17:3927.05.13

Российские промышленники и сельхозпроизводители пытаются приспособить механизмы ВТО для недобросовестной конкуренции

Российские промышленники и сельхозпроизводители пытаются приспособить механизмы ВТО для недобросовестной конкуренции

Россия остаётся одной из немногих стран мира, которые не участвуют ни в одном судебном процессе в рамках Всемирной торговой организации (ВТО), хотя представители отечественной промышленности и сельхозпроизводители пытаются использовать её механизмы для недобросовестной конкуренции. Об этом на прошедшем в Санкт-Петербурге Международном юридическом форуме рассказал директор департамента торговых переговоров министерства экономического развития РФ Максим Медведков, возглавлявший отечественную делегацию на переговорах о вступлении России в ВТО, сообщает www.fontanka.ru.
По его словам, пять или шесть членов торговой организации полагают, что наша страна нарушает свои обязательства, равно как и Россия имеет претензии примерно по 120 фактам нарушений со стороны партнеров. 
«Но ни одна жалоба пока не перешла в формальную плоскость: пока мы предпочитаем договариваться», - пояснил Максим Медведков.
Однако зачастую процедуры ВТО используются вопреки целям этой организации. 
«К нам часто приходят представители промышленности и предлагают принять меры, заведомо не соответствующие требованиям ВТО. Три года будут идти процедуры, а мы будем под защитой - спокойно «спать на диване». Если через три года примут решение, что мы не правы, - мы эти меры отменим. Или предлагают ввести меры на один год: например, повысить пошлину на какой-либо товар на 200 процентов. Ведь за год процедуры не закончатся, а через год снова введем меры, - говорит Максим Медведков. - Я против использования таких «лазеек». Страна, которая присоединяется к международному договору, должна добросовестно исполнять свои обязательства. Да, могут быть ошибки, возможно, иное решение нельзя принять из-за политической ситуации. К тому же не обязательно поднимать пошлину - есть много других, разрешенных способов решить задачу по повышению конкурентоспособности».
Конкретные компании или хотя бы отрасли, пытающиеся недобросовестными способами лоббировать свои интересы, Максим Медведков назвать отказался. При этом он пояснил, что чиновники готовы рассматривать обращения всех заинтересованных лиц. 
«Если у нас есть основания полагать, что наш партнер нарушает обязательства по ВТО, и российский бизнес заинтересован в ликвидации таких нарушений, мы обязаны принять меры. Принципиально нового в вопросе рассмотрения таких обращений в отношении ВТО нет: у России порядка 120 торговых соглашений, мы участники разных международных организаций, в которых также есть процедуры судебного разбирательства. У нас налажена система взаимодействия между ведомствами», - заявил он.
Сложность процедур ВТО и политическая подоплека таких споров могут стимулировать злоупотребления. По словам заместителя генерального директора ВТО Алехандро Хаара, далеко не всегда страны предъявляют претензии, так как это может выглядеть, как агрессия. При этом страна-истец должна быть уверена, что одержит победу, а потому большинство споров решаются еще до того, как попадают в систему ВТО. Кроме того, Алехандро Хаара уверен, что если правительство той или иной страны принимает какие-либо меры, то за этим стоит конкретный бизнес. 
«Надо выяснить, кто в этом заинтересован, и, может быть, напрямую поработать с частным бизнесом. К позиции крупного бизнеса правительства всегда прислушиваются, а на малый и средний реже обращают внимание», - убежден представитель ВТО.
С ним согласен и партнер юридической компании Sidley Austin LLP Андерсон Скот. По его словам, частный бизнес не может инициировать споры в ВТО, тогда как правительства не всегда знают о его проблемах. 
«Чиновники больше дипломаты: все боятся проиграть, так как «шишки» повалятся на них, - убежден юрист. - Поэтому официальные лица не стремятся передавать дело в ВТО».

Поделиться: