн человек.
Понятно, что нулевые показатели неформальной занятости недостижимы в принципе: «серый» сектор присутствует и в экономике развитых стран. Хотя, отмечает директор Центра трудовых исследований ВШЭ Владимир Гимпельсон, доля неформально занятых там существенно ниже: в странах Западной Европы и Северной Америки она составляет 15% от всего занятого населения, в России и Восточной Европе - от 15 до 30%, а в странах Африки и Латинской Америки может доходить до 80%.
За 11 лет - с 2000 по 2011 год - этот сектор увеличился в России примерно в полтора раза, с 12,4 до 18,5% от занятых. При этом занятость по экономике в целом за эти годы увеличилась на 3,5 млн человек. А вот занятых в корпоративном секторе стало меньше примерно на 5 млн человек, говорит Гимпельсон. Рабочие места в корпоративном секторе сокращаются быстрее, чем создаются новые, и люди, потерявшие работу, оседают в «серой» зоне. И как раз она растёт.
К увеличению «серой» зоны занятости приводят провалы различных «формальных» институтов, таких как полиция, налоговая и пенсионная система, суды и так далее. Чем меньше бенефициаров существующего социального контракта (либо слишком большие издержки, либо слишком мало выгод), тем активнее уход в «серую» зону, отмечает эксперт.
«Большие потери в «белой» занятости, - говорит директор Центра трудовых исследований, - были в сельском хозяйстве и сфере обрабатывающих производств. Работники перешли в полуформальный «серый» сектор, связанный с торговлей, строительством, ремонтом. Этот сектор растёт, там есть люди с образованием и без образования, есть люди высокой квалификации и есть с низкой, в основном это занятые по найму. Если кому-то надо вскопать грядку, починить забор на даче, отремонтировать квартиру, мы привлекаем таких людей. Они активно движутся между работой формальной и неформальной, между занятостью и безработицей».
Кризисные явления в экономике будут только подпитывать рост «серого» сектора занятости, и это, как правило, не добровольный выбор - людей не столько притягивает неформальный сектор, сколько выталкивает формальный. «Корпоративный сектор сжимается, и люди теряют работу, они оказываются перед выбором - куда им деться? Если у них нет накоплений или близких родственников, которые их могут содержать, тогда они должны искать доход. Сжатие корпоративного сектора выталкивает людей вовне, а низкое пособие по безработице способствует перенаправлению потоков рабочей силы в неформальный сектор», - подчеркивает Владимир Гимпельсон.
Еще одна причина роста неформального сектора - коррупция. «Опрос предприятий показывает, что основные проблемы для ведения и расширения официального бизнеса - это уровень коррупции, который повышает издержки доступа к рынкам, - говорит профессор Российской экономической школы Ирина Денисова, - не каждый бизнес может позволить себе войти в эту коррумпированную среду. Снижение этих барьеров, увеличение конкуренции - только это может привести к созданию новых, более производительных рабочих мест, которые будут вытеснять «плохие» рабочие места, и часто это будут места в формальном секторе».
Согласно прогнозам самозанятость будет и дальше расти параллельно со снижением уровня официальной безработицы. «В 2012 году безработица по России составляла 5,5%, по базовому сценарию есть тенденция к снижению - 5,2% на 2013 год и 5,0% на 2014 год, что может означать расширение сферы самозанятых. Прироста занятых в корпоративном секторе мы не ожидаем», - рассказал эксперт Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования Игорь Поляков. По его словам, ещё одна причина расширения неформальной занятости - старение населения и рост числа работников предпенсионного и пенсионного возраста, которые выталкиваются из корпоративного сектора.
В «сером» секторе заняты как предприниматели, так и наёмные работники. Причем первым нахождение в неформальном секторе более выгодно. «Нанятые получают на 18-20% меньше, чем в формальном секторе, а сами микропредприниматели получают больше. Особенно большую премию получают женщины, которые занимаются таким микропредпринимательством, по сравнению с женщинами, которые работают в формальном секторе по найму», - утверждает Гимпельсон.
Поскольку экспансия «серой» занятости - это реакция на сокращение рабочих мест в корпоративном секторе, то сократить долю неформального сектора можно только путем экономических реформ, а не специальных мер непосредственно на рынке труда. «Наш анализ показывает: как только появляется возможность, большинство из занятых в неформальном секторе стремится вернуться в корпоративный, платить налоги, делать социальные отчисления и так далее, потому что жизнь на свету лучше, чем такая жизнь в тени. Но из-за плохого инвестклимата спрос в корпоративном секторе ограничен, и он всё время остается подавленным. Вопрос в том, чтобы создать условия для развития компаний «на свету». Политика на рынке труда сама по себе здесь ничего не даст», - считает директор Центра трудовых исследований.
Общественное мнение не настроено резко против функционирования «серого» сектора в экономике: по словам декана факультета «Социология и политология» финансового университета Александра Шатилова, 47% опрошенных считают для себя приемлемым получение «серой» зарплаты и только 31% никогда не пойдет работать туда, где платят в конвертах. С этим нужно считаться - российский народ является государственником и державником только в политической сфере, в сфере же экономики украсть у государства или нажить «нетрудовые доходы» никогда не было зазорным, полагает Шатилов. «У нас такая специфика социальной культуры, которая терпимо относится и к «серым», и к чёрным зарплатам, и к уклонению от уплаты налогов, и здесь можно что-то сделать только в том случае, если вырастет доверие граждан к государству», - уверен он.
Наличие «серого» сектора в экономике нельзя оценивать однозначно негативно, предупреждают эксперты. «Существование этого сектора - это определенный вычет из потенциального ВВП страны. С другой стороны, если бы не занятость в неформальном секторе, эти люди оказались бы безработными и висели бы на шее у государства», - указывает Гимпельсон. В целом неформальная занятость может играть положительную роль, например удачные бизнес-стартапы, которые во всем мире зачастую вырастают именно из такой формы занятости. «Нужны условия, чтобы этот бизнес рос и формализовался. Если этот микробизнес дает всходы, которые уходят потом в корпоративную экономику, тогда можно сказать, что это большое дело и пусть оно цветёт и процветает. Но если оно так и остаётся в подзаборно-гаражном состоянии и никуда не произрастает и ничего из этого не получается, значит, что-то не так у нас с правилами, законами, регулированием, которые этот процесс сдерживают», - подытоживает директор Центра трудовых исследований.

Поделиться: