13:5628.10.13

"Золотые парашюты" сворачивают свои купола

"Золотые парашюты" сворачивают свои купола

Руководителям госкомпаний "золотые парашюты" ограничат 3 - 6 средними месячными заработками.

Кабинет министров рассмотрел поправки в Трудовой кодекс и одобрил пределы размеров компенсаций и выходных пособий в связи с прекращением трудового договора для ряда категорий работников госкорпораций, госкомпаний, ГУПов и хозяйственных обществ, более 50 процентов акций в уставном капитале которых находится в государственной собственности.

Вопросы к размерам "золотых парашютов" топ-менеджеров российских компаний возникли после того, как бывший генеральный директор "Норильского никеля" Владимир Стржалковский покинул компанию, получив от работодателя 100 миллионов долларов компенсации.

После этого президент Владимир Путин дал правительству поручение ограничить размер таких выплат в госкомпаниях. Минтруда и соцзащиты предложило распространить пределы "золотых парашютов" на глав компаний, их заместителей, главных бухгалтеров, а также членов коллегиального исполнительного органа. При расторжении трудовых договоров они будут получать компенсацию в размере не более шести средних месячных заработков, но и не меньше трех. Но в эту сумму включены как компенсации, так и выходные пособия и любые другие выплаты, связанные с прекращением трудовых отношений.

Исключение составляют выплаты за неиспользованный отпуск, на которые ограничения не распространяются.

Сколько денег смогут сэкономить госкомпании после того, как будут введены ограничения, подсчитать сложно - договоренности о размерах "парашютов" всегда эксклюзивны. Но цель не только в экономии.

Прежде всего выплаты надо ограничить, чтобы не вызывать социального раздражения, говорит доцент кафедры теории и практики госуправления НИУ "Высшая школа экономики" Павел Кудюкин. "Когда весьма небедным людям щедрой рукой отсыпается большое вознаграждение, а организация, где они работали, показывает далеко не блестящие результаты, это воспринимается как несправедливость", - рассуждает он. Острая реакция объяснима. По неравенству доходов среди населения наша страна, как писала недавно "РГ", занимает одно из первых мест в мире. 35 процентов всего богатства домохозяйств принадлежит лишь 110 людям. И получается, что, выдавая "парашюты" менеджменту госкомпаний, государство само стимулировало неравенство.

Экономический и социальный факторы в теме "золотых парашютов" - это две стороны одной медали. Потому что наша реальность полна нестыковок и противоречий. Вот некоторые из них. Например, суммарные выплаты российским топ-менеджерам в среднем на 71 процент выше, чем европейским: твердые оклады - больше на 40 процентов, бонусы по итогам года - на 60 процентов. За какие такие заслуги? Может быть, мы лучше и больше работаем? Вряд ли. По данным экспертов, производительность труда в отечественных компаниях почти втрое меньше показателей конкурентов из Западной Европы и США и в 1,7 раза меньше, чем у ведущих корпораций из стран - наших партнеров по БРИК. И если в 2006-2007 годы она увеличивалась более чем на 7 процентов в год, то в прошлом году рост был немногим более 3 процентов.

Перекосы и негибкость рынка труда, низкая производительность мешают российской экономике, не позволяют ей расти желаемыми темпами. Об этом много говорят эксперты, на это обращают внимание власти. Президент Владимир Путин призвал к полуторакратному росту производительности труда к 2018 году. Премьер Дмитрий Медведев осенью этого года напомнил, что в России уникальная для стран, находящихся в схожих с нами условиях, низкая безработица. Но четко дал понять: надо будет уходить от политики сохранения занятости любой ценой, независимо от экономических соображений.

Требования должны вырасти и стать жестче ко всем: от рядовых сотрудников до "топов". Иначе наша экономика так и будет буксовать на месте. Конкурентоспособность - это понятие, которое касается не только качества станков и машин, но и людей тоже.

И касается в равной степени и государственного, и частного сектора. У нас как-то принято в основном кивать на государство. Но щедрость российского бизнеса - возможно, как раз в силу его тесной, формальной и неформальной, связи с государством - тоже вызывает удивление многих западных коллег. Так что перестраиваться по-хорошему надо бы всем.

Прямо вводить ограничения на "парашюты" для бизнеса государство не вправе, говорит Кудюкин. Но есть другой путь. В Швейцарии, где весной этого года на референдуме 70 процентов населения выступили за отмену "золотых парашютов", их размер взяли под контроль - должен утверждаться советом директоров или советом акционеров компании, рассказывает эксперт. При таком раскладе топ-менеджеры по крайней мере назначают себе выплаты сами. Опыт можно было бы взять на вооружение и в России, а также ввести более четкие формулировки по зависимости вознаграждений от результатов работы компании, советует Кудюкин.

Тем временем
Кабинет министров выделил из Резервного фонда правительства почти 23 миллиона рублей для выплаты единовременных пособий для пострадавших и семей погибших в результате теракта в Волгограде 21 октября. "Хотел бы принести свои глубокие соболезнования родным и близким тех, чья жизнь оборвалась в результате этого чудовищного преступления", - сказал премьер-министр Дмитрий Медведев, открывая в пятницу заседание кабинета министров.

- Наша общая задача, и государства, и граждан, не допустить новых трагедий, - заявил председатель правительства. - Правоохранительные органы должны всеми силами бороться с бандитским подпольем, потому что террористы пытались и пытаются дестабилизировать ситуацию в стране. Им, конечно, это не удастся, им не добиться этого и они получат законное возмездие.

Решением правительства Волгоградской области для выплаты единовременных пособий пострадавшим и семьям жертв выделено 22,8 миллиона рублей. Совокупный размер помощи семьям погибших составит 1,018 миллиона рублей, из которых 18 тысяч пособие на погребение. Пострадавшие, получившие тяжелый вред здоровью, получат по 400 тысяч рублей. По 200 тысяч рублей выделят гражданам, получившим легкий вред здоровью.

Между тем
Дмитрий Медведев считает, что жесткость и репрессии не должны быть главным показателем борьбы с коррупцией. "Если говорить об эффективности антикоррупционных мер, то их нужно проверять не на теме жесткости и репрессий, хотя иногда это помогает, я не спорю, а все-таки на другом", - заявил премьер-министр в интервью программе "Вести в субботу с Сергеем Брилевым".

"Мы должны научиться воспринимать правильно решения суда и считать, что решение суда, вступившее в законную силу, приобрело силу закона", - отметил глава кабмина. Оценивать отдельные расследования, в частности дело "Оборонсервиса", он не стал. "Либо мы доверяем следствию, суду, либо мы любой приговор ставим под сомнение. Мне кажется, что все-таки для того, чтобы создать современное правовое государство, сильную судебную систему, мы не должны на каждый приговор там улюлюкать и кричать, что там все куплены", - считает Медведев.

 

Поделиться: