09:0920.05.13

Российский бизнес, прежде всего - крупный, заставят раскрыться

Российский бизнес, прежде всего - крупный, заставят раскрыться

Для вступления в Организацию экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) России необходимо заставить бизнес стать открытым и вернуть в Гражданский кодекс (ГК) нормы об аффилированности, ранее удаленные по рекомендации крупного бизнеса. Соответ­ствующие поправки в документ уже готовы. Единственный нерешенный вопрос - право судов признавать лица взаимозависимыми. На то, чтобы снять его, первый вице-премьер Игорь Шувалов отвел три недели.
О том, что нормы об аффилированности будут возвращены в проект ГК, РБК daily рассказали несколько чиновников правительства. Договориться удалось по всем критериям аффилированности, кроме одного - права суда признавать лица связанными, если их действия нанесли ущерб, говорит один из чиновников.
Включение норм об аффилированности в ГК - это часть обязательств перед ОЭСР. «И для них, и для нас важно, чтобы предприниматели работали открыто. У нас нигде нет понятия об аффилированности, кроме закона о конкуренции от 1991 года. Нам нужно включить такое понятие в правовое поле», - объясняет представитель первого вице-премьера. О необходимости норм говорится и в официальном отзыве правительства на законопроект от 28 марта.
История с нормами об аффилированности тянется уже больше года. Изначально в тексте нового проекта ГК они присутствовали (в 53-й статье), но ко второму чтению их удалили. Об этом просил крупный бизнес. Предпринимателей не устраивала большая часть прописанных критериев, а норму о праве суда они посчитали расплывчатой. По их мнению, судьи могли бы слишком широко трактовать понятие аффилированности. Аналогичную позицию занял и РСПП.
Руководители крупных компаний написали письмо руководителю администрации президента Сергею Иванову с просьбой сузить понятие аффилированных лиц и исключить статью о праве суда определять их. В противном случае это дестабилизирует бизнес, выражали опасения Вагит Алекперов (ЛУКОЙЛ), Владимир Богданов («Сургутнефтегаз»), Герман Хан (ТНК-BP), Александр Дюков («Газпром нефть»), Эдуард Худайнатов («Роснефть») и Шафагат Тахаутдинов («Татнефть»). В итоге нормы были изъяты. Их место не в ГК, а в антимонопольном законодательстве, объяснял глава профильного комитета Госдумы Павел Крашенинников.
Теперь концепция поменялась. «С бизнесом почти удалось договориться, хотя оппоненты остаются, например ЛУКОЙЛ», - рассказывает правительственный чиновник. Компании - авторы письма Сергею Иванову от комментариев отказались. «Возвращенные в ГК нормы претерпели изменения и учитывают интересы бизнеса», - обращает внимание собеседник в Белом доме. Часть критериев аффилированности была доработана еще в феврале, тогда же они получили одобрение Игоря Шувалова, пояснил представитель его секретариата.
Это те поправки, которые были доработаны при участии РСПП, уточняет управляющий директор по корпоративным отношениям и правовому обеспечению РСПП Александр Варварин. Они сужают понятие аффилированных лиц, в частности, ими признаются только близкие родственники, а не дальние, как было ранее. Юрлица считаются взаимозависимыми, если они согласованно (прямо или косвенно) распорядились более 20% общего количества голосов компании. Также поправки уточняют понятие контролирующего лица.
Сейчас на повестке задача «доработать критерии действия судов». «Суд должен опираться на четкие критерии, а не произвольно принимать решения. Как образец, предлагаем взять за основу ст. 8 Закона о защите конкуренции, где достаточно четко определено, что является согласованными дей­ствиями», - добавляет г-н Варварин. Впрочем, дать универсальное определение аффилированности невозможно: для каждой группы правоотношений оно может быть разным, считает управляющий партнер «Goltsblat BLP» Андрей Гольцблат. «Поэтому определение аффилированности надо из ГК убрать вообще и разрабатывать в каждом отраслевом случае самостоятельно либо ограничить сферу его применения, например ответ­ственностью лиц, входящих в группу», - скептичен он, пишет www.rbcdaily.ru.

 

Поделиться: