08:0019.08.13

Не всегда повторение – мать учения: российские экономисты уверены, что дефолта не будет

Не всегда повторение – мать учения: российские экономисты уверены, что дефолта не будет

Резкие скачки курса нацвалюты России не грозят. Хотя динамика по укреплению евро к рублю и сохранится. Но это не будут какие-то глобальные изменения. Таким прогнозом поделился с «РГ» замминистра финансов Сергей Сторчак.

Этот разговор состоялся накануне пятнадцатилетия со дня объявления Россией технического дефолта по долговым обязательствам страны. О дефолте стало известно 17 августа 1998 года. Эксперты до сих пор спорят по поводу того, можно ли было избежать такого поворота событий. Его явная причина - разросшаяся пирамида ГКО. Попросту говоря, государство набрало слишком много долгов, для погашения которых занимало вновь. Это на поверхности. А еще до нас докатился азиатский кризис 1997 года. Упали цены на нефть: с 25-28 долларов в 1997 году до 7,8 доллара в августе 1998-го. Дефицит бюджета составлял более 6 процентов ВВП.

Дефолт ударил по всем. Он привел к обвалу рубля и обесценению сбережений: в августе 1998-го доллар стоил 6,2 рубля, в конце года - 20,6 рубля. Многие компании разорились, начались увольнения. Инфляция за год составила 84,4 процента. Недавний кризис 2008-2009-х по сравнению с этим - детские игрушки. И хотя потом началось быстрое восстановление экономики, за рост в буквальном смысле слова заплатит практически каждый.

Какие уроки преподнес нам дефолт-1998? Есть ли повод опасаться снижения курса рубля?

Сергей Сторчак, заместитель министра финансов РФ: «Прежде всего надо определиться в терминах. Ведь что такое дефолт? Это невыполнение обязательств государством по своим долговым инструментам. А все остальное, в том числе и резкое снижение курса рубля, уже последствия этого события. Так вот, сегодня и на ближайшие десять лет мы смело можем утверждать, что дефолта России по суверенным обязательствам не будет.

Предпосылок к этому нет и не появится. Мы регулярно оцениваем риски, динамику увеличения государственного долга. Сейчас эти показатели на безопасном уровне.

Теперь что касается изменения курса рубля к ведущим мировым валютам - доллару и евро. Обычно говорят - «ослабление курса рубля». А я спрашиваю: почему сразу рубль ослаб? Это доллар окреп. Текущие курсовые соотношения между долларом и рублем отражают лучшие перспективы роста американской экономики. Сейчас есть четкая тенденция укрепления доллара США ко многим мировым валютам, в том числе и к рублю.

В 1998 году курс изменился просто катастрофически. Но этому предшествовал целый комплекс ошибок. Самая странная ситуация возникла, когда в результате деноминации 1997 года мы отбросили с денежных купюр три нуля - и один рубль стал равен одному французскому франку. Не знаю, кто должен был кричать тогда, что это неправильно, потому что ну никак эти валюты не могли соотноситься друг с другом. Причем по целому ряду факторов - начиная с того, что мы отставали от Франции по производительности труда в различных секторах экономики, и заканчивая многими другими. То есть наш рубль тогда в огромной степени был переоценен. И по отношению к французскому франку, и по отношению к доллару. В итоге он упал к тому курсу, по которому его оценили рынки - с 6 до 18 рублей за доллар.

Сейчас таких резких скачков рубля к другим валютам нет и быть не может».

Руслан Гринберг, директор Института экономики РАН, член-корреспондент РАН: «Уверен, новый дефолт невозможен, баррель нефти сейчас стоит больше 100 долларов. И похоже, что международная обстановка сулит нам сохранение цен на нефть на стабильно высоком уровне. Плюс сейчас можно наблюдать явные признаки оживления экономической активности в Китае, Европе и США.

Все то, что произошло в 1998 году, было большой авантюрой с государственными краткосрочными обязательствами. Власти тогда проявили огромную степень безответственности. Одна из основных ошибок - в валютной политике, потому что с излишним упорством держали курс 6 рублей за доллар. А надо было плавную девальвацию осуществлять.

Это было результатом очень преждевременной либерализации валютных операций, без учета места и времени. Рыночный фундаментализм любой ценой. Урок произошедшего в какой-то мере усвоен. Но мы, как мне кажется, перешли в другую крайность. Cлишком много, на мой взгляд, мы копим золотовалютных резервов. Их надо бы тратить на развитие страны, в том числе на инфраструктуру».

Алексей Мамонтов, президент Московской международной валютной ассоциации: «Опасения по поводу возможности резкого снижения курса рубля к мировым валютам пока беспочвенны. Ведь даже валюты пары «доллар - евро» колеблются на 10-15 процентов в год по отношению друг к другу, но это же локальные изменения. И никого они не волнуют. Нам всем нужно потихоньку привыкать к тому, что нынешние курсовые колебания рубля к доллару и евро уже ничего не значат. Нас должен сейчас волновать только один параметр - показатель инфляции, поскольку он напрямую влияет на стоимость потребительской корзины и повседневные траты любого россиянина.

Главный урок событий 1998 года мы, по-моему, вполне усвоили, сформировав устойчивый бюджет, основанный на высокой собираемости налогов. Сейчас дефолт в России невозможен. Внутренний долг у нас меньше 10 процентов. А в 1998 году он превышал 120 процентов: не было ни поступлений в бюджет, ни золотовалютных резервов для поддержки курса отечественной валюты.

Это даже на бытовом уровне сразу понятно, ведь берешь на время и чужое, а отдавать приходится свое и навсегда. Абсолютно такая же ситуация и с госфинансами. За примерами из современной жизни ходить далеко не надо - совсем рядом Греция и Португалия, где госдолги зашкаливают за 150 процентов».

 

Поделиться: