14:4129.05.13

Заморозка тарифов структурных проблем не решит, необходимо стимулировать энергосбережение и развивать конкуренцию в отрасли

Заморозка тарифов структурных проблем не решит, необходимо стимулировать энергосбережение и развивать конкуренцию в отрасли

С 2002 года по 2012 год цены на электроэнергию для промышленности выросли в 2,7 раза. Цена для бытовых потребителей за этот же период росла в среднем на 14% в год и в результате увеличилась почти в 3,8 раза. Такие выводы содержатся в докладе Института проблем естественных монополий (ИПЕМ). По словам руководителя департамента исследований ТЭК ИПЕМ Александра Григорьева, виной тому стала реформа электроэнергетики, сообщает expert.ru.

Задачей реформы было удовлетворение перспективного спроса на электроэнергию. Однако прогнозы, под которые создавались планы ввода новых мощностей, оказались завышенными - соответственно, и инвестпрограммы по строительству новых мощностей тоже оказались завышенными, - поясняет Александр Григорьев.

По его мнению, основными причинами роста цен в электросетевом комплексе являются ошибки при введении RAB-регулирования (система тарифообразования на основе долгосрочного регулирования тарифов), непрозрачность инвестпрограмм электросетевых компаний, а также дискриминация в процессе тарифообразования на местном уровне в пользу недобросовестных местных территориальных сетевых компаний, проблемы перекрестного субсидирования и «последней мили».

В генерирующем секторе так и не была создана необходимая для снижения цен и издержек конкурентная среда, что является одной из главнейших причин роста цен в данном сегменте. «Механизм договора о предоставлении мощности (ДПМ) из механизма гарантирующего обеспечение выполнения обязательств инвестором, которым изначально являлся, превратился в порочный для нашей энергетики инструмент, который полностью фактически исключает предпринимательские риски для генерирующих компаний, гарантирует им окупаемость инвестиций в рекордно короткие по отраслевым меркам сроки», - поясняет Григорьев.

Прогноз на будущее плачевный: розничный энергорынок близок к кризису в результате неплатежей. «Ситуация с неплатежами налицо, она не улучшается, она очень острая, и, собственно, это тоже один из итогов реформы», - отмечает эксперт.

На совещании по электроэнергетике в конце мая президент Владимир Путин потребовал от правительства и энергетиков пресечь необоснованный рост платежей за электроэнергию как для населения, так и для бизнеса. Причиной роста цен он также назвал перекрестное субсидирование. Как заметил президент, при этом «предприятия несут затраты, снижаются темпы роста, конкурентоспособность отечественных товаров, они становятся дороже для нас». Но если большие компании могут ввести свои мощности или перебросить производство в регион с низкими тарифами, то малый бизнес так не может и вынужден покупать электроэнергию дорого.

«Нужно избегать необоснованного роста платежей за электроэнергию для населения, малого бизнеса», - сказал Путин. И потребовал от энергетиков оптимизировать работу - «оплачивать чужую неэффективность наши граждане и предприятия не должны». Правительству поручено просчитать социальные последствия энергорешений для каждого региона и «уделить особое внимание обеспечению интересов людей, проработке сбалансированных мер адресной поддержки граждан, эффективность которых должна быть понятна и просчитана».

Вопрос тарифов в электроэнергетике обсуждается уже довольно давно, аналогичное совещание Путин проводил в марте. Тогда он также потребовал от правительства срочных решений по исправлению ситуации.

Среди чиновников и экспертов мнения относительно того, «что делать», разделились. Одни выступают за силовое госрегулирование, другие за создание стимулов к энергосбережению, рыночных институтов, которые помогут развить конкуренцию в отрасли.

Так, например, первый зампред комитета Госдумы по бюджету и налогам Оксана Дмитриева считает, что необходимо «просто прямое замораживание тарифов, чтобы они не превышали официально установленный индекс инфляции в 6%. Формирование издержек должно идти в рамках установленных границ».

По ее оценкам, с 2000 года цены выросли в 4 раза, а тарифы естественных монополий и ЖКХ - в 18 раз.

И.о. декана экономического факультета МГУ Александр Аузан «силовой подход» не разделяет.

«Разные бизнесы хотят разного. Свои соображения есть у регуляторов, интересы людей. Одни говорят, что если вы будете трогать цены, то получите искажения в экономике, диспропорции, дефицит, очереди, спекуляцию. Другие утверждают, что если не трогать цены, то будут поддерживаться нынешние диспропорции, монополии. И те и другие в частности правы. Дело не в том, что цены надо ухватить и куда-то вести. Цены разные. Их надо мониторить, чтобы понять, что вот здесь они нормальные, и трогать их не надо, а тут потребуется вмешательство. Причем это может быть не прямое ограничение или регулирование цен, а меры по созданию рыночных институтов, подушек, противовесов, чтобы ограничить монополию, развить конкуренцию», - говорит он.

По мнению самого президента, решение проблемы в энергосбережении. Нужно создавать серьезные стимулы для того, чтобы расходовать электроэнергию аккуратно, бережно, широко внедрять энергосберегающие современные технологии, - неоднократно отмечал он. Однако прогресса в этом пока не отмечается.

В Европе для стимулирования энергоэффективного строительства или модернизации старого фонда предоставляются льготные кредиты на строительство, уменьшенные налоги на энергосберегающие дома, причем повышение класса энергосбережения здания увеличивает его рыночную стоимость. Отдельные механизмы предусмотрены для возврата средств, потраченных на энергосберегающие мероприятия, и для потребителей, и для управляющих или энергетических компаний. В России всего этого пока нет.

По мнению доцента Института проблем энергоэффективности МЭИ Евгения Гашо, в ходе реформ в России образовался целый ряд институциональных ловушек неэффективности, из-за чего все это не работает. Прежде всего неэффективность и перерасход топливно-энергетических ресурсов выгодны многим заинтересованным сторонам. Это приводит к увеличению бюджетов тех же энергокомпаний и к перерасходу бюджетных средств, а затем, по бюджетной логике, - к растущим затратам казны на субсидирование энергообеспечения. Поэтому никто не торопится давать гарантии на возврат инвестиций энергоэффективных проектов. Возник порочный «контур неэффективности», который вовлекает в свою орбиту новых участников и, по сути дела, блокирует создание стимулов и потребностей к экономии ТЭР, поэтому попытки пропаганды, примеры передового опыта находят пока мало последователей: не сформирована сама потребность в экономии. Политическая воля руководства страны вязнет, так как функции госуправления и контроля размазаны по разным ведомствам, единый центр осуществления политики в области ресурсосбережения и энергоэффективности так и не был сформирован. Такой центр необходим для проведения системных сбалансированных реформ с коррекцией и поэтапной модернизацией существующей и создаваемой различными ведомствами нормативной базы. Нужны постепенные, последовательные, комплексные, увязанные по ресурсам, мерам и механизмам преобразования. Быстрых решений тут нет.

 

Поделиться: