12:1201.07.13

«Национальное достояние» оказалось в кольце фронтов

«Национальное достояние» оказалось в кольце фронтов

Российский газовый гигант «Газпром» слишком долго существовал в тепличных условиях - вне критики и вне конкуренции. И теперь, когда мир вокруг изменился, переоценка ценностей дается концерну с трудом, пишет www.profile.ru.
К нынешнему годовому собранию акционеров «Газпром» подошел не в самой лучшей форме. Корпорация переживает, пожалуй, один из самых сложных периодов в своей истории. Пышно отмеченное 20-летие концерна выглядит в этих обстоятельствах этакой бравадой, желанием сделать хорошую мину при не очень хорошей игре. «Национальное достояние» оказалось в кольце фронтов: на Западе позиции «Газпрома» ослабевают из-за падения спроса и конкуренции со стороны поставщиков сжиженного газа; на Востоке никак не удается договориться об условиях поставок сырья в Китай и нет достаточных мощностей для производства СПГ; на внутреннем рынке монополиста теснят «Новатэк» и «Роснефть», нарастившие «мускулы» в последние годы. На минувшей неделе глава Федеральной антимонопольной службы Игорь Артемьев заявил, что ФАС одобрит сделку по поглощению «Роснефтью» газовой компании «Итера», потому что госконцерн становится конкурентом «Газпрома», и это «чудесно».
Все это, разумеется, не остается незамеченным инвесторами, заявил «Профилю» портфельный управляющий УК «Уралсиб» Игорь Михайлов. Если до кризиса стоимость одной ценной бумаги «Газпрома» достигала 350 рублей, то после 2008 года она снизилась до 250 рублей, а сегодня составляет 108 рублей. Такого резкого, более чем трехкратного, падения не показала ни одна из компаний нефтегазового сегмента. Для сравнения скажем, что акции государственной «Роснефти» тоже снижались, но далеко не так круто: в 2008 году они стоили 300 рублей за штуку, в 2009-м - 270 рублей, а сегодня - 230 рублей. «Как видно, темпы снижения государственной «Роснефти» значительно ниже, чем государственного «Газпрома», - говорит Михайлов. А есть на газовом рынке и те, кто даже упрочил свое положение: акция независимого конкурента «Газпрома» - компании «Новатэк» - в 2008 году стоила 200 рублей, а на сегодняшний день - почти 350 рублей. «Все это говорит о том, что у инвестиционного сообщества есть претензии к эффективности менеджмента «Газпрома», - отметил эксперт. - В первую очередь недовольство вызывает то, как руководство распоряжается финансами».
Пресс-секретарь председателя правления «Газпрома» Сергей Куприянов в беседе с корреспондентом «Профиля» привел такое объяснение падению котировок акций концерна. Прежде всего это снижение цен на нефть, к которым привязаны цены на газ. «Эйфории, которая была до кризиса, уже нет, - говорит он. - Кроме того, осложнилась работа на внутреннем рынке - повысилась налоговая нагрузка. Конечно, падение капитализации нас расстраивает, но это надо просто пережить. В конце концов, мы лидируем по другим показателям: занимаем 1-е место по выручке и 3-4-е - по прибыли».

Проблемы - системного характера

Критики «Газпрома» полагают, что проблемы концерна носят системный, а не конъюнктурный характер. Как известно, основным рынком сбыта «Газпрома» является Европа, именно оттуда компания получает основные доходы. Однако структура европейского газового рынка в последние годы претерпела серьезные изменения - в частности, выросла роль поставок СПГ. «Газпром» же долгое время фактически игнорировал эти тенденции и продолжал инвестировать огромные средства в новые экспортные трубопроводы. Помимо «Южного потока» (пройдет по дну Черного моря через Болгарию и Сербию) «Газпром» намерен построить третью ветку «Северного потока» и газопровод «Ямал-Европа-2» (пройдет через Белоруссию). Совокупная стоимость проектов почти $10 млрд, и заявленные планы вызвали обвал акций компании. Инвесторы просто не верят в то, что эти затраты можно будет «отбить» в приемлемые сроки. «Эти новости означают рост капитальных затрат «Газпрома» в будущем, а значит, снижение свободного денежного потока акционеров компании, - объясняет содиректор аналитического агентства «Инвесткафе» Григорий Бирг. - Нет сомнений, что на данный момент дополнительные газотранспортные мощности «Газпрому» ни к чему». А глава East European Gas Analysis Михаил Корчемкин уточняет: с реализацией всех заявленных проектов экспортные мощности «Газпрома» составят почти 400 млрд кубометров при контрактах на 158 млрд кубометров.
Сомнения в целесообразности амбициозных инфраструктурных проектов вызывает не только негарантированный спрос. В Европе полным ходом идет антимонопольное расследование в отношении «Газпрома», Еврокомиссия придирчиво следит за соблюдением так называемого третьего энергопакета, подразумевающего разделение добычи, транспортировки и реализации газа. Если документ будет последовательно реализован во всех странах, где присутствует «Газпром» и аффилированные с ним структуры, монополист рискует потерять контроль над транспортировкой газа. Компания должна будет платить за прокачку по трубам, продолжающим «Северный поток» на территории европейских стран. Между тем, как подсчитал Михаил Корчемкин, например, уже в 2012 году неполные затраты «Газпрома» на поставку российского газа в Германию по «Северному потоку» с учетом транзитных издержек оказались вчетверо выше затрат на старом маршруте через Украину и Словакию (1,7 млрд евро против 436 млн евро). Не вызывает сомнений, что в такой ситуации, скорее всего, труба будет оставаться недозагруженной.

Политика давления

Впрочем, в истории с «Газпромом» экономическая целесообразность не всегда была на первом месте. «Северный» и «Южный» потоки продиктованы стремлением России пустить газ в обход Украины и тем самым «надавить» на строптивого соседа. Как сказал «Профилю» нефтегазовый эксперт Raiffeisenbank Андрей Полищук, при помощи заявлений о проекте «Ямал-Европа-2» Украине пытаются на примере Белоруссии показать, что после вступления в Таможенный союз можно получить значительные преференции - и скидку на газ, и инвестиции в инфраструктуру, и дополнительные средства в национальный бюджет от последующего транзита. «В реальности «Ямал-Европа-2» будет строиться только в том случае, если после завершения «Южного потока» и «Северного потока» в этом останется необходимость. Пока кажется, что это больше декларация», - отмечает Андрей Полищук.
Что же касается выстраивания отношений со своими ключевыми, европейскими потребителями, то «Газпром» продолжает упорно отстаивать еще советскую систему долгосрочных договоров с привязкой цен к стоимости нефти и принцип «бери или плати» (take-or-pay). Но эта система в последние годы вызывает все большую критику со стороны покупателей: из-за кризиса спрос на газ упал, а объемы предложения, в том числе сжиженного природного газа (СПГ) из Катара и других стран, резко выросли. Это оказывает сильное давление на цены. Уже несколько лет клиенты «Газпрома» добиваются, в том числе через суд, корректировок контрактов и скидок. Одна из последних таких корректировок была сделана на недавнем Петербургском международном экономическом форуме (ПМЭФ): скидку примерно в 7% на весь 2013 год получила итальянская Eni. Это, кстати, уже третий пересмотр контракта между российской и итальянской компаниями с 2008 года. Ранее скидок добились польская PGNiG, немецкие E.On и Wingas, французская GDF Suez, словацкая SPP, турецкая Botas, итальянская Sinergie Italiane и австрийская Econgas. Таким образом, «Газпром» идет на уступки только после долгого сопротивления и только под давлением потребителей. Такая стратегия, по мнению некоторых экспертов, может оказаться ошибочной. «Было бы неплохо, если бы «Газпром» чуть раньше задумался о необходимости предоставления скидок», - считает Андрей Полищук. Проблема в том, что негибкость концерна заставляет его партнеров активно искать альтернативу. И в последнее время покупатели ее находят. Так, недавно германский E.On объявил о «рубеже диверсификации» - с 2020 года канадская Pieridae Energy будет поставлять в Германию примерно 6,5 млрд кубометров СПГ в год (примерно 7% от всего необходимого стране газа).

Впрочем, в «Газпроме» не унывают

В начале июня зампред правления Александр Медведев заявил, что уверен: к 2020 году доля концерна на европейском рынке составит 30% (в прошлом году она достигала 25%). В этом году экспорт, по его словам, будет выше, чем в прошлом: 152 млрд кубометров против 139,9 млрд. «Не факт, что этот план удастся реализовать, - сомневается Андрей Полищук. - Рост потребления газа Европой под вопросом, но даже если рост будет, не факт, что он придется на долю «Газпрома»: конкуренция на европейском рынке растет». Основную лепту в этот процесс в будущем внесут США, где наблюдается бум добычи сланцевого газа. Штаты обеспечили себя «голубым топливом», и танкеры с СПГ из стран Ближнего Востока направились в Европу. На очереди поставки сжиженного газа из США в страны АТР и ЕС. Разумеется, риски того, что сланцевая революция «захлебнется», сохраняются. Однако в случае, если она продолжится, к 2040 году российский экспорт сократится, по подсчетам Института энергетических исследований РАН, на 70 млрд кубометров в год.
«Палочкой-выручалочкой» для «Газпрома» мог бы стать китайский рынок. Компания планировала поставки 68 млрд кубометров газа по двум трубам, но затем от одной из них - газопровода «Алтай» - решено было отказаться. Сейчас в работе остался только проект газопровода Якутия-Хабаровск-Владивосток мощностью 38 млрд кубов. Переговоры с китайцами безрезультатно продолжаются уже почти 10 лет: стороны не могут сойтись в цене. В последний раз глава «Газпрома» Алексей Миллер встречался с президентом китайской CNPC Чжоу Цзипином в июне. И снова безрезультатно. Но Сергей Куприянов уверяет, что контракт с Китаем будет подписан до конца этого года. По некоторым данным, расхождение в цене достигает $100 за тысячу кубометров (для сравнения: цена российского газа в ЕС сейчас около $400). Как говорит Григорий Бирг, «Газпром», как и в случае с Европой, судя по всему, настаивает на принципе «бери или плати» и на привязке цен к нефтяным котировкам. То есть наступает на те же грабли, что и в Европе. «Китай же, не испытывающий нехватки в предложении газа, может вести переговоры довольно жестко», - полагает эксперт. Теоретически переговоры могут продлиться сколь угодно долго, но здесь время играет против «Газпрома». «Ветка мощностью в 38 млрд кубометров - это значит поставлять в Китай практически столько же газа, сколько в Германию, - говорит Андрей Полищук. - «Газпрому» необходимо идти на уступки по цене, потому что этот рынок для него крайне важен, нельзя потерять еще и его». А пока идут переговоры, СПГ-рынок растет быстрыми темпами, и в конечном итоге Китай сможет удовлетворить свои потребности за счет сжиженного газа.
Однако «Газпром» вновь не спешит. Как не особенно спешит и с собственными СПГ-проектами. Замысел завода по производству сжиженного природного газа в Приморском крае появился у концерна в 2010 году, но только в феврале этого года была завершена работа над инвестиционным решением «Владивосток-СПГ» мощностью 15 млн тонн в год. Первая из трех линий завода, по оптимистичным прогнозам, может быть введена в строй в 2018 (!) году. В то время как «Новатэк» планирует ввести в строй первую очередь «Ямал-СПГ» уже в 2016 году. При этом компания, уже имея в качестве совладельца французскую Total, недавно продала 20% в проекте, все с той же CNPC. Включилась в СПГ-гонку и «Роснефть»: компания планирует построить заводы по сжижению газа на Сахалине и Аляске. Ее партнером выступит американская ExxonMobil. Первые покупатели уже найдены - на Петербургском международном экономическом форуме «Роснефть» подписала соглашение со швейцарско-нидерландским трейдером Vitol (будет продавать ежегодно 2,75 млн тонн сжиженного газа своим клиентам в Азиатско-Тихоокеанском регионе) и японскими Marubeni и Sodeco (Marubeni собирается закупать 1,25 млн тонн, Sodeco - 1 млн тонн в год). «Конечно, «Газпрому» хорошо было бы пораньше разглядеть перспективы этого рынка, но, мне кажется, еще не поздно интенсифицировать работу в этом направлении», - сказал «Профилю» Андрей Полищук.

Жизнь сыграла злую шутку

Нерасторопность концерна может объясняться тем, что еще пару лет назад «Газпром» был на сто процентов уверен, что продавать газ на внешние рынки по закону сможет только он. Да и внутри страны конкурентов нет, считали в корпорации. Но жизнь сыграла с «Газпромом» злую шутку: когда из-за экономического кризиса и падения спроса в Европе показатели корпорации стали ухудшаться, руководство страны вынуждено было задуматься о реформах. Влиятельные компании - «Новатэк» Геннадия Тимченко и Леонида Михельсона и «Роснефть» во главе с Игорем Сечиным - добились отмены экспортной монополии в части СПГ. Соответствующие поправки могут быть приняты уже этой осенью. Свое «добро» на либерализацию экспорта СПГ дал недавно президент Владимир Путин. Таким образом, «Роснефть» и «Новатэк» получают равные с «Газпромом» возможности на азиатском рынке сжиженного газа. К слову, «Роснефть» уже объявила о том, что планирует отвоевать у газовой монополии и 20% российского рынка (с добычей около 100 млрд кубометров газа). В «Газпроме» конкурентов не боятся. «Рынок СПГ развивается, на нем появляется много сильных игроков. К конкуренции с ними, которая появится в результате либерализации экспорта СПГ, мы готовы», - отмечает Сергей Куприянов.
История «Газпрома» весьма поучительна. Это история не просто экономическая, она немного философская. Она о том, что против законов экономики не может идти даже самая могущественная корпорация, о том, что любая монополия рано или поздно приводит к застою и кризису, потому что жизнь вне критики и конкуренции лишает компанию (политического лидера, партию, государство, целый народ) стимулов к развитию. И это самое опасное. Потому что, когда монополия рушится, обленившемуся гиганту очень непросто бывает приспособиться к новым условиям. Сегодня, находясь на перепутье, «Газпром» продолжает упрямо придерживаться старой модели работы, которая чем дальше, тем меньше себя оправдывает.

Так говорит Миллер

Из выступления председателя правления «Газпрома» Алексея Миллера на собрании акционеров компании 28 июня 2013 года
- «Сопоставляя задачи и итоги нашей работы в 2012 году с процессами в мировой энергетической отрасли, мы убеждаемся в правильности выбранных нами подходов». 
- «В 2012 году группой «Газпром» было добыто 487 млрд кубометров газа. Снижение добычи газа было осуществлено в соответствии с изменениями уровней потребления и спроса. Наша принципиальная установка - работать от рынка - означает, что мы всегда готовы как к снижению, так и к росту спроса, в том числе в самые сложные периоды пиковых нагрузок...» 
- «По итогам шести месяцев текущего года наш экспорт в Европу вырос на 10%... Показательно, что дополнительный спрос, образующийся в Европе в результате недопоставок СПГ, полностью удовлетворяется за счет наших долгосрочных контрактов с нефтяной индексацией. Собственная добыча газа в европейских странах неуклонно снижается, а производители СПГ предпочитают премиальные рынки АТР». 
- «В среднесрочной и долгосрочной перспективе доля газа «Газпрома» в импорте газа ЕС будет по-прежнему превышать две трети. Стратегия, предполагающая прямой выход на потребителя и сокращение транзитных рисков, - основа нашей целеустремленности в реализации проектов экспортных газопроводов». 
- «Следуя стратегии лидерства в мировой энергетике, «Газпром» диверсифицирует рынки сбыта. Особую роль в этом процессе будет играть работа по развитию сотрудничества со странами АТР... Наращивать свое присутствие мы будем, прежде всего, при помощи увеличения собственного производства СПГ».
- «В России должен появиться еще один мощный потребитель газа - это транспорт. Для «Газпрома» широкое внедрение использования газа как моторного топлива - это огромный потенциал возможностей для бизнеса, прежде всего в плане расширения рынка для реализации продукции».

Поделиться: