09:4706.11.13

Кому выгодны сдельные суды?

Кому выгодны сдельные суды?

Судебная статистика показала, что каждая третья сделка с правосудием совершается по делу о незаконном обороте наркотиков. Судя по всему, именно наркоконтроль стал лидером среди правоохранителей по числу заключенных с преступниками сделок.

Как показывают данные Судебного департамента при Верховном суде России, в этом году число сделок с правосудием выросло в полтора раза. За полгода осуждено 1 594 человека, ударивших по рукам со следователями. Они рассказали правоохранителям все как на духу, а за это получили некоторую скидку в наказании. Дела еще 140 человек, пошедших на сделку, были прекращены. Информация, которую они предоставили, была весьма ценна, а грехи не так страшны. Для сравнения, за первые шесть месяцев прошлого года суды рассмотрели 1 тысячу 40 дел, когда граждане пошли на сделку со следствием. Из них 984 человека были осуждены. И точно так же треть всех сделок, получается, дал наркоконтроль. Правоведы предлагают задуматься об усовершенствовании института сделок.

Напомним, возможность работать сдельно у следствия появилась относительно недавно. С юридической точки зрения точнее говорить так: заключение досудебного соглашения. Преступник (на тот момент еще лишь подозреваемый) выдает следствию ценную информацию, за что суд проявляет к нему определенную мягкость. Все это оформляется официально, чтобы никто никого не обманул.

По словам экспертов, в США абсолютное большинство дел рассматривается именно сдельно. Там прокурор буквально начинает торг с подозреваемым, мол, признай то-то и то-то, получишь так-то и так-то, а будешь запираться, рискуешь получить максимально. У нас же, как объясняют специалисты, система совсем другая. "Договорной" порядок изначально задумывался для борьбы с организованной преступностью и раскрытия серьезных преступлений. Предполагалось, что такая мера поможет разоблачать преступные группировки и коррупционные кланы. Подозреваемому предлагают помочь следствию, рассказать, что оно еще не знает, а за это дело будет рассмотрено быстро и с гарантией, что максимального наказания не будет. Путать с чистосердечным признанием такое соглашение не стоит: прокурор может и отказать человеку в сделке, если тот не знает ничего такого, без чего следствию не обойтись.

По статистике, треть всех сделок со следствием заключили фигуранты дел по наркотикам
Тем не менее, как показывает практика, пока в делах по организованной преступности сделки заключаются редко. Статьи "Бандитизм", "Организация преступного сообщества" и "Организация незаконного вооруженного формирования" за полгода на всех дали 52 дела со сделками, осуждено "по договорам" было 45 человек. Возможно, такие дела сами по себе штучная работа. Или есть какие-то другие объяснения?

Зато дела по наркотикам не просто лидируют среди договоров, но во многом и обеспечивают прибавку в статистике. В прошлом году за шесть месяцев было осуждено 383 человека, заключивших досудебные соглашения по наркотическим делам. В этом таких набралось уже 633 человека. Дела еще двух граждан, заключивших сделку, были прекращены.

На втором месте по сдельным делам идут кражи. За полгода по этой статье были осуждены 253 вора, заключившие досудебные соглашения. Дела в отношении еще 55 "договорных" подсудимых были прекращены. Зато очень скромно в статистике сделок смотрятся дела по взяткам. За получение мзды был осужден 21 человек, заключивший досудебное соглашение. Всего же за взятку было осуждено 1255 человек. Получается, мздоимцы не особо идут на контакт со следствием? Или им просто нечего рассказывать? А может, как полагают некоторые эксперты, наоборот, рассказать есть что, но раскрыть рот будет опасно и для коррупционера, и для следователя? Ответа пока нет. Столько же сделок, сколько взяточники, заключили осужденные по статье "неправомерное завладение транспортным средством без цели хищения". И в большом отрыве от взяточников идут осужденные за экологические преступления: из них досудебные соглашения заключили 33 человека, правда, и уголовных статей у них больше.

"Приведенная статистика явно дает основания предполагать, что сравнительно новый для нашего уголовного процесса институт досудебного соглашения о сотрудничестве в уголовном процессе пока не реализован в должной мере, - говорит юрист Вячеслав Голенев. - Поэтому, на мой взгляд, возможно открытие общественного обсуждения реформы указанного института".

 

Поделиться: